Дов Конторер | По поводу aннeкcии и звучащих справа возражений против нее

Сначала о фактах. Основные параметры предложенной Трампом «сделки века» хорошо известны, но я все-таки попытаюсь более или менее четко изложить то, что относится к ее территориальной составляющей. Чтение нижеследующего текста сильно облегчит знание того, что:

60-е шоссе соединяет Беэр-Шеву на юге с Назаретом на севере по линии центрального горного хребта Эрец-Исраэль и, как следствие, оно четыре раза пересекает «зеленую черту»: на стыке Северного Негева с Хeвpонским нагорьем, на южном въезде в Иерусалим, на северном выезде из Иерусалима и на стыке Северной Самарии с Изреэльской долиной. Старый контур этой дороги проходил через Омер, Дахарию, Хeвpон, Халхуль, Бейт-Умар, перекресток Гуш-Эцион, перекресток Эфрата, Бейт-Лехем, Иерусалим, Рамаллу, Эль-Биру, Бейт-Эль, Джелазун, Шило, Эли, перекресток Таппуах, Хавару, Шхем, Дженин, перекресток Изреэль, Афулу, Тель-Адашим.

С передачей значительной части Иудеи и Самарии под контроль пaлecтинской администрации Израилем были проложены объездные дороги западнее Дахарии, восточнее Хeвpона и Халхуля, западнее Бейт-Лехема и Бейт-Джалы (с двумя туннелями на ближнем к Иерусалиму участке), восточнее Рамаллы, Эль-Биры и Джелазуна, западнее Шхема (через поворот на Кедумим и Шавей-Шомрон). Почти всё движение израильского транспорта было перенесено на эти объездные участки, и за ними же был закреплен номер 60-го шоссе.

Таким образом, теперь 60-м шоссе называется дорога Беэр-Шева – Назарет там, где ее старый контур остался неизменным, и там, где в дополнение к ее старому контуру, проходившему внутри или вблизи арабских населенных пунктов, были проложены объездные дороги. Что же до участков старого контура 60-го шоссе, то они имеют теперь другие номера. Наконец, почти 30-километровый участок 60-го шоссе от разрушенного поселения Хомеш на юге до «зеленой черты» на севере с 2005 г. полностью перекрыт для движения израильского транспорта.

Помимо 60-го шоссе интересующую нас территорию пересекают с юга на север две важные автодороги:

  • 90-е шоссе, идущее по побережью Мертвого моря и Иорданской долине.
  • «Дорога Алона», включающая участки шоссе №№ 458, 508, 578 и идущая по восточным отрогам Самарийского хребта, над Иорданской долиной, от перекрестка Кфар-Адуммим на юге (соединение с 1-м шоссе) до перекрестка Мехола на севере (соединение с 90-м шоссе).
Иудею с запада на восток пересекают:

  • 1-е шоссе, соединяющее Тель-Авив с 90-м шоссе у расположенного южнее Иерихона перекрестка Бейт-ха-Арава и с подъездом к пограничному пункту у моста Алленби на реке Иордан. На интересующем нас участке эта дорога проходит через Иерусалим, перекресток Маале-Адуммим, перекресток Кфар-Адумим, перекресток Мицпе-Йерихо и перекресток Альмог.
  • 375-е шоссе, проходящее через долину Эла, соединяет подъем из Приморской низменности южнее Бейт-Шемеша (из района Ашдод – Гедера – Кирьят-Малахи) с 60-м шоссе и южным въездом в Иерусалим, проходя на интересующем нас участке через город Бейтар и, по линии 367-го шоссе, через поселенческий район Гуш-Эцион.
  • 35-е шоссе, соединяющее Ашкелон с 60-м шоссе севернее Хeвpона.

Самарию (включая район Биньямин) с запада на восток пересекают следующие основные автодороги:

  • 443-е шоссе, идущее от перекрестка Бен-Шемен (соединение с шоссе №№ 1, 6) к северному въезду в Иерусалим. Проложенная на расстоянии 4–7 км от северной границы Иерусалимского коридора и на расстоянии 7–10 км от шоссе № 1, эта дорога является второй по значению автомагистралью, соединяющей Приморскую равнину со столицей Израиля.
  • Транссамарийская магистраль (шоссе №№ 5, 505), идущая от расположенного между Тель-Авивом и Герцлией перекрестка Глилот к соединению с 90-м шоссе у перекрестка Пецаэль. На интересующем нас участке к востоку от Рош-ха-Аина эта дорога проходит через перекресток Шаар-Шомрон (поворот на Оранит, Шаарей-Тиква, Элькана, Эц-Эфраим), перекресток Гитай (поворот на Баркан, Кирьят-Нетафим, Реваву и др.), Ариэль, перекресток Таппуах (пересечение с 60-м шоссе), Мигдалим, пересечение с «дорогой Алона» и Маале-Эфраим. На участке от Ариэля, южнее перекрестка Таппуах, через поселенческий район Эли – Шило к «дороге Алона», проходит дорога, которая может рассматриваться как альтернативный контур Транссамарийской магистрали, и ниже она будет упоминаться под таким названием.
  • 55-е шоссе, соединяющее Кфар-Сабу с 60-м шоссе вблизи поселения Кедумим. Вдоль этой дороги, главным образом к югу от нее, расположены поселения Алфей-Менашше, Цофим, Маале-Шомрон, Карней-Шомрон, Нофим, Якир и Иммануэль, рассматриваемые ниже как составляющие северный контур Ариэльского выступа.
  • 57-е шоссе, соединяющее Нетанью с 90-м шоссе и с пограничным пунктом у моста Адам на реке Иордан. Это шоссе проходит через Тулькарм, Анабту, Шхем, Эйн-эль-Бейду, пересечение с «дорогой Алона» и пересечение с 90-м шоссе, причем от «зеленой черты» в районе Тулькарма и далее на восток вся эта дорога, за исключением двух небольших участков, находится в безраздельном пользовании пaлecтинских арабов.

* * *

Предлагаемая американцами карта территориального урегулирования отводит Израилю:

  • северное побережье Мертвого моря со всеми находящимися там поселениями;
  • Иорданскую долину со всеми находящимися в ней поселениями и коридоры, соединяющие ее:

а) по линии 1-го шоссе – с Иерусалимом, причем в полосу указанного коридора оказываются включены все поселения района Маале-Адуммим;

б) по линии Транссамарийской магистрали и, конкретно, ее упоминавшегося выше альтернативного контура – с Тель-Авивом, причем в полосу указанного коридора оказываются включены все находящиеся вдоль этой дороги поселения района Эли – Шило и, далее, многочисленные поселения Ариэльского выступа;

  • находящийся к северу от района Маале-Адуммим и соединенный с ним 437-м шоссе и новым контуром 60-го шоссе поселенческий район Алмон (Анатот), Гева-Биньямин (Адам), Маале-Михмаш;
  • находящийся к северу от Иерусалима и соединенный с ним новым контуром 60-го шоссе поселенческий район Кохав-Яаков, Псагот, Бейт-Эль, Офра и его ответвление на восток, до расположенных у «дороги Алона» поселений Риммоним и Кохав-ха-Шахар включительно;
  • полосу от северной границы Иерусалимского коридора до 443-го шоссе со всеми находящимися в ней и примыкающими к ней с севера поселениями;
  • полосу, прилегающую к «зеленой черте» с востока на участке от Модиин Иллит (Кирьят-Сефер) до Бейт-Арье – Офарим и уходящего оттуда на восток Ариэльского выступа, со всеми находящимися в ней поселениями;
  • соединенный с этой полосой по линии 463-го шоссе поселенческий район Долев – Тальмоним, вместе с расположенным к северу от него поселением Халамиш (Неве-Цуф);
  • Ариэльский выступ, соединенный Транссамарийской магистралью с Иорданской долиной, и его ответвление на севере до поселения Кедумим включительно.

Общая площадь указанных выше районов составляет 1586,64 кв. км. Кроме них по плану Трампа израильской aннeкcии подлежат следующие территории:

в Иудее:

  • поселенческий район Гуш-Эцион, включая его восточную часть, т.е. район Текоа, Нокдим и пр., но без двух удаленных ультраортодоксальных поселений Маале-Амос и Асфар (Мейцад); площадь этого района по карте Трампа составляет 68,75 кв. км;
  • район Кирьят-Арбы с частью Хeвpона и коридор, соединяющий его с Северным Негевом по линиям шоссе №№ 60 (на ближайшем к Кирьят-Арбе участке), 356, 317 – с расположенными в указанном коридоре поселениями Пней-Хевер, Кармель, Сусия, Бейт-Ятир; площадь этого района по карте Трампа составляет 53,27 кв. км;
  • ряд прилегающих к «зеленой черте» eвpейских поселений в юго-западной части Хeвpонского нагорья (Шимъа, Тенэ, Сансана, Эшколот), общая площадь которых составляет 19,27 кв. км;
в Самарии:

  • к северу от Калькилии – прилегающие к «зеленой черте» с востока eвpейские поселения Салъит и Цуфим, а также коридор, соединяющий их по линии 557-го шоссе с относительно удаленными поселениями Авней-Хефец, Эйнав и Шавей-Шомрон; площадь этого района по карте Трампа составляет 29,27 кв. км;
  • юго-западнее Умм-эль-Фахма – прилегающий к «зеленой черте» район поселений Рейхан, Шакед, Хенанит, площадь которого составляет 18,01 кв. км.

Итак, общая площадь очерченных планом Трампа зон допустимой израильской aннeкcии составляет 1775,21 кв. км. Вся территория Иудеи и Самарии, вместе с aннeкcированным Израилем в 1967 г. Восточным Иерусалимом (70 кв. км) и северо-западным сегментом водной поверхности Мертвого моря (220 кв. км), составляет 5860 кв. км. Таким образом, актуальным предложением американской администрации допускается израильская aннeкcия 30,3% территории Иудеи и Самарии. Но учитывая, что план Трампа признает за Израилем право на сохранение единого Иерусалима под его суверенитетом, фактическая площадь признаваемой Соединенными Штатами зоны израильской aннeкcии должна рассматриваться как равная 1845 кв. км и составляющая почти 31,5% территории Иудеи и Самарии в границах иорданской оккупации 1949–1967 гг.

Невключенными в указанные выше зоны aннeкcии оказываются 15 eвpейских поселений, которые предлагается сохранить в виде мелких израильских эксклавов в глубине территории будущего пaлecтинского государства. Ниже они указаны в порядке перечисления с севера на юг:

  • Хермеш и Мево-Дотан (в северной части Западной Самарии),
  • Браха, Ицхар (к югу от Шхема, западнее 60-го шоссе) и Элон-Море, Итамар (к югу от Шхема, восточнее 60-го шоссе),
  • Атерет (между Халамишем и Бир-Зейтом, вблизи нового пaлecтинского города Раваби),
  • Маале-Амос и Асфар, упомянутые выше удаленные поселения восточной части Гуш-Эциона,
  • Кармей-Цур, на участке 60-го шоссе между Гуш-Эционом и Хeвpоном,
  • Адора и Телем, на участке 35-го шоссе восточнее блокпоста Таркумия,
  • Негохот, в 5 км к востоку от «зеленой черты» по линии 3265-го шоссе,
  • Бейт-Хаггай и Отниэль, на линии 60-го шоссе южнее Хeвpона.

Отмечу, что приведенный список поселений следует официальным публикациям. Возможно, однако, что к нему следует добавить еще два самарийских поселения Кфар-Таппуах и Шавей-Шомрон, поскольку при попытке соотнести мелкомасштабную «концептуальную карту» Трампа (Vision for Peace Conceptual map) с более или менее точной картой расположения eвpейских поселений в Иудее и Самарии они также оказываются за рамками предлагаемых зон израильской aннeкcии.

Считается, что в Иудее и Самарии имеется порядка 150 израильских поселений. Из них, как мы видим, десятая часть остается в положении эксклавов, тогда как девять десятых включаются в более или менее обширные зоны aннeкcии, непосредственно прилегающие к современной территории Израиля в пределах «зеленой черты» или соединенные с ней коридорами, которые план Трампа также предполагает сохранить под израильским суверенитетом.

Общая численность eвpейского населения Иудеи и Самарии оценивалась в конце 2019 года в почти 464 тыс. человек (это число не включает жителей eвpейских кварталов Восточного Иерусалима). По официальным данным, в пятнадцати вышеперечисленных поселениях живет около 14,3 тыс. человек. Таким образом, в случае реализации обсуждаемого политического плана жителями израильских эксклавов окажутся немногим более 3% от общего числе поселенцев Иудеи и Самарии. Если добавить к ним, в соответствии со сделанным выше предположением, Кфар-Таппуах (1238 жителей) и Шавей-Шомрон (929 жителей), в случае реализации обсуждаемого политического плана жителями израильских эксклавов окажутся около 16,5 тыс. человек, или порядка 3,5% от общего числа поселенцев Иудеи и Самарии.

Отметим, однако, что в отличие от обсуждавшихся ранее предложений США, план Трампа признает за этими израильтянами право остаться в своих домах и не требует их депортации.

* * *

Как известно, по состоянию на 4 июня 1967 г., в канун Шестидневной войны, никакого пaлecтинского государства не существовало. Иудея и Самарии оставались тогда под управлением Иордании, aннeкcировавшей их в одностороннем порядке в 1950 г., а сектор Газы – под военным управлением оккупировавшего его Египта. Тем не менее, план Трампа принимает порочную идею о том, что передача под израильский суверенитет определенной части Иудеи и Самарии должна трактоваться как пaлecтинская «утрата», которая должна быть компенсирована будущему пaлecтинскому государству в том или ином объеме.

По этой причине планом Трампа предусмотрена передача пaлecтинскому государству ряда районов, находящихся с 1949 г. под израильским суверенитетом.

Таковые у границ Иудеи и Самарии, в порядке перечисления с юга на север:

  • безлюдный район Северного Негева, примыкающий к южной части Хeвpонского нагорья на восточном участке «зеленой черты», до спуска к Мертвому морю; площадь этого района по карте Трампа составляет 176,36 кв. км;
  • прилегающие с запада к «зеленой черте» севернее Тулькарма земли регионального совета Земер, общей площадью 8,23 кв. км, с проживающим на них арабским населением численностью порядка 7 тыс. человек;
  • прилегающие с запада к «зеленой черте» севернее киббуца Магаль земли населенных пунктов Джат и Бака-эль-Гарбия, общей площадью 13,64 кв. км, с проживающим на них арабским населением численностью порядка 41 тыс. человек;
  • прилегающие с запада к «зеленой черте» севернее eвpейского общинного поселения Мицпе-Илан земли арабской деревни Барта (ее израильской части), площадью 2,32 кв. км, с проживающим на них населением порядка 4,3 тыс. человек;
  • прилегающий с севера к «зеленой черте» район Умм-эль-Фахма, Аръары и регионального совета Маале-Ирон (Тальат-Ара), общей площадью 28,29 кв. км, с проживающим там арабским населением численностью до 100 тыс. человек;
  • прилегающие с севера к «зеленой черте» районы деревень Мукейбла (4,8 кв. км, западнее 60-го шоссе) и Сандала (2,5 кв. км, восточнее 60-го шоссе), с проживающим в них арабским населением численностью до 6 тыс. человек.

Итак, всего у границ Иудеи и Самарии к пaлecтинскому государству предлагается прирастить 231,34 кв. км израильской территории. Кроме того, в Западном Негеве, вблизи сектора Газы, к пaлecтинскому государству предлагается присоединить два обширных района: пески Халуцы (с целью создания там зоны промышленности высоких технологий) и район Ниццаны (с целью жилищного строительства и сельскохозяйственного освоения). Общая площадь этих районов составляет по карте Трампа 596,61 кв. км. Таким образом, общая площадь территории, которую в случае полной реализации «сделки века» придется передать пaлecтинскому государству из-под израильского суверенитета, составляет почти 828 кв. км.

Но это все же не пропорция 1:1, и даже не 1:1,12 (в пользу Израиля), как предлагалось Ольмертом в Аннаполисе. Учитывая, что вместе с Восточным Иерусалимом площадь предлагаемой для израильской aннeкcии территории в Иудее и Самарии составляет 1845 кв. км, а площадь предлагаемой для передачи пaлecтинскому государству израильской территории мы подсчитали как равную 828 кв. км, речь идет о пропорции 1:2,23 (в пользу Израиля).

* * *

Чтобы по достоинству оценить предложение Трампа, нужно принять в расчет, что на протяжении последних двадцати лет переговоры с пaлecтинцами велись всеми правительствами Израиля из расчета на гипотетическую возможность aннeкcии значительно меньшей части Иудеи и Самарии и исходя из готовности к обмену территориями по принципу 1:1. Последнее не было принято Израилем сразу же как ультимативный принцип обмена, однако в конце концов с этим вынужденно смирились.

Уже первое израильское предложение в Кемп-Дэвиде (Эхуд Барак, 2000 г.), до некоторой степени напоминавшее актуальное предложение администрации Трампа, было ощутимо хуже последнего, не говоря уже о том, что оно, во-первых, ухудшилось дополнительно в ходе переговоров и, во-вторых, было отвергнуто пaлecтинской стороной.

На переговорах в Табе (Эхуд Барак, 2001 г.) даже первоначальное израильское предложение делалось в расчете на возможность aннeкcии всего 8% территории Иудеи и Самарии, но затем Израиль смягчил его дополнительно до 6%. Встречное пaлecтинское предложение допускало израильскую aннeкcию 3,1% Иудеи и Самарии, с обязательной территориальной компенсацией, причем пaлecтинцы настаивали на обмене по принципу 1:1.

Израильское предложение в Аннаполисе (Эхуд Ольмерт, 2008 г.) строилось на принципе aннeкcии 6,5% территории Иудеи и Самарии. В обмен на эту «утрату» пaлecтинскому государству предлагались земли в пределах «зеленой черты», площадь которых составит 5,8% территории Иудеи и Самарии. Выше отмечалось, что это уже была пропорция 1:1,12. Пaлecтинское контрпредложение допускало взаимную aннeкcию территорий по обе стороны «зеленой черты», площадь которых составит в обоих случаях до 1,9% территории Иудеи и Самарии, с пропорцией обмена 1:1.

Вокруг того, что прозвучало в Аннаполисе за столом переговоров, так или иначе строились и навязчивые предложения администрации Барака Обамы.

Израильскими аналитическими центрами производились соответствующие расчеты, их результаты публиковались в связи с каждым новым раундом переговоров, и следует вспомнить, чтó стояло за этой рябью процентов. Так, в период, когда численность eвpейского населения в Иудее и Самарии составляла 443,3 тыс. человек, различные варианты территориального урегулирования на основе обсуждавшихся тогда предложений выглядели следующим образом:

  • в случае aннeкcии 5,5% территории Иудеи и Самарии (322 кв. км) эвакуации подлежали 86 eвpейских поселений и 80,3 тыс. их жителей, или 18,1% от общего числа поселенцев;
  • в случае aннeкcии 4,3% территории Иудеи и Самарии (255 кв. км) эвакуации подлежали 94 поселения и свыше 108 тыс. их жителей, или 24,4% от общего числа поселенцев;
  • в случае aннeкcии 2,5% территории Иудеи и Самарии (147 кв. км) эвакуации подлежали 105 поселений и свыше 124 тыс. их жителей, или 28% от общего числа поселенцев.

Вариант с 4,3% – это уже без Ариэля и без большинства поселений Ариэльского выступа. И все это реально продавливалось Вашингтоном, реально обсуждалось представителями израильского правительства. С Трампом мы смогли, наконец, вздохнуть полной грудью, и многие просто забыли, где мы находились совсем недавно и где можем оказаться снова уже в недалеком будущем.

Можно, конечно, сказать: мало ли что обсуждалось, это всё были пустые слова, мы под давлением США ничего не отдали. К сожалению, действительность не такова. На переговорах в Уай плантейшн (1998 г.), сопровождавшихся мощным давлением на Израиль со стороны президента Клинтона и госсекретаря Мадлен Олбрайт, Биньямин Нетаниягу согласился увеличить в 6 раз зону А, находящуюся по полным военным и гражданским контролем пaлecтинской администрации, и отдал из зоны С, из-под полного израильского контроля, в зоны А и В (гражданский контроль ПА) 13% территории Иудеи и Самарии. После своего повторного избрания главой правительства в 2009 г. Нетаниягу старался не повторять шагов, стоивших ему в 1999 г. потери власти, но если бы пaлecтинцы приняли выдвигавшиеся им условия по признанию Израиля национальным государством eвpейского народа, отказу от требования о «возвращении беженцев» и пр., он заключил бы с ними соглашение, которое было бы по своим территориальным параметрам намного ближе к Аннаполису, чем к актуальному предложению Трампа.

«Все ходы записываются». До сих пор этот принцип неизменно срабатывал так, что на каждом следующем этапе переговоров от Израиля в качестве его начальной позиции требовалось подтвердить то, что он в максимальном случае соглашался уступить под занавес предыдущего раунда переговоров, и смена правительств в Израиле, с точки зрения Белого дома, не должна была оказывать влияния на эту модель. Трамп впервые перевернул этот порядок вещей, обозначив пaлecтинцам цену их многолетней несговорчивости: не два, не четыре, не шесть процентов израильской aннeкcии, а тридцать с лишним. Принцип «обмена территориями» не 1:1, а 1:2,2 в пользу Израиля. Неделимый Иерусалим. Полный отказ от требования о «возвращении пaлecтинских беженцев» в eвpейское государство. Разоружения ХАМАСа в Газе. Израильская граница по Иордану и Мертвому морю.

Можно ли найти предложения территориального урегулирования, которые были лучше того, что теперь предложено Трампом? Запросто. Только вот обсуждались они исключительно израильтянами между собой и рассматривались как заведомый non-starter не только арабами, но и администрацией США, даже в самые лучшие периоды израильско-американских отношений. Тот же план Алона (1968 г.), и многие другие.

Есть ли в плане Трампа очевидные изъяны?

Такая постановка вопроса не имеет смысла для тех, кто считает возможным aннeкcировать всю территорию Иудеи и Самарии, не предоставив израильского гражданства живущим там арабам, или верит в то, что арабы по каким-то причинам разбегутся оттуда, или не видит принципиальной опасности в предоставлении израильского гражданства всему арабскому населению Иудеи и Самарии. Для людей с подобными установками любой план раздела плох уже просто тем, что он представляет собой план раздела. Но для тех, кто, принимает традиционное устремление сионизма к обретению для Государства Израиль максимума территории с минимумом проживающего на ней враждебного населения, вопрос о сравнительных достоинствах и недостатках тех или иных вариантов раздела безусловно имеет смысл.

Итак, заданный выше вопрос подразумевает возможность (и даже необходимость) оценки сделанного Трампом предложения с точки зрения тех целей, которым оно служит, и тех установок, которые оно отражает. Это тем более уместно в силу того, что данный план впервые за долгие годы отражает действительно дружественную по отношению к Израилю и учитывающую его интересы позицию администрации США. Не секрет, что работа над обсуждаемым планом велась в тесном контакте с представителями израильского правительства, и его оценка может, в какой-то мере, считаться также и оценкой концептуальных установок последнего.

Сделав эти необходимые оговорки, я могу сказать, что план Трампа имеет, с моей точки зрения, очевидные изъяны, даже и помимо тех, что заключены в самой идее предоставления будущему пaлecтинскому государству компенсации за «утрату» части территории, никогда не находившейся под его суверенитетом. Мои претензии к плану Трампа также не связаны с теми тезисами, которые чаще всего звучат в устах его критиков справа, а именно с вопросами о нераспространении израильского суверенитета на весь контур 60-го шоссе и о прeвpащении в эксклавы пятнадцати (или семнадцати) израильских поселений в Иудее и Самарии.

Попробую объяснить, почему. С передачей всего 60-го шоссе под израильский суверенитет стал бы в принципе невозможен территориальный раздел. Надеюсь, это достаточно ясно уже из того, что было сказано в начале данного текста. И поскольку администрация Трампа готовила именно план раздела, бессмысленно предъявлять ей претензии подобного рода. Те, кто акцентируют сейчас внимание на вопросе о 60-м шоссе, фактически заявляют, что они против любого раздела. Позиция легитимная, но не по делу лукавая.

Теперь по поводу эксклавов. Учитывая установку Нетаниягу на то, что никакой депортации больше не будет, и очевидную меру чуткости администрации Трампа в отношении этой израильской установки, следует признать, что вообще без эксклавов план раздела был также по существу невозможен. В случае полной реализации «сделки века» положение израильских жителей в перечисленных выше пятнадцати (или семнадцати) поселениях окажется весьма непростым, даже если по поводу транспортного сообщения с ними, в том числе и по различным участкам 60-го шоссе, будут достигнуты более или менее удовлетворительные регуляции. Ухудшится также и положение жителей в ряде других районов; например, в поселениях Хeвpонского нагорья, которые лишатся прямого сообщения с Иерусалимом и будут вынуждены целиком опираться на сообщение с Северным Негевом и оттуда – с Беэр-Шевой или, по 6-му шоссе, с центральной частью страны.

Но все эти минусы представляются мне практически неизбежными при любом варианте раздела, а мои собственные претензии к плану Трампа обусловлены как раз тем, чтó могло быть в нем лучше для нас без кардинального ущерба целям, которые ставила перед собой администрация США. Состоят они в следующем:

  • в предлагаемую зону израильской aннeкcии не вошел весь контур «дороги Алона», к востоку от которой до Иордана лежит пустующая территория;
  • план достаточно скупо очерчивает для нас зону aннeкcии вдоль Мертвого моря, в Иудейской пустыне, где также отсутствует арабское население.

Как следствие, план Трампа не согласуется с идеей продления 80-го шоссе на север, до пересечения с 1-м шоссе у перекрестка Кфар-Адуммим, где эта дорога соединилась бы с «дорогой Алона» и вместе с ней составила бы единую магистраль, пересекающую Иудею и Самарию с юга на север. При этом контур 80-го шоссе проходил бы между линиями находящихся к западу и к востоку от него шоссейных дорог №№ 60 и 90 соответственно. Такая магистраль оставляла бы к западу от себя густонаселенные арабские районы Иудеи и Самарии и не имела бы к востоку от себя, в идущей вдоль Мертвого моря и Иордана полосе израильской aннeкcии, почти никакого арабского населения (за исключением того, что имеется в районе Иерихона и Уджи, который оказался бы в этом случае обширным пaлecтинским эксклавом).

В настоящее время 80-е шоссе существует на 34-километровом участке от расположенного к юго-востоку от Беэр-Шевы перекрестка Аръара ба-Негев до поселения Бейт-Ятир на границе Северного Негева с Хeвpонским нагорьем, и очерченный выше план его продления на север отнюдь не является моим экспромтом. К сожалению, предложенная американцами «сделка века» игнорирует израильские интересы, связанные с возможностью прeвpащения 80-го шоссе в сплошную рокадную магистраль стратегического значения.

Будь это иначе, из числа эксклавов можно было бы исключить расположенные в Иудейской пустыне поселения Маале-Амос и Асфар, и, кроме того, для Кирьят-Арбы и поселений Хeвpонского нагорья открылась бы возможность удобного сообщения с Иерусалимом – не такого короткого, как по 60-му шоссе, но всё же намного менее затратного, чем южный путь с продолжением по шоссе №№ 6 и 1.

Список придирок можно продолжить, но я и так уже затянул, и перейду к главному. Имея долгий опыт заинтересованного и, надеюсь, достаточно компетентного наблюдения за процессами, направленными на определение политического будущего Иудеи и Самарии, включая опыт непосредственного наблюдения за переговорами в Кемп-Дэвиде, Табе, Акабе и пр., я все-таки должен признать, что не верил в возможность того, что администрация США когда-либо выступит со столь благоприятным для Израиля планом территориального урегулирования. Даже с избранием Трампа – не верил, и опасался намного худшего варианта, когда мы три года ждали его «сделки века».

Можно, конечно, понадеяться на то, что Соединенные Штаты станут теперь последовательно улучшать свои предложения Израилю, как они последовательно ухудшали их прежде на протяжении нескольких десятилетий (доходя и до таких, что могли оказаться для нас несовместимыми с жизнью). Те, кто способен положиться на эту надежду, готовы дать предложению Трампа прeвpатиться в одну из архивных бумажек, но сам я к числу бесшабашных оптимистов, очевидно, не принадлежу и поэтому предпочитаю, чтобы Израиль немедленно выбрал все возможные для него плюсы данного предложения.

* * *

Приятной особенностью плана Трампа является то, что возможные обретения Израиля не ставятся им в зависимость от согласия пaлecтинской стороны принять весь пакет предложений американского президента. Иначе говоря, Израилю обозначена принципиальная возможность aннeкcировать указанную выше часть Иудеи и Самарии безотносительно к тому, захотят ли пaлecтинцы принять «сделку века» и реализовать те территориальные (828 кв. км израильской территории) и экономические ($50 млрд) выгоды, которая она им сулит.

Учитывая известную специфику политического поведения пaлecтинцев на протяжении всего последнего века, естественно предположить, что они не вступят в переговоры с Израилем на основании сделанных администрацией Трампа предложений, и, как следствие, упустят возможность получить то, что им предлагается. Таким образом, реализация Израилем благоприятных для него составляющих «сделки века» может оказаться вообще бесплатной. Упустить этот шанс было бы, на мой взгляд, откровенным безумием.

Но даже и в том случае, если бы мне предложили жесткий выбор между реализацией «сделки века» в полном объеме, со всеми ее очевидными и болезненными для меня минусами, и возможностью рискнуть, оставив ситуацию неизменной, я склонился бы к тому, чтобы принять актуальное в данный момент предложение США.

Неизменность в этом случае мнимая, наше фактическое положение в контексте т.н. «мирного процесса» последовательно ухудшалось на протяжении последних десятилетий, несмотря на все достижения Израиля в иных областях. Сегодняшняя политическая конъюнктура, обусловленная пребыванием Трампа в Белом доме и наблюдаемым кризисом арабского мира, может оказаться недолговечной. И поэтому, пытаясь заглянуть в будущее, естественно опасаться того, что ждущие нас варианты политического понуждения, в том числе и со стороны Вашингтона, окажутся намного жестче того, что предлагается Трампом в настоящее время.

Глядя на ситуацию указанным образом, я нахожу прямой израильский интерес в том, чтобы предложение Трампа вступило в стадию практической реализации и не осталось одной из старых, утративших смысл бумажек, которые найдет на своем рабочем столе будущий президент США.

В оптимальном для нас случае мы, не заплатив за это вообще ничего, кардинально улучшим свои границы и заметно расширим свою суверенную территорию в сравнении с 1967 г., решим массу проблем, обусловленных действующим повсюду за «зеленой чертой» режимом военного управления, и ничем не ухудшим фактического положения в тех поселениях, которые останутся вне районов aннeкcии. В наихудшем – и менее вероятном – случае мы получим вариант территориального урегулирования, который, при всех своих недостатках несравнимо лучше всего, что навязывалось нам со времен Мадридской конференции 1991 г. и, в более мягкой форме, еще до последовавшего с распадом СССР ужесточения американской позиции в отношении Израиля.

В общем, дают – бери. Грех не взять.

Источник