Польско-еврейские отношения 1939-1944

(из книги Алика Гомельского “История. Невыученные уроки”)

Стереотипы… Это то, что мешает нам видеть реальность объективно. Варшавское гетто за 70+ лет привыкли воспринимать в едином ключе: все евреи — толпа забитых, запуганных, трусливых изгоев, все немцы — банда безжалостных садистов-убийц, все поляки — пособничающие с немцами националисты-антисемиты. Далее — евреи боялись и ненавидели как немцев, так и поляков, немцы — презирали и евреев и поляков, используя вторых для грязной работы по уничтожению первых, ну а поляки презирали евреев и ненавидели немцев… На самом деле, это только часть правды, и для того чтобы увидеть весь айсберг истины, надо просто попытаться поразмыслить над фактами.

Начну с 1939-го. Факты таковы: в Войске Польском в 1939-м существовал пост главного раввина (майор Барух Штайнберг был расстрелян в Катыни в числе тысяч пленных польских офицеров, всего среди расстрелянных НКВД поляков было по крайней мере 438 евреев — 231 в Катыни, 188 в Харькове и 19 в Медном). От 130 до 400 тысяч польских солдат и офицеров еврейского происхождения служили в польской армии (или были мобилизованы) к сентябрю 1939-го. Из них более 32 тысяч погибли во время Второй мировой, а около 61 тысячи было взято в плен германскими войсками).

Хочу сразу отметить, что святых народов в той войне не было. Среди евреев и поляков были как святые, так и подонки. Были поляки (т. н. шмальцовники), которые охотились за беглецами из гетто, сначала вымогая взятки, а потом сдавая их немцам за вознаграждение. Были и среди евреев агенты Гестапо, которые выдавали иногда целые польские семьи (приютившие несчастных евреев-беглецов) на смерть. Однако немало поляков, рискуя своей жизнью, вытаскивали из гетто обречённых. Перед началом восстания ZZW повесили плакаты «За нашу и вашу свободу», «Мы сражаемся за Польшу!» и «Поляки, помогите нам» так, чтобы их было видно с «арийской» стороны города. Скреплённые вместе красно-белые польские и бело-голубые еврейские флаги ZZW бесили немцев и заставляли их нести лишние потери лишь для того, чтобы сорвать эти куски тканей… Гестапо было поручено бросить все силы на разжигание антисемитских настроений в «арийской» части города, сосредоточив пропаганду на общественных местах. Имя Яна Карского, который тайно пробрался в гетто и, собрав данные, приехал в США, чтобы сообщить о положении евреев, широко известно. Но гораздо менее известен подвиг другого поляка — Витольда Пилецкого, который сумел пробраться, собрать свидетельства и бежать из Аушвица, передав данные на Запад. На основе донесений Пилецкого Польша составила доклад «Массовое уничтожение евреев в оккупированной Польше» и передала его Лиге Наций.

После подавления восстания в гетто некоторые из выживших евреев присоединились к Варшавскому восстанию 1944-го. Покойный Лех Качиньский, в бытность свою мэром Варшавы, принял самое активное участие в увековечивании памяти героев ZZW — в частности, именем Д.-М. Аппельбаума была названа площадь в столичном районе Воля и был установлен памятный камень в честь Аппельбаума и П. Френкеля, а самому Аппельбаум было посмертно присвоено звание майора Войска Польского. Слишком много параллелей между нынешним противостоянием в Украине и событиями в Польше 1939–1945, чтобы не заметить. Пусть преемник Качиньского, Анжей Дуда, ставший президентом Польши, продолжит борьбу. Помогая Украине сегодня, Польша вкладывает в своё собственное будущее…

Главный раввин Войска Полького, майор Барух Штайнберг. Расстрелян в Катыни.

Жизнь в Варшавском гетто и восстание меня в своё время просто шокировали… На территории гетто функционировало множество кабаре (в одном из них играл Владислав Шпильман, герой фильма Романа Поланского «Пианист»), где шампанское лилось рекой, поедались деликатесы, а на улице от голода умирали старики и дети! Стоит ли упоминать, что многие кабаре служили штаб-квартирой агентов Гестапо в гетто…

Общая численность защитников восставшего Варшавского гетто (включая женщин) составляла не более тысячи боевиков (по другим данным, около 2 тысяч). А 2,5 тысячи евреев в составе внутренней полиции (только в Варшавском гетто!) активно помогали нацистам уничтожать своих соплеменников. Говорит ли это о деградации еврейской нации в целом? Нет, это подчёркивает то, что избранность — это не национальность и не религия, а вера и состояние души.

Конечно, в противовес этому одна только фигура пана Доктора — всемирно известного Януша Корчака, врача, педагога, писателя, героя значит гораздо больше. Его приют для сирот гетто — это остров света в океане зла!

В августе (1942) начали отправлять в Треблинку тех, чьи родственники служили в Юденрате и полиции. За ними последовало большинство работников Юденрата. Здание Юденрата блокировали эсэсовцы и каратели, действовавшие, как обычно, вместе с еврейской полицией. Ну, а в заключение «акции» 21 сентября немцы окружили дома еврейской полиции на Островской и Волынской улицах и отправили в газовые камеры большую часть полицейских вместе с женами и детьми. В услугах этих людей они больше не нуждались. Не попавшие под «сокращение» полицейские во главе со своими начальниками Лейкиным и Шмерлингом изо всех сил помогали немцам и в этом деле, избивая своих вчерашних сослуживцев. Немцы откровенно издевались над их рвением.

И про поляков: роями вились вокруг стен гетто так называемые шмальцовники, по большей части молодые люди 15–20 лет. Они зорко подстерегали евреев, которым, обманув бдительность стражи, удавалось вырваться на «арийскую сторону». Заметив такого беглеца, шмальцовник крался вслед, чтобы в подходящий момент обобрать его под угрозой донести в полицию. Более опытный шмальцовник брал на заметку дом и квартиру, куда зашел еврей…

Разлакомившиеся охотники за «двуногой дичью» были не прочь и побраконьерствовать — пригрозить, например, одинокой и беззащитной женщине-польке, что сдадут ее в полицию как еврейку, если она не выложит им немедленно тысячу-другую злотых. Услужливые доносчики показывали пальцами на евреев, осмелившихся, несмотря на запрет, сесть в поезд. Хулиганы вламывались в дома, охотились на улицах за евреями, носившими по традиции бороды и пейсы, и приводили этих несчастных к немцам, которые под гиканье и хохот собравшегося сброда срезали евреям волосы ножом, часто вместе с кожей…

Но 6706-ти (на 1 января 2017 года) нееврееям Польши (наибольшее количество среди всех стран мира) было присвоено звание «Праведник Народов Мира» за то, что, рискуя своей жизнью и жизнями своих близких, они спасали евреев, скрывая их от нацистов.

Вот один из этих 6706-ти, знаковая персона польского сопротивления — майор Хенрик Иваньский (подпольная кличка «Быстрый»). Именно он куриривал ZZW и поддерживал связь с Аппельбаумом. Хенрика обвиняют во лжи касательно его степени участия в польском подполье и конкретно его помощи бойцам Варшавского гетто. Звучат обвинения в антисемитских выступлениях по польскому радио и телевидению, а также в том, что он был агентом спецслужб в социалистической Польше и, в частности, проводил слежку за «охотником на нацистов» Симоном Визенталем. Этот «ларчик» открывается достаточно просто. Надо только в хронологическом порядке проследить жизнь Хенрика в социалистической Польше в 50–70 годы прошлого века. Пока Польшу не захлестнула волна государственного антисемитизма и шпиономании, майор Иваньский не скрывал (более того, всячески подчёркивал) свою связь с повстанцами гетто и сам факт того, что он подчинялся правительству Польши в изгнании. За свою помощь евреям в 1964 году он и его жена Виктория были признаны «Яд Вашем» Праведниками Народов Мира. Помимо этого, учитывая тяжёлое состояние здоровья этой четы, «Джойнт» посчитал необходимым назначить им пенсию.

Однако времена поменялись, и такие связи стали весьма опасными. Руководство социалистической Польши (для того чтобы перенаправить ненависть поляков к СССР) развернуло кампанию государственного антисемитизма, вынудив значительную часть проживавших в Польше евреев иммигрировать (включая режиссёра Романа Поланского). Именно поэтому Иваньскому пришлось оборвать все связи с Израилем, «забыть» о Лондонском правительстве и даже отказаться от далеко не лишней в его положении пенсии. Можно этому не верить, но признание брата Хенрика, Вацлава, и его супруги Марии Иваньских Праведниками Народов Мира в 1984 году заставляет по меньшей мере усомниться в справедливости критики семьи Иваньских…

Один факт из множества: в ночь с 23 на 24 марта 1944 года немецкая полиция расстреляла в деревне Маркова 16 человек — семью Юзефа и Виктории Ульма (родителей, их шестерых детей и нерожденного ребенка — Виктория Ульма была беременна) и восьмерых евреев, которых Юзеф и Виктория укрывали почти два года (семью Шалль из Ланьцута — отца и четырех его сыновей, а также Голду и Лайкэ Голдман с маленькой дочкой из д. Маркова).

В 1995 году Юзеф и Виктория посмертно были награждены медалью «Праведник Народов Мира» (запись 6788 в «Яд Вашем»).

Вот что написано на памятнике, установленном на месте гибели семьи в их деревне: «Спасая жизнь иных, принесли в жертву свои жизни. Юзеф Ульма, его жена Виктория и дети: Стася, Бася, Владю, Франек, Антек, Марыся, нерожденный, укрывая восьмерых старших братьев по вере, евреев из семей Шалл, Гольдман, погибли вместе в д. Маркова 24.III.1944 от рук немецких жандармов».

Зихроно ле враха (Память и слава) всем этим героям, известным и неизвестным.

ЛИТЕРАТУРА:

  • Александр Свищёв. «Мифы и действительность (Правда о восстании в Варшавском гетто)».
  • Кшиштоф Белявский. «Еврейские жертвы Катыни».

Источник