Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Аналитика | Продолжение следует

Продолжение следует

Очередной раунд противостояния с террористами из Газы стал восьмым с начала “маршей возвращения” в марте 2018 года и самым тяжелым по результатам. Без учета событий 25-26 марта, когда боевики выпустили по Израилю около 70 мин и ракет, это было и первое масштабное столкновение для Авива Кохави в качестве начальника генерального штаба.

Photo copyright: Israel Defense Forces. CC BY-SA 2.0

Обстрелы израильской территории начались 4 мая, в субботу, после 9 утра, а завершились менее двух суток спустя, в первые часы понедельника, 6 мая. Интенсивность огня со стороны боевиков носила, без преувеличения, беспрецедентный характер. Примерно за 40 часов ими было выпущено около 690 мин и ракет. С израильской стороны, кроме четверых погибших, число “тяжелых”, а также получивших ранения средней степени тяжести, достигло десяти. Для сравнения: в 2014 году за 51 (!) день операции “Несокрушимый утес” противник выпустил около 4400 ракет и мин, от которых погибли 5 гражданских. С тех пор израильские гражданские лица не погибали от ракетных обстрелов.

Очень многие задавались в эти дни вопросом, что случилось с системой “Железный купол” (ЖК), почему было столько пострадавших, причем в разных местах.

ЖК и его операторы действовали в рамках своих возможностей и на высоком уровне. По предварительной оценке, силы ПРО успешно перехватили около 240 (примерно 86%) ракет, представлявших угрозу. Да, в истории применения ЖК случалась результативность и повыше, но, к сожалению, противник не стоит на месте, совершенствуя как сами ракеты, так и тактику их применения. Можно было заметить, что значительная часть попаданий приходилась на случаи, когда террористы обстреливали определенный участок десятками ракет практически одновременно.

Напомним, что ракеты и мины, которые летят мимо населенных пунктов, военных баз и индустриальных зон, ЖК пропускает. Кроме того, комплекс не перехватывает ракеты и мины, выстреливаемые с дистанций менее 4,5 км, т.к. в этом случае у него просто не хватает времени на реакцию. В этой ближней зоне обстрелы интенсивны, на ЖК надежды нет, а время с момента звучания сигнала тревоги до разрыва снаряда просто мизерное.

И здесь необходимо сделать важное отступление, т.к. с нынешним “перемирием” проблема ракетных обстрелов никуда не делась. Трое их четырех погибших не находились в защитных помещениях (МАМАД) и даже в местах относительно повышенной защиты, к каковым относятся лестничные клетки многоэтажных домов. Это снова показывает, насколько необходимо точно следовать указаниям Командования тылом, и в тот момент, когда звучит тревога, немедля направиться в укрытие. Если такового поблизости нет, следует обязательно лечь лицом вниз, закрыв голову руками.

В прошлом, когда ракета летела на крупный город, сигнал “Цева адом” звучал по всей его территории. Сегодня угрожаемые участки локализуются гораздо более точно, и если тревога звучит в каком-то районе, это означает, что с немалой вероятностью ракета летит именно туда.

Многие научились различать на слух перехваты ЖК и покидают защитные помещения после таковых. Это также противоречит инструкциям Командования тылом: даже после успешного перехвата опасность полностью не миновала, т.к. на землю с большой высоты еще должны упасть осколки – как самой цели, так и противоракеты.

Если же говорить о 86% успешных перехватов, то это означает, что каждая седьмая ракета защиту пробивала, и простой подсчет показывает, что таковых были десятки.

В обстрелах Израиля приняли участие три крупнейшие террористические организации сектора – ХАМАС, “Исламский джихад” (ИД) и “Комитеты народного сопротивления”, – а также Демократический фронт освобождения Палестины. Кроме прилегающих к границе населенных пунктов, ударам подверглись Ашдод, Ашкелон, Кирьят-Гат, Кирьят-Малахи, Офаким, Нетивот и Беэр-Шева. Досталось, хоть и в меньшей степени, прибрежному округу Шфела, то есть фактически центру Израиля: террористы запускали ракеты повышенного радиуса действия в направлении Реховота, Явне и Гедеры.

Что касается новинок, то, согласно заявлению ИД, 4-5 мая Ашкелон обстреливали ракетами “Бадер-3” повышенной мощности. Запушенные террористами ХАМАСа тяжелые ракеты малого радиуса действия “Раам” были перехвачены. Речь идет о ракетах собственного производства весом в сотни килограммов.

Имели место и попытки применения боевиками мультикоптеров. Все они были сбиты. В одном из случаев такой летательный аппарат даже попытался осуществить бомбовый удар при помощи ракеты от ручного гранатомета РПГ-7. Эта импровизированная авиабомба не взорвалась, а мультикоптер сбили.

Особого внимания заслуживает случай с гибелью 60-летнего Моше Федера в собственном автомобиле на дороге, связывающей Сдерот с кибуцем Яд-Мордехай. Его машина была поражена управляемой (по лучу лазера) противотанковой ракетой, выпущенной из комплекса “Корнет”. Среди тех, кому Москва продает свое современное оружие – а ПТРК “Корнет” относится к таковому, – и террористические режимы Ирана и Сирии. Последние передают приобретенное в России вооружение террористическим организациям, которым оказывают покровительство. При этом Москва, которой на нежелательность подобной практики не раз указывалось, упорно отказывается признавать очевидные факты.

Яркий пример имел место во время Второй ливанской, когда “Корнеты” (дальность поражения его сверхзвуковых ракет – до 5,5 км) стали основным противотанковым оружием “Хизбаллы”. Только когда россиянам были продемонстрированы взятые у боевиков трофеи, включая оригинальные накладные для сирийской армии, – от отрицания очевидного те перешли к версии, будто сирийцы, выводя войска из Ливана.., забыли там некоторое количество ПТРК. С тех пор “забывчивость” сирийцев и иранцев, которым Россия продала даже лицензию на производство указанных комплексов, стала хронической. После операции “Литой свинец”, завершившейся в 2009 году, “Корнеты” появились и в Газе. До того момента там практически не было и гораздо менее современных ПТРК. Однако оси Иран-Сирия-“Хизбалла” удалось доставить их в сектор.

Небольшим утешением является то, что в России, а также Иране, пока не способны создавать ПТРК уровня тех, что уже давно производятся в Израиле (семейство “Спайк”) или США (“Джавелин”). Если бы такое оружие оказалось у террористов “Хизбаллы” и ХАМАСа, наши дела обстояли бы значительно хуже.

Но кроме непосредственно оружия, важно само действие. Речь идет о высокоточной системе, когда оператор в оптический прибор прекрасно видит цель. Боевик, который осуществлял запуск с дистанции более 4 км, видел, что стреляет по гражданской машине, однако это его не остановило. Данный факт свидетельствует о том, насколько террористы из Газы обнаглели за последний год и что фактор сдерживания, хорошо ощущавшийся в течение 3,5 лет после “Несокрушимого утеса”, с марта 2018 года практически испарился.

Несмотря на то, что обстрелы и ответные удары ЦАХАЛа начались в субботу утром, старт событиям был дан днем ранее, во время очередного “марша возвращения”. Под прикрытием беспорядков снайпер ИД обстрелял вблизи разделительного забора военных, сопровождавших командира Южной бригады территориальной дивизии “Газа”. Хотел ли он застрелить комбрига, неизвестно, но пуля попала в ногу одного из находившихся на месте офицеров, который получил ранение средней степени тяжести. Кроме того, осколками была легко ранена военнослужащая. В ответ на эту провокацию, далеко не банальную даже по меркам установившихся возле забора извращенных правил игры, начальник генштаба разрешил нанести удар по позиции ХАМАСа, где находились боевики.

Обычной практикой ЦАХАЛа является обстрел безлюдных объектов, но, как правило, это делается в ответ на акции, в результате которых никто из израильтян не пострадал. Но на этот раз были ранены двое военных.

В результате удара летательных аппаратов ВВС, два террориста ХАМАСа, включая командира низкого звена, были убиты, а еще два ранены. В свете обозначенных за последний год ХАМАСом и ИД “правил игры” и декларируемых ими угроз, было очевидно, что их реакция воспоследует. И здесь стоит заострить внимание на ИД и его новом лидере Зиаде аль-Нахале, в прошлом году сменившем на посту тяжело болевшего Рамадана Шалаха.

ИД традиционно является более экстремистской организацией, чем ХАМАС, и намного теснее сотрудничает с Ираном. Аль-Нахале демонстрирует гораздо большую независимость от ХАМАСа, чем его предшественник, проявляя также изрядную несговорчивость. В отличие от ХАМАСа, заинтересованного находиться в Газе “у руля”, ИД в первую очередь важна вооруженная борьба. Среди прочего, это значит, что попытки ХАМАСа прийти к договоренности с Израилем в ИД понимания не находят. Причем касается это как самого аль-Нахале, находящегося в Ливане, так и командиров организации, действующих в Газе. Причем последние, согласно палестинским, а порой и израильским источникам, якобы периодически предпринимают активные меры даже вопреки указаниям из центра.

На минувшей неделе ЦАХАЛ предоставил СМИ подробную информацию об одном из них. Это Баха Абу аль-Ата, ответственный за северный боевой сектор ИД в Газе. Редкую для военных публикацию такого рода вполне можно рассматривать как плохо завуалированную угрозу в его адрес. Правда, нынешний виток противостояния Абу аль-Ата пережил.

Несмотря на то, что ИД своими действиями в некотором смысле бросает вызов ХАМАСу и противоречия между организациями иногда весьма велики, лидеры правящего в Газе исламистского движения находят в этом выгодную сторону. Видя, что израильское руководство всеми силами пытается избежать масштабной эскалации, лидеры ХАМАСа Ихъя Синуар и Исмаил Хания используют боевые действия для достижения дополнительных уступок. Вместо того чтобы вступать в прямой конфликт с ИД, они начинают действовать заодно. В данной связи Израиль оказался перед серьезной проблемой: любые договоренности с ХАМАСом теряют смысл, если ИД, обладающий очень солидным военным потенциалом (а это тысячи ракет и до 10 тыс. боевиков), все равно поступит по-своему.

В сравнении с предыдущими раундами эскалации, на этот раз наблюдалось некоторое поднятие планки и в действиях ЦАХАЛа. Так, впервые с 2014 года в Газе была осуществлена точечная ликвидация: уничтожен 34-летний Хамед Хадари, командир среднего звена ХАМАСа и одновременно владелец двух обменных пунктов. Именно благодаря его финансовой компании и осуществлялись переводы средств ХАМАСу и ИД в Газу из Ирана. Операция была осуществлена благодаря информации ШАБАКа. На конечном этапе наблюдение за Хадари в его автомобиле велось с нескольких БПЛА.

Кроме этого, уничтожались рядовые боевики и командиры низкого ранга, что называется непосредственно на местах. Согласно палестинскому минздраву, с начала нынешней эскалации в Газе убиты 27 человек. Как минимум двое, беременная женщина и маленькая девочка, погибли от выпущенной ХАМАСом ракеты, разорвавшейся возле них. Среди остальных как минимум 16 идентифицированы как террористы, не менее половины из них – члены ИД.

В сравнении с предыдущими раундами, когда ЦАХАЛ почти исключительно бомбил пустующие объекты, налицо определенный прогресс. И все же с учетом низкой чувствительности террористических организаций к потерям, по-настоящему серьезными их не назовешь. Так что высказывания источников в ЦАХАЛе, что ИД, мол, шокирован потерями в живой силе, вызывают большие сомнения. Как бы там ни было, Кохави приказал во время ударов по возможности сосредоточиться именно на ИД, а не почти исключительно на ХАМАСе, как было при его предшественнике.

Всего же израильские ВВС поразили за менее чем двое суток около 350 различных целей. Были среди них и значимые объекты. Так, нейтрализован проникавший на израильскую территорию туннель ИД и цех по производству ракет. При этом на видео, снятом с воздуха, были заметны вторичные взрывы, что свидетельствует о наличии там боеприпасов. Кроме разного рода штабных зданий и головных офисов на этот раз было разрушено немало домов командиров ХАМАСа и ИД среднего звена.

В общем, по всем параметрам удар, нанесенный террористам, оказался чувствительнее, чем все предыдущие за последний год. Однако был ли он достаточным по силе в свете того кровавого беспредела, который устроили исламисты? Безусловно, нет. Тот факт, что ХАМАС и ИД в самом деле просили Израиль через Египет о прекращении огня, не должен вводить в заблуждение. С одной стороны, они полностью выполнили свою задачу, подняв планку наглости до невиданных высот, а с другой, 4 мая начался месяц рамадан – с их точки зрения, не идеальное время для боевых действий.

Несмотря на сообщения палестинских СМИ, террористы не добились от Израиля новых уступок. Однако именно они вышли победителями из этого раунда, как и из почти всех предыдущих.

Уже после операции Биньямин Нетаниягу заявил, среди прочего, что “противостояние не закончено, а нашей целью было и остается обеспечение тишины и безопасности жителей юга”.

Что касается второй части, то с начала “маршей возвращения” достижение этой цели выглядит все менее реальным, и свидетельство тому – убитые и многочисленные раненые последних дней.

Осенью минувшего года Нетаниягу объяснял отсутствие решительных мер в Газе угрозой с севера и операцией по разрушению туннелей “Хизбаллы”. Затем появился фактор выборов и конкурса “Евровидение”, отмена которого стала бы для Израиля серьезным имиджевым ударом. Наконец, не следует забывать о праздниках, не закончившемся учебном годе, и т.д., и т.п. Все это в той или иной степени важно, но ситуация, когда террористические организации загоняют в убежища сотни тысяч людей, убивают и калечат израильтян,– совершенно недопустима. Как и размен жизней наших сограждан на сотни очередных “ценных объектов”, разбомбленных в Газе, а также нескольких уничтоженных боевиков низкого ранга.

Нынешнее прекращение огня, с учетом понесенных жертв, приемлемо лишь в одном из двух случаев. Первый – если масштабная операция против террористов из Газы отложена на непродолжительное время именно из-за “Евровидения” и тому подобных факторов. То есть если существует однозначное намерение начать ее в оптимальный для Израиля момент. (Согласно источникам в Иерусалиме, начальник генштаба и глава ШАБАКа именно об этом говорили на заседании узкого кабинета министров и потому выступали против эскалации на данном этапе.)

Второй случай — это если с ХАМАСом при посредничестве Египта в самом деле будет достигнута долгосрочная договоренность, не наносящая ущерб израильским стратегическим интересам.

В свете событий последнего года, второй вариант крайне маловероятен. С одной стороны, Израиль готов на ряд незначительных уступок в обмен на то, что террористы оставят нас в покое. Однако ХАМАС, почувствовавший запах крови и безнаказанность, одним лишь этим довольствоваться не готов. Для него это только первый этап. Израиль же просто не имеет права идти на уступки, заходящие гораздо дальше и представляющие серьезную угрозу его безопасности. А раз так, то при отсутствии существенного прогресса в данном направлении очередной виток напряженности – дело то ли нескольких дней (в худшем случае), то ли считанных недель (в “лучшем”). Но тогда оправданий вроде “Евровидения” уже не останется…

Давид ШАРП
“Новости недели”

Яндекс.Метрика