Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Аналитика | Михаил Герштейн | Принцесса Настя

Михаил Герштейн | Принцесса Настя

Дух Джона Маккейна и спрятавшийся корабль, обмен любезностями с мэром Лондона, негативная сила и судья, не играющий в политические игры.

Photo copyright: Genevieve. CC BY 2.0

Выступление Мюллера, позволившее всем опять вспомнить волшебное слово на букву «и», сначала сильно обрадовало СМИ, но радость их была недолгой, потому что к вечеру все источники фейкньюс переключились на очень важную историю о том, что Трамп, находясь в Японии, заехал на американскую военную базу, потому что CNN (“Constipated” News Network, по определению великого Марка Левина) и его товарищам явился дух Джона Маккейна.

На военной базе находился американский военный корабль, названный «Джон Маккейн» – в честь двух адмиралов Джонов Маккейнов – деда и отца сенатора. В семье Маккейнов, судя по всему, до идеи давать детям разные имена пока еще не додумались, поэтому сенатора звали так же, как и его отца и деда, и в прошлом году было объявлено, что теперь этот корабль назван в честь трех Маккейнов. Этот корабль, кстати, в народе называют “Big Bad John”. Кто-то в администрации Белого дома (из “military liaison”), похоже, решил, что Трамп очень расстроится, увидев этот корабль, и потребовал, чтобы корабль как-нибудь спрятали, чтобы он Трампу на глаза не попался. Пока неизвестно, чем думал этот талантливый человек, и как он представлял себе этот процесс, но корабль, разумеется, никто прятать не стал. Правда, все СМИ обошла фотография, на которой надпись “Джон Маккейн” была чем-то аккуратно закрыта, но постепенно суровая правда раскрылась, и выяснилось, что фотография была сделана за несколько дней до визита Трампа, но чтобы хорошей истории не пропадать, вместо корабля решили спрятать матросов в бейсболках с надписью “Корабль Джон Маккейн”. Тема встречи Трампа с премьер-министром Японии Синдзю Абэ осталась нераскрытой.

После Японии Трамп, ненадолго заехав в Вашингтон и объявив о введении десятого июня таможенных пошлин с Мексикой, которые начнутся с пяти процентов и каждый месяц будут увеличиваться, пока не дойдут до двадцати пяти, если Мексика не опомнится и не займется ситуацией на границе с Америкой, то есть, сама не построит, как он и обещал, Великую Американскую Стену, отправился в Лондон, где с ним, к их обоюдному удовольствию, не захотел встречаться мэр этого города Садик Хан, и они по этому поводу обменялись “любезностями”. Трамп, как пишет NY Times, еще даже не успев приземлиться, назвал мэра лузером (“stone cold loser”) и сказал, что он почти так же ужасен, как и Де Билл. Правда, постепенно выяснилось, что не он первый начал, потому что Садик перед этим назвал Трампа “вопиющим примером растущей глобальной угрозы” и добавил, что его лексикон соответствует “фашистам двадцатого века”.

После этого все внимание СМИ переключилось на принцессу Меган Маркл, потому что Трамп накануне визита дал интервью английскому изданию “The Sunday Times”, и интервьюер ему сказал, что Меган перед выборами 2016 года, еще будучи не принцессой, а весьма посредственной американской актрисой, обзывала Трампа обычным набором ругательств и грозилась уехать в Канаду, на что Трамп ответил, что он не знал, что она была “nasty”. Вокруг этой “насти” разгорелись страсти, потому что Трамп сказал, что он ее Настей не называл, но CNN и ему подобные тут же обнаружили, что он и Садика тоже назвал Настей, из чего тут же был сделан вывод, что Трамп – расист, потому что Меган – частично афроамериканка, а Садик – мусульманин из Пакистана.

Меган от встречи с Трампом отказалась, но постепенно выяснилось, что у нее нашлась уважительная причина в виде новорожденного ребенка, зато Трамп отказался встречаться с лидером лейбористов Джереми Корбином, назвав его “негативной силой“. Корбин примерно месяц назад громогласно отказывался встречаться с Трампом во время его официального визита, но неожиданно сердце Корбина смягчилось, и он попросил о встрече. Возможно, что Корбин, метящий на освобождающееся десятого июня место премьер-министра, смягчил свою непримиримую позицию, услышав, что Трамп поддержал Бориса Джонсона, и захотел, чтобы его тоже поддержали. Борис Джонсон на всякий случай, готовясь, видимо, к внутрипартийной борьбе за освобождающееся кресло премьер-министра, с Трампом встречаться не стал, зато один из главных идеологов Брекзита Найджел Фарадж, по непроверенным пока слухам, с Трампом встретился – по крайней мере, он был замечен у входа в резиденцию президента. Лондон по сложившейся во время прошлого визита Трампа традиции захлестнула волна протестов во главе с привычным уже воздушным шаром “baby Trump”, а полиция даже на всякий случай забаррикадировала вход в паб, чтобы защитить собравшихся в нем сторонников Трампа от толпы протестующих. Кое-кому из протестующих, прочитавших историю про корабль и бейсболки, пришла в голову идея спроецировать на музей мадам Тюссо бейсбольную кепку с надписью “корабль Джон Маккейн”.

В понедельник вечером судья, рассматривавший протест Палаты представителей, возмутившейся объявленной Трампом “National Emergency” из-за ситуации на границей с Мексикой и попытавшейся заблокировать передачу денег на строительство Великой Мексиканской Стены из неиспользованного бюджета Пентагона, неожиданно выкинул этот протест и сказал, что он в политические игры между законодательной и исполнительной властью не играет, и раз есть закон о National Emergency, по которому такое перераспределение денег возможно, то никто ничего не нарушил. К тому же, добавили некоторые разумные люди, этот протест вообще никакого смысла не имеет, потому что Сенат, как не менее важная ветвь законодательной власти, к нему не присоединился.

Тем временем в Вашингтоне сильно уставший за предыдущие пару недель напряженного воздухосотрясения Конгресс всю прошлую неделю отдыхал, перед очередными каникулами попытавшись, чтобы избежать обсуждения, единогласно проголосовать за пакет помощи от стихийных бедствий в размере примерно девятнадцати миллиардов долларов. Но эта попытка провалилась из-за дурацкого, по мнению некоторых конгрессменов, правила, по которому наличие хотя бы одного голоса “против” не позволяет принять закон без обсуждения. Таким “против” оказался голос едва ли не единственного присутствовавшего в опустевшем зале заседаний республиканца, который немного испортил всем настроение, заявив, что закон нужно хотя бы прочитать, перед тем, как голосовать, и проголосовав против. Конгрессмены, ночи не спящие из-за пострадавших от стихийных бедствий граждан, решили свой отпуск не прерывать, чтобы принять этот необходимый закон, и уже проголосовали за него после возвращения. Запрашиваемых администрацией Трампа четырех миллиардов, чтобы облегчить критическую ситуацию на границе с Мексикой, пока не нашлось.

Михаил Герштейн
Источник

Подпишитесь на нашу email-рассылку

В понедельник, среду и пятницу мы будем присылать вам на email дайджест самых интересных материалов нашего сайта:

Яндекс.Метрика