Польза вируса

Уже 12 лет я живу на острове. Остров в океане.

Я так нарочно придумал.

Уехал из России, Германии, Англии и Штатов (в разное время жил везде) – не от Путина, Меркель, Джонсона и Трампа.

Photo copyright: pexels.com

Мне абсолютно безразлично, кто там у власти, и на демонстрации оппозиции я сроду не ходил. Уехать от Путина – такая мысль даже и не могла прийти в голову.

Уехал я по причине органической неприязни к “интеллектуальной тусовке”.

В рабочем коллективе завода я не могу оказаться, а к называемой “интеллектуальной среде” испытываю непреодолимое отвращение.

В свое время я вышел из комсомола (в 19 лет) написав в заявлении в Горком “прошу исключить меня из рядов ВЛКСМ по природной склонности к одиночеству”.

И в самом деле, иных причин у меня не было. Я не испытывал ненависти к программе комсомола, но участие в собраниях меня тяготило.

Самым страшным наказанием было бы – очутиться запертым в одном помещении с “тусовкой” современного искусства. Для Уинстона Смита худшая пытка – это крысы, для меня худшая пытка – общение с напыщенными убогими кретинами.

Эти существа живут кучками, как колонии пиявок. Подпитывают друг друга, поддакивают куцым мыслям друг друга, поддерживают друг в друге ощущении значимости. Их сходки, маевки, биеннале и кворумы – питательная среда идиотизма.

Рядом с парадом самодовольного гламурного невежества – официоз культуры СССР давно кажется сходкой пуритан на шотландской пустоши.

Вы только посмотрите на эти тупые яркие лица на открытиях современных выставок и вручениях премий.

Бал вампиров.

Отнимите у современной тусовки общие камлания – и поодиночке они превратятся в бесполезных блох.

Это реальность. С реальностью надо было что-то делать.

Уехать и закрыть за собой дверь – было единственным разумным выходом. Так и поступил.

То, что сегодня органы здравоохранения приказывают закрыть дверь и быть одному – мне кажется естественным: я это сделал очень давно.

И с удовольствием. Поверьте, ничего лучше нет. И нет ничего полезнее для души и для искусства. Спускаться к океану, ловить рыбу, сидеть с книгой у камина и рисовать картины.

Счастье. Beato solitudo.

Это не значит, что вирус до меня не доберется и сюда и не убьет. Все может быть. Это лишь значит, что разрушение гнилого социума не должно печалить.

Если кого-то тревожит гибель общественных институтов, но напрасно.

Все дрянное должно умереть.

Максим Кантор
Источник