Почему о проблеме лошадиного навоза человечество навсегда забыло

And just like that, Соединенные Штаты вновь запрыгнули в Парижское соглашение. Цифры во сколько это обойдется известны, но чутка разнятся, а это как хлебушка кусок для племени фак-т’чекеров. Так я лучше точные цифры обойду и скажу, что это миллиарды долларов, вбуханные невесть во что – ведь с тем, что это именно миллиарды, а не миллионы ни факи, ни т’чекеры спорить не смогут. Молодые возразят – скажут, что температуру планеты надо всенепременно понижать на полтора-два градуса в год. Вот туда, скажут, деньги и пойдут. Но я никак на это купиться не могу в силу возраста. Другими словами – я помню, как неродившаяся еще Грета кричала из каждого электроприбора про бесконтрольно растущую Озоновую Дыру. Компьютеры тогда были простенькие, но зеленоватая модель этой самой ужасающей дыры врезалась в память. Нам 24/7 рассказывали, как белые мишки на полюсе, обнявшись с тюленями, плачут, рыдают, ревут…

Photo copyright: pixabay.com

Тема эта потом как-то сама собой съехала и теперь даже вспоминать о ней неприлично, хотя наверняка созданные тогда климат-комиссарские должности с недурной зарплатой – все сохранились и преумножились многократно.

Не знаю как вас, но лично меня в деле построения всепланетного кондиционера и понижения градуса смущает недоверие, впрочем, не недоверие даже, а некое презрение, которое испытывают климат-комиссары к собственным детям. Чтобы было понятно куда я клоню, нужен небольшой экскурс в Историю, а именно в “Великий навозный кризис 1894 года”.

Ужасная напасть обрушилась на мировые мегаполисы на границе XIX–XX веков. Лошадиное гoвнo. Оно было повсюду. Желтоватая дымка стелилась в воздухе мировых столиц – гoвнoм дышали, в него наступали и даже иногда падали лицом – никакого спасения не было! По мостовым Лондона, например, бегали 11,000 извозчиков, плюс 55,000 лошадей двигали тамошние конки! При этом каждая лошадка ритмично и добросовестно вываливала до 16 кг навоза и сливала один литр желтоватой жидкости. Улицы утопали в продуктах лошадиной жизнедеятельности, и только жирные мухи и прочие насекомые ликовали и множились. В Нью-Йорке ситуация была еще хуже – 100,000 кобыл и меринов ежедневно вываливали на дороги десять тысяч тонн вторичного продукта! Отчаявшись, в 1898 году там даже собралась представительная международная конференция гoвнoборцев, но решения найдено не было.

Помните, как одна барменша кричала в Конгрессе, что жить нам осталось 12 лет, если ей не дадут бабла на борьбу с потеплением? Так вот примерно так звучали заголовки газет того времени – “Через несколько лет Лондон утонет под 9 футами навоза!”. Трагедию дополнял прискорбный факт – продуктивная жизнь четвероного труженика в то время составляла чуть больше трех лет, вследствие чего по окраинам городов валялись раздувшиеся трупы, утилизировать которые, ввиду отсутствия не изобретенных еще экскаваторов, тоже составляло непростую задачу.

Решение пришло откуда не ждали. Примерно в то проблемное время пятнадцатилетнему пацану из Мичигана папа подарил карманные часы. К ужасу и восхищению соседей, юноша разобрал их до винтика и вновь собрал. Так просто это закончиться не могло и вот первого октября 1908 года с конвейера сошло творение этого выросшего юноши – легендарная “Модель Т”. За несколько лет Форд продал 700 тысяч автомобилей. О проблеме лошадиного навоза человечество навсегда забыло.

Почему же сегодня сторонники безумного Green New Deal рвутся решать эту проблему сами, здесь и сейчас? Ведь очевидно, что реальное влияние этого потепления скажется через много-много лет? К тому времени условные дети сегодняшних Новых Зеленых Деловых вырастут, в их руках будут совсем другие возможности, совершенно иные технологии придут им на помощь – почему не доверить спасение планеты им? С памятниками же у них получается.

А мы бы сегодня сконцентрировались на решении сегодняшних же проблем. Их есть у нас. Проблемам этим несть числа. Они озорны, огромны, стозевны и требуют незамедлительного решения.

А понижение земного градуса доверим тем, кто будет умнее нас – детям и внукам. Но отчего-то кажется, что пока они вырастут – все позабудут про потепление, как сегодня никто не вспоминает про тот далекий, приснопамятный озоновый слой.

Александр Куприн

Подпишитесь на ежедневный дайджест от «Континента»

Эта рассылка с самыми интересными материалами с нашего сайта. Она приходит к вам на e-mail каждый день по утрам.