Правый сектор российской власти, или Операция «бумеранг»

россия, политика, партии, правый секторРазгоняя мирные манифестации, фабрикуя дела на инакомыслящих и уличных активистов, фактически приравнивая свободу слова к экстремистской деятельности,  запихивая в «черный ящик» запретов всех и вся, российский режим не оставляет для себя альтернативы.

В предстоящей борьбе за власть режиму придется иметь дело не с респектабельными оппозиционерами-миллионерами, не с интеллигенцией, шарахающейся от своей тени, не с адептами теории «непротивления злу насилием» и не с леммингами белоленточных революций. В настоящий момент в батонах ОМОНа и в стаканах отделений полиции сбраживается новая формация политических деятелей. По аналогии с Украиной ее можно назвать «правым сектором».

«Правый сектор» в России не обязательно будет составлен из националистов (там, где нет нации, националистов нет). Скорее всего, он вообще не будет сформирован по определенному идеологическому признаку. В него войдут те, кто, получив по левой щеке, не подставит правую щеку, и единственным ответом на силу будет равная по отдаче сила, – всё по третьему (он еще не вычеркнут из учебников, как экстремистский?) закону Ньютона.

В дни, когда Майдан стоял, стоял твердо, но стоял только потому, что не знал, как и что ему дальше делать, Янукович чувствовал себя довольно уверенно. А вот когда на Майдан пришел «человек с ружьем» – «правый сектор» – и негромко сказал: «Эй, которые тут временные? Слазь. Кончилось ваше время…» – то не только подвинул в сторону медийных лидеров украинской оппозиции, но и отправил в аут самого Януковича.

Справедливости ради стоит отметить, что у оппозиционного российского «правого сектора» очень много общего с государственным «правым сектором». А российский режим начал отстраивать свой «правый сектор» очень давно: поначалу  из нашистов в тренировочных лагерях «Селигер», потом из хоругвеносцев и сумасшедших гламурных псевдопопов, потом из казаков (без лошадей, но с нагайками), затем из профессионально экипированных и вооруженных людей в масках и без опознавательных знаков. Последние сейчас высажены в Крыму. Кремль не признает, что это российские военнослужащие. Тогда кто это? Что это? Инопланетяне? Любители дайвинга? В некоторых странах их бы точно приняли за террористов.

Впрочем, это неважно. Важно, что эти люди морально готовы использовать боекомплект ради успокоения тех, кого они недавно считали братьями-славянами.

Мне кажется, что режиму не столько нужны Крым, Украина и даже эта война, как полное снятие табу на применение насилия людьми, имеющими право носить оружие. Эти люди не обязательно должны служить государству, но обязательно должны подчиняться персонам, именующим себя «государственниками». И обыватель свыкнется с мыслью, что шаг вправо, шаг влево, прыжок на месте есть попытка побега. В этот день «правый сектор» России будет выстроен окончательно. А оппозиционный и государственнический «правые сектора» объединятся.

Первая волна агрессии выплеснется на понаехавших и козлобородых, на пуссей и  пасквилянтов, на космополитов. Потом на полуголодный пролетариат: «Давай ешь. Почему ты голодный?» Затем на всех недовольных, нерадостных, невосторженных: «Давай улыбайся!»

Но вскоре этого окажется мало, так как за спиной бойцов «правого сектора» возникнут заград-отряды из пустых колбасных прилавков.

Тогда человек с ружьем придет в Кремль. А там прямо по Твардовскому (кроме самого конца): «Нет, ребята, я не гордый. Не загадывая вдаль, Так скажу: зачем мне орден?» Я согласен на мельярд.

Так или примерно так и произойдет смена власти. Мирная ненасильственная революция. Киргизский сценарий…

Виталий Щигельский