Приднестровский гамбит

Какое будущее у этого квазигосударства?

Приднестровский гамбит“Мы будем применять весь арсенал средств политического, дипломатического, экономического, а если понадобится, и силового воздействия на любого агрессора, чтобы принудить его к миру в Приднестровье”, — заявил недавно в эфире телеканала ТВЦ российский вице-премьер Дмитрий Рогозин.

Разные чувства рождает это заявление. В первую очередь — удивление. А как, в самом деле намерен Рогозин осуществить силовое давление в изолированном со всех сторон анклаве, коим и является Приднестровская “страна”? Ведь другого такого государства на земной карте и не сыщешь. Посудите сами: вдоль левого берега Днестра тянется оно кишкой почти 400 км. протяженности. А ширина у кишки местами 25 км. За Днестром — Молдавия, за спиной — Украина. Полная изоляция во всех стихиях, так сказать. И лишь от доброй воли соседей зависит возможность общения с остальным миром вообще.

Из полумиллионного населения этого квазигосударства — по 30 процентов русских, украинцев и молдаван. Остальные 10 процентов — калейдоскоп из татар, армян, евреев, цыган и пр. представителей 35 этносов. Вычленить, наверное, надо казаков, причисляющих себя к русским и являющимися наиболее агрессивной частью населения ПМР. Они перебрались сюда в начале 90-х годов прошлого века в разгар вооруженного конфликта с Молдавской республикой, который продолжался более 2-х лет.

В этой, в сущности, гражданской войне перевес был на стороне вооруженных сил республики Молдовы. Дислоцированная в Молдавии российская 14-я Армии соблюдала нейтралитет. Однако новый командующий Армии генерал Александр Лебедь в июне 1992 года обрушил на позиции молдавских подразделений мощный удар штатной артиллерии, вынудив их отойти с левобережья Днестра и прекратить боевые действия.

Подписанное в июле 1992 года в Москве соглашение о замораживании конфликта, стало, в сущности, единственным сколько-нибудь правовым документом, определившем существование Приднестровской Молдавской Республики. Однако по состоянию на 2014 год только Абхазия, Нагорный Карабах и Южная Осетия официально признали её независимость. Украина и Россия заявили о поддержке “особого статуса” для ПМР и признали “важную и стабилизирующую” роль российской армии. Об этом стоит поговорить особо.

РОССИЙСКАЯ АРМИЯ В ПРИДНЕСТРОВЬЕ

В момент распада СССР 14-я армия была самым крупным воинским соединением в СССР и дислоцировалась на территории Молдавии и Украины. И когда выводили войска из Южной, Северной, Западной групп войск, то все боеприпасы и оружие они складировали на складах 14-й армии в Тирасполе, Бендерах и поселке Колбасном. В этом поселке военные склады были созданы в 1940-х годах. В советское время они были стратегическим арсеналом западных военных округов СССР. Но основную часть боеприпасов сюда завезли после вывода советских войск из бывшей ГДР, Чехословакии и Венгрии. По состоянию на 2014 год, объёмы вооружений и боеприпасов, принадлежащих России, в Приднестровье составляли около 42 000 тонн. На складе хранятся снаряды, авиабомбы, мины, гранаты, патроны. Для их вывоза лишь понадобилось бы свыше 2500 вагонов. Возможный взрыв имеющихся в Колбасне боеприпасов может быть сравним с взрывом ядерной бомбы, которая была сброшена на Хиросиму.

Но и кроме того, в Бендерах и Тирасполе на хранении танки, боевые бронемашины, зенитно-ракетные комплексы, установки залпового огня, артиллерийские орудия, разведывательные машины, автомобили, инженерная техника и 1 300 тонн инженерных боеприпасов, десятки тысяч автоматов, пулемётов и пистолетов.

Этого вооружения и боеприпасов с лихвой хватило бы для оснащения современной армейской группировки. Естественно — российской. Не для тех, однако, подразделений, которые там дислоцированы. До 2014 года в составе оперативной группы в ПМР была целая бригада охраны и обслуживания, вертолётный отряд, всего более 1 000 офицеров и солдат.

Но к апрелю их численность увеличилась вдвое, за счет переброшенной вертолетами десантно-штурмовых подразделений. Таким образом, к четырем оперативным группировкам российской армии у границы с Украиной, фактически добавилась и пятая, развернутая на важнейшем — Западном — операционном направлении и имеющая реальные возможности для быстрого наращивания численности и вооружения.

ВАЖНЕЙШИЙ ФОРПОСТ РОССИИ

“Непобежденный островок СССР”, “икона русского сопротивления”, “российская крепость на Балканах” — такими громогласными заявлениями кишат сегодня речи российской правительственной элиты. Еще более бескомпромиссны речи руководителей Приднестровья: “…Учитывая, что вхождение в состав России — давняя стратегическая мечта приднестровского народа. Потеря Приднестровья в будущем может привести Россию к воистину катастрофическим последствиям… Инициативы приднестровского руководства о поэтапном распространении российского законодательства на территории ПМР должны быть поддержаны…”

Еще бы! Более двух десятилетий на узкой полоске земли между Днестром и украинской границей — в самопровозглашенной Приднестровской Молдавской Республике насаждается атмосфера осажденной крепости. И крепости советской. Солдаты там по-прежнему носят форму с эмблемой “серп и молот”, монументальные мозаики советского типа и статуи Ленина были созданы уже после распада СССР.

Эти приоритеты отражены в расходах приднестровского правительства: на поддержание “внутреннего порядка и военной безопасности” уходит более 17% бюджета. Оно и неудивительно, учитывая численность и состав приднестровских вооруженных сил. Они насчитывают более восьми тысяч человек и состоят из четырёх мотострелковых, артиллерийской и зенитно-артиллерийской бригад, авиационного отряда и казачьего полка. В ведении МВД имеется отдельная бригада особого назначения “Днестр”, а в составе министерства госбезопасности — специальный батальон “Дельта”. Оснащение: более ста боевых бронемашин, столько же артсистем и установок залпового огня. Но и кроме того, подготовлено народное ополчение — около 80 тысяч человек. И казачий резерв.

Так что, в руках у Тирасполя многотысячное войско. И судя по всему — не для обороны, а для взаимодействия с российским контингентом в случае оперативной необходимости. Кстати, Россия платит немалую цену за эту готовность, если принять во внимание долги за газ и бензин, гуманитарную помощь и поддержание своего военного присутствия. Но в расчет принимается, прежде всего, готовность, выраженная в референдуме 2006 года, когда большинство избирателей поддержали курс на независимость с последующим присоединением к России.

И курс этот выдерживается неукоснительно.

Что подтверждено буквально на днях. По сообщению агентства “Тирас” республика обратилась к руководству России с просьбой о ее признании независимым государством. Соответствующее обращение было принято 16 апреля на заседании приднестровского парламента. Президент ПМР Евгений Шевчук заявил: “Жители Крыма решили свою судьбу самым демократическим образом — на референдуме. В Приднестровье поддерживают позицию руководства России по защите своих граждан — так поступают все цивилизованные страны. Мы верим, что с учетом стремительно меняющейся обстановки в мире международные партнеры, которые занимаются приднестровским урегулированием, придут к мнению, что справедливое решение возможно только через признание воли приднестровского народа”.

Можно ли, однако, считать такого рода устремления абстрактными, учитывая не только удаленность ПМР от России, но и полную изоляцию Приднестровья, зажатого между двумя независимыми государствами — Молдовой и Украиной? В момент референдума — 2006 год — это казалось абсолютно нереальной идеей. Все поменялось в году нынешнем.

ОПЕРАЦИОННОЕ НАПРАВЛЕНИЕ — ОДЕССА

Ситуация в Приднестровье напоминает крымскую. Полуостров тоже был изолирован от России. Также имелся немалый военный контингент. Только, в отличие от ПМР, референдум пришлось проводить уже после реальной аннексии. Приднестровье же с военной точки зрения можно считать самым настоящим российским плацдармом, на котором уже сегодня сосредоточена полнокомплектная войсковая группировка. Ее передний край расположен на левом берегу Днестра в 90 км от его впадения в Днестровский лиман и в 100 км от Одессы, с которой он связан автомобильными и железнодорожными путями.

Войсковая операция российско-приднестровских войск вполне реальна еще и потому, что у ПМР нет общих границ с Россией и других шансов объединиться с ней. Но, судя по накопившемуся опыту, такой операции должны предшествовать дестабилизация обстановки в планируемом объекте или регионе. Украинские СМИ приводят немало фактов подготовки такой ситуации в Одессе. Так, по информации МИД Украины, в ПМР находится группа людей, нацеленных на Одесскую область для дестабилизации ситуации. Эти молодые парни собрались постепенно в Тирасполе за последние два месяца, и нет сомнений, что являются российскими спецназовцами. На брифинге директор департамента информационной политики МИД Евгений Перебийнис сообщил: “По имеющейся у нас информации, командование оперативной группы войск в Приднестровье проводит вербовку активистов и казаков, которых под видом местных жителей планируется направить в Одессу с целью дестабилизации обстановки в области”.

Верховный главнокомандующий стратегического командования операций ОВС НАТО генерал Филип Бридлав заявил, что усиление российских военной группировки в Приднестровье является прямой угрозой для Украины. Его слова приводит CNN. Бридлав отметил, что эти войска могут запросто занять Одесский регион в случае поступления приказа.

Думается, генерал правильно оценил стратегический замысел Кремля. Безотносительно к развитию событий в Украине, одной из самых важных его целей является создание российского анклава в треугольнике Тирасполь — Одесса — Ильичевск. Он разблокирует ПМР. И, кроме того, Россия получит самый крупный на Черном море портовый комплекс, а этот анклав будет ее передовым форпостом, наподобие Калининграда (Кенисберга) на Балтике.

Марк ШТЕЙНБЕРГ, военный историк, Нью-Йорк