ПЕРВЫЙ В РОССИИ ЧАСТНЫЙ ИНСТИТУТ «LITOGEA»

Московском обществу испытателей природы в 2012 г. исполнилось 207 лет. За это время Общество принимало участие в создании более десятка музеев, библиотек, биологических станций, различных обществ, которые оставили яркий след в истории России. Сразу же после создания Общество начало реализовывать грандиозную задачу — исследования и описания Московской губернии. Уже в 1809 г. состоялась первая научная экспедиция по изучению ее западных районов. За короткий срок небольшая группа ученых объехали Звенигородский, Верейский, Можайский, Рузский, Волоколамский уезды, исследовали русла рек Москвы, Истры, Рузы, Ратовки и др.

Деятельность Московского общества испытателей природы и его членов содействовала развитию Зоологического музея МГУ, Музея и института антропологии МГУ, Гербария МГУ, Лаборатории И.П.Павлова, Никитского ботанического сада в Крыму, Ботанического института РАН (Санкт-Петербург), Минералогической коллекции Геологического института РАН. Этот перечень можно продолжить. Мы в дальнейшем будем публиковать статьи о деятельности Общества.

Необходимо отметить, Московскому обществу испытателей природы в 20-е годы ХХ века принадлежали биостанция в Косине (в настоящее время один из районов Москвы), биостанция на озере Глубокое Московской области, Першинская биостанция в Курской области, Карадагская биостанция в Крыму и др. Общество регулярно издавало труды этих биостанций. Даже Политехнический музей в Москве одно время состоял в ведении МОИП. МОИП был инициатором, организатором и создателем в 1864 г. Московского зоопарка.

Необходимо отметить, что развитие книгопечатания в Москве в ХIХ веке (особенно по естествознанию) в значительной мере осуществлялось с участием МОИП и его членов. История деятельности МОИП — это огромный пласт, который ждет своего исследователя.

Еще один интересный факт. В 1905 г. в России впервые в ее истории было создано частное научное учреждение. На деньги купца первой гильдии В.Ф.Аршинова был построен Научно-исследовательский институт для оценки минеральных ресурсов страны. Руководил институтом сын купца В.В.Аршинов (ученик В.И.Вернадского). Они оба были активными членами МОИП, а Вернадский — вице-президентом. В 1915 г. институт перешел в ведение МОИП, в 1918 г. был национализирован, а в 1925 г. стал Институтом прикладной минералогии и металлургии. Сейчас это — Всероссийский НИИ минерального сырья.

Ниже приводится статья члена МОИП А.А.Каздыма о купце первой гильдии В.Ф.Аршинове, на средства которого был создан этот институт, и его сыне В.В.Аршинове — ученом, который многие годы был директором этого института.

А.П.Садчиков,
профессор, вице-президент МОИП

 

***

 

В.В.Аршинов  —  ученый, изобретатель и организатор науки

  В.В.АРШИНОВ  —  УЧЕНЫЙ, ИЗОБРЕТАТЕЛЬ И ОРГАНИЗАТОР НАУКИВ Замоскворечье, прославленном А.Н.Островским, богатом легендами и сказаниями, на бывшем тракте в Золотую Орду, на ул. Б. Ордынка (почти напротив храма Николы на Пыжах), за чудом сохранившимися двухэтажными деревянными домиками, находится небольшой двухэтажный дом, ранее увенчанный куполом обсерватории. Дом был построен в 1905 году знаменитым архитектором, академиком архитектуры Ф.О.Шехтелем по заказу купца первой гильдии Василия Федоровича Аршинова (как и многие другие купцы Замоскворечья, выходца из «низов»).

В.Ф.Аршинов был «из крестьян», из Пензенской губернии, отец его вместе со всей семьей перебрался на заработки в Саранск и записался в мещанское сословие.

В 1872 году В.Ф.Аршинов 17-летним юношей пришел пешком в Москву и девять лет работал у суконного фабриканта В.Е.Мещерина, а потом открыл уже и свою суконную фабрику. Разбогател В.Ф.Аршинов благодаря своей энергии и трудоспособности, стал директором-учредителем торгово-промышленного товарищества «В.Аршинов и Кº»,  поставщиком двора «Его Императорского Величества».

Солидный купец, удачливый предприниматель, обладатель многомиллионного капитала (нажитого в основном на армейских поставках сукна во время Русско-Японской войны 1904-1905 г.г.),  В.Ф.Аршинов, практически не имевший никакого образования, всегда проявлял интерес к наукам и искусству. Характер и поступки замоскворецких купцов, живо описанных А.Н.Островским, не были присущи В.Ф.Аршинову. Для своих сыновей, особенно для старшего сына Владимира и трагически погибшего Сергея, талантливого музыканта, замоскворецкий купец не жалел денег на образование.

Его старший сын, Владимир Васильевич Аршинов родился 2 (15) июля 1879 года. Ещё до поступления в университет, на дому, его обучал студент Московского Университета Константин Иосифович Висконт, в дальнейшем профессор, крупный ученый, минералог и химик. Отметим, что, будучи гимназистом, В.В.Аршинов живо интересовался естественными науками  —  ботаникой и геологией, собирал гербарии, а в дальнейшем увлекся и полностью переключился на изучение горных пород и минералов. Увлеченность геологическими науками, поддержка отца и определили дальнейший путь Владимира Аршинова — в 1903 он закончил естественно-историческое отделение физико-математического факультета Московского Университета.

Но сначала было увлечение историей и обществоведением: в 1898 году, после окончания гимназии, В.В.Аршинов поступает вольнослушателем на историко-философский факультет Московского унивеситета, слушает лекции по истории, обществоведению, филологи, этнографии блестящих ученых того времени — Р.Ю.Виппера, П.Г.Виноградова, В.О.Ключевского, Д.Н.Анучина. Тем не менее, интерес к геологии и минералогии пересилил, и в 1899 г. 20-летний Владимир Аршинов определяет свою дальнейшую жизнь — переходит на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета.

Преподавательский состав Московского университета того времени составляли видные ученые, светила российской и мировой науки (именами некоторых из них впоследствии назовут улицы Москвы) — физики П.Н.Лебедев и Н.А.Умов, химик Н.Д.Зелинский, биологи Н.А.Тимирязев и М.А.Мензбир, ну и конечно великие русские геологи и минералоги  — В.И.Вернадский, А.П.Павлов и многие другие. Своей специальностью В.В.Аршинов выбрал минералогию, окончив курс университета по кафедре В.И.Вернадского в 1903 году. В.И.Вернадский, оценив способность и талант студента, предложил ему остаться на кафедре ассистентом, для дальнейшего обучения и подготовки к званию профессора.

В 1904 году В.В.Аршинов командируется в Германию, в Гейдельбергский университет, к знаменитому немецкому петрографу Г.Розенбушу для стажировки и овладения методами оптической петрографии, в то время нового направления — изучения минералов и горных пород под поляризационным микроскопом. Отметим интересный и странный факт, к переводу и редакции классического труда Г.Розенбуша «Описательная петрография» (1923 г.), изданного в СССР в 1934 году группой сотрудников ЦНИГРи под общей редакцией В.Н.Лодочникова в качестве учебника для университетов, В.В.Аршинов, лично знакомый с Г.Розенбушем и фактически его ученик, почему-то привлечен не  был.

В течение 1904 — 1905 гг. молодой ученый полностью освоил петрографический метод изучения, поляризационный микроскоп, что в дальнейшем позволило ему совершенствовать методы кристаллооптического изучения минералов.

1905 — 1911 годы — это период активной работы В.В.Аршинова в Московском университете, становление его как ученого и преподавателя.  Однако в 1911 году, в знак протеста против политических репрессий и полицейского произвола в отношении студентов, санкционированных министром образований Л.А.Кассо, с большой группой профессоров Московского университета и вместе со своим учителем В.И Вернадским, Владимир Васильевич Аршинов покинул стены университета и вплотную приступил к работе в своем институте «Litogea», построенным и финансируемом на средства своего отца, В.Ф. Аршинова. Здание института было построено в 1905 году к возвращению В.В.Аршинова из Германии, но официальной датой открытия института считается 1910 год, год выхода первого выпуска Трудов института.

Ещё пребывая в Гейдельберском университете, В.В.Аршинов приобрел необходимые приборы, оборудование и реактивы для химической лаборатории, мебель и большое количество справочных изданий.

Период с 1910 по 1915 годы — это период решения многочисленных организационных проблем, связанных с «Litogea», определение его статуса, набор сотрудников и формирование штатов. В институт были привлечены талантливые молодые ученые — петрографы А.А.Мамуровский и Е.А.Кузнецов, минералоги А.С.Уклонский, Н.А.Смолянинов и К.О.Висконт, кристаллографы Е.Е.Флинт и Ю.В.Вульф, геологи В.А.Обручев и В.А.Варсанофьева, ряд других специалистов. Поставленные задачи — выявление и изучение минерально-сырьевых богатств России, благодаря великолепному кадровому составу, отличному оснащению лабораторий и хорошей организации стали давать свои плоды. Именно в институте «Litogea» начались работы по серьезному петрографическому изучению районов Урала, Крыма, Кавказа, поисковые работы на вольфрам, медь, серу, корунд.

Институт «Litogea» в то время был первым и единственным научно-исследовательским учреждением в России, целиком и полностью финансируемым частным лицом (купец первой гильдии и мануфактур-советник  В.Ф. Аршинов вложил в создание и обеспечение института внушительную по тем временам сумму — 700 тыс. руб.).

Результаты исследований публиковались в трудах «Litogea» (и других научных изданиях) не только на русском, но также на французском и немецком языках, что принесло институту широкую известность за пределами Российской империи.

В 1915 году институт был передан в ведение Московского общества испытателей природы (МОИП), а вскоре Министерство промышленности и торговли Российской империи утвердило Устав института «Litogea».  Руководителем «Litogea», согласно Уставу, на 15-летний срок был единогласно избран В.В.Аршинов.

События Октябрьской революции 1917 года, Гражданская война, голод и разруха всё же не смогли разрушить институт. Благодаря заботам и энергии В.В.Аршинова и В.Ф.Аршинова, а также сотрудников института, удалось сохранить его целостность, и было принято единственное правильное в те тяжелые времена решение о передаче «Litogea» в собственность государства. Правительство Советской России предложение приняло, и 1 октября 1919 года декрет «О национализации Петрографического института «Litogea» в Москве» был подписан Председателем Совета Народных Комиссаров В.И.Лениным и Управляющим делами СНК В.Д.Бонч-Бруевичем. В.В.Аршинов был назначен председателем правления и заведующим институтом, т.е. фактически первым советским директором. Штат института расширился до 40 человек (против 16 до национализации).

Через пять лет, 20 марта 1923 года, Президиум Центрального научно-технического совета ВСНХ СССР заслушал доклад В.В.Аршинова о работе института. Усилия В.В.Аршинова и В.Ф.Аршинова по сохранению института «Litogea», его научных кадров, по рациональному направлению научных программ были высоко оценены Советским правительством. Однако, профиль института (в первую очередь его научная направленность) и стиль работы требовали перестройки. Петрографическое направление «Litogea» не удовлетворяло запросов развивающейся промышленности молодой республики Советов, и вскоре коллегия ВСНХ СССР приняла решение о переименовании Петрографического института «Litogea» в Институт прикладной минералогии и петрографии (ИПМП), а далее — Институт Прикладной Минералогии (ИПМ).

Новым директором ИПМ был назначен соратник В.И.Ленина, видный советский государственный деятель и ученый, организатор горного дела (в дальнейшем, с 1933 года, член‑корреспондент АН СССР) Н.М.Федоровский. Человек кипучей энергии, эрудит, обладающий высокой научной компетенцией, и что немаловажно в те времена, большим влиянием в государственных и хозяйственных сферах страны, вывел институт «Litogea» на новую, более высокую ступень развития. В основу работу института был положен комплексный метод решения минерально-сырьевых проблем страны, что предусматривало, наряду с геолого-минералогическими исследованиями, проведение и технолого-экономической оценки сырья.

В 1927 году из состава ИПМ был выделен Институт геологии и минералогии (ГЕОМИН). Однако в 1933—1934 гг. ГЕОМИН опять вошел в состав ИПМ, изменившем название на Институт геологии и минералогии (ИГМ), затем он был (всего на год) переименован в Центральный институт по изучению минерального сырья, а в начале 1935 был назван Всесоюзным Институтом Минерального Сырья — ВИМС (ныне ФГУП ВИМС им. Н.М. Федоровского). В 1925-30 гг., между ул. Б. Ордынкой и Старомонетным переулком было возведено (по проекту архитекторов В.А.Веснина и В.А.Рогозинского) большое здание института, сохранившееся (как главный корпус) до настоящего времени.

В вновь созданном институте В.В.Аршинов возглавил петрографическую  лабораторию, которой руководил 20 лет, до самой своей кончины. Кроме петрографических исследований его деятельность касалась всех сфер института, в частности формированию различных научных направлений. Особое внимание В.В.Аршинов уделял изучению минерально-сырьевой базы нерудных полезных ископаемых.  Благодаря энергии и активной деятельности В.В.Аршинова была создана фундаментальная научно-техническая библиотека (в настоящее время носящая его имя, и являющеюся старейшей библиотекой в научном геологическом учреждении России) и литотека — капитальное собрание образцов горных пород и минералов России и из-за рубежа.

Передав руководящие полномочия Н.М.Федоровскому, и освободившись от административно-хозяйственных обязанностей, В.В.Аршинов полностью посвятил себя научной деятельности. С 1925 по 1937 годы им было опубликовано более 30 монографий, статей и заметок, опубликованных в трудах ИПМ и ВИМСа, журнале «Минеральное сырье», ряде других изданий. Большинство работ посвящено петрографии, путям расширения минерально-сырьевой базы нерудных месторождений, а также библиотечному делу.

Отметим, что В.В.Аршинов внес существенный вклад в организацию библиотечного дела не только в стенах ВИМСа, но и всего библиотечного дела Москвы, так, например, он являлся одним из инициаторов организации Центральной библиотеки Наркомата тяжелой промышленности.

К сожалению, репрессии конца 30-х годов не обошли В.В.Аршинова. Волею случая В.В.Аршинов не повторил трагической судьбы директора ВИМСа Н.М.Федоровского, арестованного в 25 октября 1937 года и осужденного 16 апреля 1939 года (по статье 58, п. 1а, 7, 8, 11.) на 15 лет лагерей, отправленного в Воркуту (Воркутлаг) и после почти 20-летнего заключения и перенесенного инсульта, вернувшегося в Москву инвалидом.

Были арестованы сотрудники ВИМСа В.А.Зильберминц (1887-1939), получивший первую в СССР партию германия из угольной золы топок; один из первых сотрудников «Litogea», зам. директора  ИПМ, зав. лабораторией декоративного и строительного камня ВИМСа А.А.Мамуровский (1893—1961); зам. директора ВИМСа (а ранее зам. директора ИМП), большевик с марта 1917 года, Д.Е.Перкин (1899—1938); зав. сектором минеральных красок К.А.Пучек (1894—1938), и ряд других сотрудников.

В.В.Аршинов был арестован 6 ноября 1938 года и 8 месяцев провел в следственной тюрьме НКВД, держался очень твердо, никого не оговорил. «Методов воздействия» к нему не применялось, однако из-за болезни глаз и отсутствия должной медицинской помощи, он почти ослеп на один глаз. Благодаря энергичной деятельности своего отца, персонального пенсионера, В.Ф.Аршинова и академика В.И.Вернадского решением военного трибунала МВО 15 июля 1939 года он был оправдан и выпущен из тюрьмы.

В течение последующих трех лет В.В.Аршинов не мог вплотную заниматься микроскопическими исследованиями (а также и публиковаться), и всю свою деятельность сосредоточил на совершенствовании методов микроскопического изучения минералов и конструировании новых приборов для кристаллооптических исследований. Потом началась Великая Отечественная война, эвакуация ВИМСа, и только в 1944 году в сборнике «Советская геология» появляется публикация В.В.Аршинова «Универсальный столик», посвященная методическим вопросам кристаллооптики. С 1945 по 1954 г.г. им было опубликовано 25 работ, в основном с описанием изобретений в области оптического приборостроения, а также с обзорами минерально-сырьевой базы страны.

Ещё в 1936 году В.В.Аршинову по совокупности работ было присвоено звание доктора геолого-минералогических наук, а в январе 1945 года присуждено и звание профессора. В 1944 году В.В.Аршинов был награжден орденом Трудового Красного Знамени, в 1948 — орденом Ленина, в 1951 году Президиум Верховного Совета РСФСР  присвоил  ему звание Заслуженного деятеля науки.

Вся жизнь В.В.Аршинова была посвящена науке, он первый в России и СССР высококвалифицированный петрограф, фактически основатель «московской» школы петрографии, учитель большинства московских петрографов старшего поколения. В сфере одного из самых сложных направлений петрографии — описательной микроскопической петрографии В.В.Аршинов достиг совершенства. Им сделаны классические петрографические описания гранитоидов и ультрамафических пород Урала, метаморфических пород Кривого Рога, туфов Крыма, асфальтитов Поволжья и Южного Урала. В 1932 г. В.В.Аршинов перевел с английского языка и переработал труд американского петрографа А.Джохонсона «Определитель породообразующих минералов».

В сфере изучения минерально-сырьевой базы страны В.В.Аршинов заложил основы промышленности неметаллических полезных ископаемых СССР и был одним из первых исследователей  ультраосновных пород и продуктов их изменения и преобразования, важных видов минерального сырья — серпентинитов, хризотил-асбестов, антофиллит-асбестов, талька и тальк-карбонатных пород. В.В.Аршинов участвовал в открытии большинства крупных месторождений талька, магнезита и асбеста на Урале (причем проблема изучения отечественного асбеста была поставлена им еще в 1923 году), а изучение тальковых месторождений, в особенности Шабровского месторождения талька (под Екатеринбургом) в 1927 — 1928 гг. заложило основу советской тальковой промышленности.

Круг научных интересов В.В.Аршинова был очень широк — это и изучение (еще в 1910 г.) туфов Балаклавы (Крым), твердых битумов и асфальтитов (впервые интерес проявился в 1914 году),  вопросы получения и изучения форстеритовых огнеупоров, проблематики каменного литья (технологии производства литого пироксенита — диопсидита), изучение геологии и технологии разработки природных абразивов — граната, корунда, наждака, пемзы.

Научные исследования В.В.Аршинова тесно пересекались с изобретениями и в области оптической микроскопии: им были созданы первые отечественные поляризационные микроскопы серии МП (прекрасно работающие до настоящего времени!), МИН-1 и МИН-2.

В.В.Аршинов внес свой вклад и в конструирование  микроскопов МИН-4 и МИН-5. В ряде моделей основной и весьма дорогостоящий элемент поляризационного микроскопа — призма Николя, ранее вытачиваемая из идеальных кристаллов кальцита, по предложению В.В.Аршинова была заменена поляризующей пленкой из синтетических материалов.

В 1951 г. В.В.Аршинов разработал конструкцию портативного, «полевого» микроскопа, удобного для экспедиционных исследований (первые модели были выпущены в 1957 г.). Эта модель микроскопа получила «Гран-при» на Всемирной выставке в Брюсселе и в течение ряда экспортировалась за рубеж.  Еще в 30-40-х годах прошлого века в лаборатории В.В.Аршинова был разработан оптико-геометрический минералогический анализ, и сотрудником лаборатории А.А.Глаголевым предложен «пуш-интегратор» («пуш-ингегратор Глаголева», широко применяемый в 30-60 годах ХХ века для особо точного и в тоже время быстрого подсчета минералов в шлифах  или иммерсионных препаратах).

В.В.Аршиновым были усовершенствованы, а точнее упрощены, методы работы с универсальным теодолитным столиком Федорова, предназначенным для изучения кристаллооптических  свойств минералов. В 1930 году в ИПМ по инициативе В.В.Аршинова был организован кристаллооптический кабинет (в дальнейшем сотрудники этого кабинета почти в полном составе перешли в Институт Кристаллографии АН СССР).

Работы В.В.Аршинова в области поляризованного света способствовали созданию нового направления в декоративном искусстве — «сияющей мозаики», которой быстро заинтересовались художники-оформители. Им была создана новая модель подвесного облегченного светофора, сигнальный фонарь для речного флота, специальные неслепящие очки для летчиков и  ряд других изобретений.

Полностью отданный идеям науки, не имеющий семьи, В.В.Аршинов много времени посвящал работе с детьми в кружке юных геологов Доме пионеров на Полянке, а в последние годы жизни его часто видели в Центральном парке культуры и отдыха им. М.Горького, в окружении ребятишек, которым он с воодушевлением рассказывал про поляризованный свет и показывал «фокусы» с поляроидами.

Будучи несколько наивным в оценке событий окружающего мира (находясь в заключении следственном изоляторе НКВД, под угрозой если не расстрела, то многолетнего заключения, В.В.Аршинов писал руководству тюрьмы предложения по …организации научной библиотеки для заключенных!), полностью лишенный качеств дипломата — выражал свое мнение вне зависимости от ранга собеседника (даже в том случае если его идеи не соответствовало общепринятым представлениям), В.В. Аршинов был очень любим и уважаем всеми сотрудниками «Litogea» — ИПМ — ВИМСа. Он был весьма общительным человеком, обладал высоким научным и личным авторитетом, что позволило ему встать во главе научных школ геологов-неметаллистов и специалистов в области оптического приборостроения и кристаллооптики.

В 1954 году научная общественность торжественно отметила 75-летие ученого, но всего через год, 7 августа 1955 года, в номере ленинградской гостиницы «Европейская» В.В.Аршинов скоропостижно скончался (в Ленинград В.В.Аршинов поехал по вопросам промышленного производства сконструированного им полевого микроскопа МИН—7). Похоронен В.В.Аршинов в Москве на Даниловском кладбище.

 

Алексей Аркадьевич Каздым,
член МОИП
Фото с сайта: http://www.vims-geo.ru