Подсчитали – прослезились

Сообщение военного корреспондента государственного телерадиовещательного концерна “Кан” Кармелы Менаше о том, что армия целенаправленно завышает реальное число призывающихся на службу ультраортодоксов, возымело в обществе эффект разорвавшейся бомбы.

Photo copyright: pixabay.com

Данная тема годами не сходит с политической повестки дня и обсуждается во всех аспектах – религиозном, военном и социально-экономическом. И именно в столь специфическом и деликатном вопросе ЦАХАЛ умудрился годами проделывать то, что очень смахивает на обычное мошенничество.

Каждый, кто на протяжении последних лет как-нибудь сталкивался с армейскими структурами и частями, имеющими отношение к призыву харедим, не мог не задаться вопросом: а все ли здесь в порядке? Дело в том, что очень многие из тех, кто, например, по месту службы должен был принадлежать к ультраортодоксальной общине, отнюдь не выглядел как хареди. Теперь, когда подозрения со скандалом подтверждены, остается понять, как такое могло произойти. И это отнюдь не единственный вопрос…

Главная и первостепенная задача армии – обеспечение национальной безопасности. Однако ЦАХАЛ также несет и многочисленные социальные функции, среди прочего, являясь своего рода “плавильным котлом”. Отнюдь не всегда социально-экономические функции, которые выполняет армия, способствуют повышению боеспособности, но что уж поделать… Желательно хотя бы минимизировать ущерб от всякого рода внутренней посторонней активности. Однако когда слишком ретивые военные перегибают палку в различных показушных проектах с политическим или просто резонансным душком, ущерб может оказаться очень весомым.

То, как в ЦАХАЛе занимались процессом призыва харедим – прекрасный тому пример. Все началось с того, что политики определили армии – не без ее вины – некие количественные рамки на призыв ультраортодоксов, причем год за годом эти рамки должны были расширяться. Как это принято, для более эффективного решения задачи создали специальный департамент.

Успешность такого рода структуры всегда измеряется результатом, в данном случае – количественным ростом призывников. Тем более что ее руководство понимало: демонстрация успеха в таком вопросе понравится очень многим. Для начала департаменту нужно было определить критерии того, кто является призывником-ультаортодоксом. Было решено, что главный из них – факт двухгодичного обучения в ультрарелигиозной иешиве в возрасте между 14 и 18 годами. Однако в итоге очевидно, решили “гнать” количество, не особо считаясь с критериями – и будь, что будет. Годами данная тактика к радости всех причастных работала очень успешно. Правда, сегодня пресс-служба ЦАХАЛа отрицает какой-либо умысел: мол, никто специально не пытался на постоянной основе поставлять начальнику генштаба, министру обороны и общественности раздутые цифры. Просто так вышло. Однако система, при которой искусственно созданный и, вероятно, ненужный департамент пытается любой ценой гнать результат, чтобы не просто оправдать свое существование, но и продемонстрировать успех, порочна уже сама по себе. Сколько ни говори о субъективности критериев определения, кто есть хареди, или попытках немного приукрасить ситуацию, если реальные данные систематически завышаются, оправданий не может быть никаких. Тем более что проверки последних недель показали: в число харедим в 2017 умудрились записать даже сотни абсолютно светских солдат, более чем далеких от религии (таковых по сведениям сайта ynet не менее 10%).

И еще немного цифр из истории “неумышленных ошибок” департамента по призыву ультраортодоксов. Так, в 2011 году наверх было доложено – а эти данные не оставались внутри армии, являясь фундаментом широкого обсуждения на общественном и политическом уровне, – что в ЦАХАЛе служат 1200 харедим, в то время как реальный показатель достигал лишь 600 человек. В департаменте решили и дальше держать марку: в 2017 году отрапортовали уже о 3070 военнослужащих-ультраортодоксах, тогда как в действительности их оказалось 1300. Но сколько веревочке ни виться…

В 2018 году был создан новый орган, ответственный за призыв харедим, который в несколько вольном переводе можно назвать управлением. Вряд ли данный шаг можно считать положительным фактом, но хорошо хоть то, что во главу управления был поставлен добросовестный офицер – подполковник Телем Хазан. Когда его попросили предоставить отчетность за 2018 год, он стал считать, как следует, а не как его предшественники, и обнаружил всего 1650 харедим, что никак не состыковывалось с предполагавшимися тремя с лишним тысячами в продолжение 2017-го. Тут-то всплыли и масштабы, и типы “ошибок”, а по сути, как считают многие, – откровенных приписок. По сведениям из ряда источников, на подполковника пытались надавить, принудить продолжать в духе предшественников, но он отказался, и доложил о реальной ситуации наверх. При этом в ЦАХАЛе отнюдь не поторопились обнародовать данную информацию.

Как результат, доверие общества к армии в значительной степени подорвано, причем отнюдь не по классически военной причине. Чтобы дать вразумительные объяснения по поводу того, как такое могло происходить годами, в подобных масштабах и, главное, столь долго не вскрыться внутри армии, начальник генштаба подрядил генерала запаса Рони Нума провести тщательную проверку.

Давид ШАРП
“Новости недели”