Пол Верховен об «Искушении»: почему он не намерен извиняться за свой фильм

Фильм «Искушение» претендовал на «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля.

Metro поговорило с голландским режиссёром Полом Верховеном про фильм «Искушение», который претендовал на «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля. Эта экранизация книги Джудит К. Браун «Нескромные деяния. Жизнь монахини-лесбиянки в Италии эпохи Ренессанса» успела наделать много шума, но Верховен извиняться за свою картину не намерен и объясняет почему.

Пол Верховен – завсегдатай Каннского кинофестиваля. В 1992 году его картина «Основной инстинкт» с Шэрон Стоун и Майклом Дугласом боролась за «Золотую пальмовую ветвь», а в 2016-м – эротический триллер «Она» с Изабель Юппер. На этот раз он привёз на Лазурный Берег фильм «Искушение» (Benedetta), основанный на реальных событиях 17-го века. Действие разворачивается в итальянском женском монастыре, куда поступает монахиня-послушница и заводит непристойную связь с другой женщиной.

— Заметила, что в основном негативные оценки на фильм исходят от британских журналистов. Как вам кажется, с чем это связано?

— Понятия не имею, это должно быть как-то связано с религией или с отношением к человеческому телу. Я читал критические отзывы, и во всех упоминается, как нечто из ряда вон выходящее, что «люди вместе какают». Когда я служил в армии в Панаме, так поступали все солдаты и офицеры. В монастырях тоже было так принято. Люди, которые считают это ужасным, понятия не имеют о реальности. На самом деле в Голландии дети какают вместе, и все могут видеть друг друга.

— Во времена торжества пуританского фундаментализма насколько важно для вас показывать ceкс и обнажённые тела?

Я вырос в 70-х годах в Голландии на пляжах. И каждая женщина там была голой. Это был момент свободы, и никто не смотрел друг на друга. Теперь человеческое тело снова стало запретным плодом. Я снял исторический фильм по нормам того времени.

— Вам нравится снимать исторические фильмы?

— Я фанат прошлого. Мне нравится изучать то, что произошло раньше. Для меня как для художника в этом больше прелести. Мне интересно знать, что сделал Александр Македонский или фашистские диктаторы. Мне нравятся исторические фильмы.

— Вам пришлось долго ждать выхода этого фильма?

— Да, я был вынужден ждать из-за пандемии. Я снимал этот фильм в 2019 году, а потом перенёс операцию на бедре. Перерыв в работе и ожидание были ужасными. Мне потребовалось время, чтобы снова почувствовать себя уверенно.

Почему сейчас мы снова стали отказываться от личной свободы, свободы слова, наготы и ceкса?

— Наверное, это связано с той волной пуританства, которую мы переживаем в данный момент. Это происходит каждые 40 лет. Было бы неплохо снова и снова подчёркивать, что человеческое тело не священно.

— Вы изобразили в фильме священный артефакт в виде ceкс-игрушки…

— Но сделано это забавно. Надо понимать юмор. Я чувствовал, что вся эта сцена не должна быть слишком тяжёлой. Я поражён тем, сколько людей уделяют этому внимание, когда сегодня миллионы женщин используют фаллоимитаторы. Люди и в то время прибегали к подобному. В то время в Италии была налажена целая индустрия фаллоимитаторов, и наши друзья в Великобритании покупали их в большом количестве.

— Почему вы пытались трактовать эту историю как сатиру?

— Очень хотелось показать реальность, но избежать негатива. Это весело и легко. Даже мой «Робокоп» и жесток, и забавен. В большинстве фильмов, которые я снимаю, я всегда добавляю юмор, даже если есть насилие или ceкс.

— Вы были удивлены, что Шэрон Стоун упомянула вас в своей книге, которая недавно вышла?

— Нет, конечно, нет. Я могу сказать одно: мы с ней в хороших отношениях, но у нас разные воспоминания про съёмки «Основного инстинкта».

— Так всё же что случилось тогда? Стоун уверяет, что вы обманом уговорили снять её трусики в знаменитой сцене и что она не ожидала, что её интимные зоны попадут в камеру…

— Я скажу, что моя память лучше. Камера была там, да, трусики она сняла. Но одна интересная деталь, которую она упустила, – это то, что после съёмок она подарила мне трусики. И моя жена Мартина постирала их. Это я не придумываю, чистая правда. Она же говорит, что я её предал, что она выбежала и ударила меня. Но, конечно же, всё было не так.

Найдётся ли повод у Виржини Эфиры, сыгравшей Бенедетту, жаловаться на съёмки через 20 лет?

— Я дал ей сценарий и все раскадровки. Мы проработали всю хореографию и обговорили всё происходящее в фильме. Мы обсудили все интимные отношения героинь, и Вирджини, и Дафна (Патакия) всё поняли. Никаких дискуссий о наготе у нас не было. Как говорится, в моём поведении не было ничего постыдного.

— Вы собираетесь снимать религиозные фильмы по примеру Романа Полански?

— Нет. Я хочу снять фильм об Иисусе, и я хочу снять фильм во Франции, а ещё вашингтонский триллер. Ни с одним из них не будет легко. Я хочу быть похожим на голландских мастеров, которые делали всё самое лучшее, когда им было по 80 лет, так что, возможно, мой лучший фильм ещё впереди.

5 фактов о звезде:

Все, что вы должны знать о Поле Верховене.

  • Родители Пола не имели отношения к кино: папа – школьный учитель, мама – дизайнер головных уборов. Самые сильные впечатления из детства связаны со Второй мировой войной.
  • В 1960 году окончил университет Лейдена, где изучал математику и физику. Параллельно Верховен посещал курсы Нидерландской киноакадемии. Позже начал снимать короткометражные фильмы.
  • Роковой стала встреча Пола с актёром Рутгером Хауэром, с которым они создали долгосрочный творческий союз. Первый успех им принесла картина «Турецкие наслаждения», номинированная на «Оскар».
  • Среди самых известных картин Верховена – боевики «Робокоп» и «Вспомнить всё» с Арнольдом Шварценеггером и, конечно, скандальный «Основной инстинкт».
  • В 1967 году Пол женился на Мартине Турс, в браке с которой живёт и по сей день. У пары трое детей.

Мария Эстевез
Источник