Яков Файтельсон | Песах все тот же Песах, и евреи, все те же евреи

Мы снова отмечаем праздник Исхода из Египта. И снова среди нас обнаруживаются потомки тех рабов, для которых наша история, культура, религия и традиции совершенно чужды.

Photo copyright: zeevveez. CC BY 2.0

Декабрь 1969 года. Ханука. В Вильнюсе встретились 5 молодых людей, трое литовских евреев, Леня Лацман, Леня Щербаков и Яков Файтельсон с двумя молдавскими – Семёном Левитом и Лазарем Трахтенбергом. Принято решение о создании Вильнюсской ячейки подпольной сионистской организации Иргун, действующей в Ленинграде, Кишиневе и Риге.

Помимо прочего, обсуждали возможный потенциал Алии из Советского Союза. Пришли к выводу, что он насчитывает не более 150 тысяч человек. Это евреи из стран Прибалтики, Западной Украины, Западной Белоруссии, Молдавии и Грузии. Остальные евреи, граждане СССР, полностью ассимилированы, давно потеряли свои национальные, религиозные, исторические и культурные корни, и их ничего не связывает с Государством Израиль.

Перефразируя слова Нахума Соколова о том, что в Чехословакии живут чехи и словаки, но только евреи – чехословаки, мы говорили о том, что в Советском Союзе живут люди разных национальностей: русские, украинцы, литовцы, латыши, казахи, узбеки и многие другие. А евреи просто советские граждане.

Пути Господни неисповедимы и чудеса случаются и в наше время. Оказалось, мы ошиблись. Тем более, что мы сами послужили некоторым катализатором для будущих событий, приведших к Исходу евреев из бывшего Советского Союза.

Но было и другое мнение о составе еврейского населения Советского Союза. Прошло два года, после той встречи в Вильнюсе. После разгрома Иргуна, арестов и судов в Ленинграде, Риге и Кишиневе, когда среди осужденных были и Левит и Трахтенберг, после открытой борьбы за право на репатриацию в Израиль, включая трёхдневную голодовку в здании московского Центрального телеграфа и многих других событий, “Железный занавес” был прорван.

В декабре 1971 года и моя семья получила визы на выезд в Израиль. Литовец, шофер грузовика, перевозивший наш багаж на вокзал, сказал мне следующее: “Я знаю, что вы сделали, и снимаю шляпу. Вы, евреи, показали нам, литовцам, как можно без оружия бороться с Советской властью и победить ее. Мне жалко, что такие храбрые люди, такие евреи, как вы, уезжаете. Но не обижайся на то, что я скажу тебе: а вот жиды остаются”.

Я понял, что он имел в виду. Ведь это разделение существует в нашем народе ещё со времён Моше. И тогда были такие евреи, как Нахшон, Иехошуа Бен Нун и Калеб Бен Иефуна, шедшие впереди народа через море и пустыню. Но были и те, кто угрожал Моше выдать его египетским рабовладельцам, и предпочитал оставаться в рабстве, получая свою тарелку супа и кусок рыбы.

И даже среди тех, кто всё-таки последовали за Моше, были такие, как Корах и Дотан и другие, пожалевшие о том, что ушли из Египта, проклинавшие Моше за то, что он обрёк их на страдания, обещая привести в страну обетованную.

И вот мы снова отмечаем праздник Исхода из Египта. И снова среди нас обнаруживаются потомки тех рабов, для которых наша история, культура, религия и традиции совершенно чужды. Они были изгнаны из современного Египта под давлением обстоятельств, и приехали в Израиль, поскольку это единственная страна, ворота которой широко открыты перед каждым евреем.

Но почувствовав вкус свободы, они требуют превратить Еврейское Государство, в возрождении которого не участвовали и которое в самые критические дни для него не защищали, в подобие того “государства для всех народов”, из которого были вынуждены бежать.

Мы вновь стоим на перепутье, когда часть нашего народа может отколоться и уйти в никуда. Жаль, но исторический опыт показывает, что, в конечном итоге, наш народ становится от этого только сильнее.