Политкреатив на праздничном ТВ

Политкреатив на праздничном ТВ

Надеюсь, что ничего не перепутал в сюжетах новогодних развлекательных программ (1-го января), хотя они были похожи до невозможности отличить один канал от другого и еще потому, что смотрел их практически для информации урывками.

Так что, только о том, что попалось на глаза.

На канале ТВЦ в передаче «Новый год в «Приюте комедиантов» артисты вполне естественно говорили о том, как играли в театре и не в нем одном в первые январские дни.

И вдруг в кадре оказалась Нонна Гришаева, загримированная под представителя Госдепа США Джен Псаки. Известная российская артистка, мастер, в том числе, и пародии, вместе со своим мужем Александром Нестеровым изображала постоянно высмеиваемую на отечественном ТВ американскую леди. Чуть ли ни каждый день с особым злорадством телевизионщики России сообщали о каких-то казусах в выступлениях официального американского лица, которые, вероятно, Джен Псаки допускала, если верить ТВ-сюжетам о ней.

И напомнило почему-то запомнившуюся надолго информацию, опубликованную в популярной тогда газете о том, что американцы не могли во время опроса назвать 20 городов СССР. Думаю, что и граждане союзного государства тогда, да и теперь вряд ли смогли бы назвать столько же городов США. А, скорее всего, кто-то в России до сих пор считает, что Нью-Йорк – столица США.

Российская артистка в роли Джен Псаки довольно самодеятельно изображала некоторую самоуверенность заокеанской дамы на высоком посту, риторичность и позерство ее поведения перед микрофоном.

Это могло бы быть смешно, а получилось примитивно, банально и без какого-либо актерского шарма в исполнении. Гришаева читала текст по бумажке, явно не в совершенстве владея английским языком. Но дело даже не в том, что номер получился скучным, как и совсем не смешным. А в том, что традиционно программа «Театр + ТВ», переименованная теперь в «Приют комедиантов», обычно выходила в формате как бы импровизированных театральных посиделок. При этом, всегда вне политики были рассказываемые артистами истории из собственной жизни. А тут – на тебе – политическая сатира, но такая беззубая и примитивная, что, кроме того, что передача отметилась в американской теме, ничего особенного и не было.

Также и в выступлении трио – Валерия, Газманов, Кобзон – перед импровизированным шлагбаумом в «Новогоднем голубом огоньке – 2015» на канале «Россия 1». Они пели о том на известный мотив, что песне не нужны визы и ей не помешают государственные границы (Имелось в виду, что буквально незадолго до открытия фестиваля «Новая волна» в Юрмале названным артистам запретили въезд в Латвию). И тут тоже получилось не то, чтобы смешно, тоже поверхностно и неинтересно по идее и воплощению ее. Да еще на фоне других артистических дуэтов и трио, от которых номер про политкорректность и санкции против наших исполнителей буквально пропал в ряду демонстрируемого показного веселья и достаточно дубового юмора, напоминающего конферанс советской эпохи.

И все же это было лучше того, что пела на камеру Елена Воробей в образе Кончиты Вурст, скандальной звезды последнего «Евровидения» или Юрий Стоянова, который уже не первый год подряд прямолинейно и все грубее показывает целеустремленность Ангелы Меркель.

Елена Воробей в соответствующем гриме (то есть, с щетиной на лице) довольно прямо и странновато для официального телеканала, да еще в новогоднюю ночь пела о первичных и вторичных половых признаках от имени скандально известной дивы среднего пола (думаю, что зрители, продолжающие отмечать праздник, к моменту появления в кадре Вурст уже вряд ли могли следить за «красотами» произносимых Еленой Воробей текстов – она же в образе символа года – голубой козы – была все же намного понятнее, но и тут тексты, произносимые артисткой, очень и очень оставляли желать лучшего даже в смысле юмора, не говоря уж о поэзии.)

Если раньше Юрий Стоянов, переигравший в выпусках «Городка» не один десяток женских ролей, показывал Ангелу Меркель с юмором, так сказать, в рамках дружеского шаржа, то теперь перед камерой выступала перезрелая дама с расплывшейся фигурой, не слишком привлекательная и чересчур самоуверенная.

И в перечисленных номерах явно было, что создателям передачи надо было обязательно отметиться в теме, но настолько, чтобы не нарушать веселого течения традиционного застолья.

В результате и тут получилось кое-как. Вроде посмеялись над Западом, но как-то негромко. Обозначили свое отношение, как бы государственную позицию, но без остроумия и мастерства, для галочки, что называется.

Вполне может быть, что нечто подобное межеумочное по поводу политических событий было и еще в новогодних квазиразвлекательных ТВ-шоу. Но повторю, не смотрел, не знаю, не привлекало.

И потому еще, что как бы оригинальные выступления популярных артистов внешне смотрелись пародийными, поскольку вся роскошь декора их, заведомая отстраненность от российских реалий, отдаленность от проблем и забот тех, кто все это смотрел с экрана телевизоров, оказались настолько очевидными, что зрелища эти воспринимали исключительно, как фон к произнесению тостов и вкушению заранее приготовленных для семейного торжества блюд на столе.

Собственно говоря, не до политики было. Ни артистам, ни телезрителям, что нельзя было не заметить по обе стороны телеэкрана.

Илья Абель