Open House Chicago-2013 (Записки праздношатающегося зеваки)

От редакции.  До очередного Open House Chicago-2014 (см.  www.openhousechicago.org) осталось ровно 9 месяцев. Предлагаем вниманию чикагцев и посетителей нашего сайта со всех остальных городов нашей планеты репортаж Игоря Волошина, который поучаствовал в Open House Chicago-2013 (а ранее и в 2011, 2012). Возможно, кому-то захочется последовать его примеру.

Автор Игорь Волошин

Наконец-то пришел главный (для меня) праздник на нашу чикагскую улицу. Каждый год я жду с нетерпением этот октябрьский weekend, чтобы снова и снова открывать для себя «чикагские тайны», прячущиеся от посторонних глаз в течение года. И не то чтобы большинство этих тайн так уж сильно спрятаны, но российская, равно как и американская, и еврейская, и индийская, и арабская и прочая-прочая лень-матушка, держит в своих рукавицах, расслабляя их раз в год, когда можно многое в Чикаго увидеть своими глазами, или пощупать руками в строго отведенных для этого местах. Конечно, не все доступно в течение года, но в большинстве открытых для посещения в рамках Open House Chicago-2013 мест, никто в остальное время не стоит с пистолетом – можно запросто засунуть свой нос и полюбопытствовать – а чего это вы, ребята, здесь делаете? Но нет, мы ленивы и не любопытны, впрочем, чего греха таить, большинство из нас продолжают таковыми оставаться и в этот праздничный weekend. Так что мое письмо не для них, а для тех, кто посетил OHC-2013, но не имел возможности охватить все места, открытые для гостей, и, по независящим от них причинам, пропустил какие-то достопримечательности, которые нам повезло увидеть, хотя и мы вовсе не претендовали на всеохватность. Да и попробуй пробегись по 150 местам за два дня, тут и два десятка не всякий осилит. Посему я, как узбек, буду петь только о том, что сам видел. Конечно, получилось немного, но и на том спасибо. Возможно, кто-то посетил какие-либо интересные места, о которых я здесь не написал, но это вовсе не означает, что мы там не были – скорее всего, мы их посетили в 2011 или 2012 годах, и они были описаны мною в предыдущих письмах.

Не буду снова рассказывать, как и почему в Чикаго возникло это замечательное мероприятие, я об этом писал два года назад, когда Open House Chicago прошел у нас первый раз, и повторяться не хочется.

Итак, прощай Buffalo Grove, поехали в Downtown Chicago.

День первый. 19 октября 2013 года

В Downtown мы помчались с утра пораньше, но, как всегда, чикагские дороги преподнесли сюрприз, и на хайвее городские службы закрыли две полосы из трех, а поскольку в это хорошее субботнее утро полгорода выехала на север, а вторая половина – на юг, то дорога была забита и, конечно, к открытию OHC-2013 мы немного опоздали, что не сильно повлияло на наше настроение. Машину мы, как всегда, оставили на паркинге возле церкви Old St. Patrick’s Church (церковь Св. Патрика). Кстати, неплохое место, всего 7 баксов на весь день. А в этот день это было еще и наиболее удобное место для посещения первой точки нашего маршрута. Правда точка была немалая – Metropolitan Club at Willis Tower. Ежели кто не знает, то Willis Tower – это новое название Sears Tower, бывшего самого высокого здания в мире.

Willis Tower во всей красе

Metropolitan Club – это бизнес-клуб самых почтенных бизнесменов города. Клуб занимает два этажа здания – 66-й и 67-й, и сегодня он впервые открыл двери для посещения всеми желающими гражданами города ветров. Но чтобы мы не особенно заносились от свалившейся на голову удачи, они открыли только второй этаж и только на один день. Но нам и этого хватило, чтобы увидеть, как надо жить, и с кого эту самую жизнь делать, хотя, наверное, уже поздно.

Один из баров

Клуб был основан в 1974 году главой небезызвестной компании Sears Roebuck & Co. мистером Артуром Вудом (Arthur M. Wood). Все построено с размахом и достоинством. К услугам деловых людей открыто 16 кабинетов, в которых можно без посторонних глаз обсудить вопросы бизнеса, заключить сделки, решить кого порешить. В зависимости от решаемых вопросов, кабинеты вмещают от 2 до 400 человек. Для отдыха же здесь созданы Fitness Club, бары, 3 ресторана и библиотека. А прекрасный вид из окон на весь город доставляет истинное удовольствие.  Клуб стал прекрасным местом, где нормальный деловой человек может чудесно провести время в одиночку, с друзьями, с женой, с любовницей, и даже с детьми, поскольку члены клуба имеют здесь возможность отметить любые праздники, дни рождения и юбилеи.

Регина пытается шиковать ресторане.

Мы, почувствовав себя настоящими VIP, здесь задержались и отметились в баре, ресторане и туалете. Мы также съели по шоколадной конфете, которыми угощали самых почетных гостей, и хотя раздавали только по одной, но вы ж понимаете, никто больше меня шоколад не любит, поэтому мне и двух мало, и трех… Ну, в общем, смотрите фотки.

Панно у входа

Вид из окна. Вода из речки Чикаго очень красиво играла на стене противоположного здания, что на фотографии не очень видно.

Полюбовавшись на бесплатные виды из окон Metropolitan Club, мы направились дальше по маршруту в сторону Fine Arts Building. Ну вот надо же как бывает. Живешь себе, живешь в городе, а такое интересное место, которое открыто всегда и для всех, не замечаешь. Сколько раз я проходил мимо этого здания, видел эту гранитную надпись над входом, но почему-то ни разу не полюбопытствовал – а что там за дверью? А за дверью…

Но давайте по порядку. Fine Arts Building (Дом Изящных Искусств) был построен в 1884-1885 году и ни к каким искусствам отношения не имел, поскольку архитектор Солон Спенсер Беман (Solon Spencer Beman) выполнял заказ весьма почтенной компании Студебекер, в то время производящей кареты, коляски, дилижансы и другие товары первой необходимости узкого круга состоятельных граждан.

Это было не просто здание, а Studebaker showroom, здесь в самом центре Чикаго, в громадном демонстрационном зале первого этажа, располагались модели всех видов самого передового транспорта того времени. Остальные 7 этажей занимали производственные мастерские и оффисы компании. Посему и всё здание носило гордое наименование Studebaker Building. Однако, к середине 90-х растущий бизнес Студебекера, уже не помещался в несчастных 8-и этажах и компания построила себе новое здание, оставаясь фактическим хозяином старого, которое было сдано в пользование издателю музыкальной литературы и застройщику Чарльзу Кертису (Charles C. Curtiss) – сыну бывшего мэра. Кертис принял неожиданное и смелое решение. В 1898 году он перестроил 8-й этаж, достроил еще два, и создал в здании центр искусств, который с тех пор и существует уже более 100 лет. Здесь расположились музыкальные и танцевальные школы и студии, мастерские художников и производителей скрипок, библиотека и букинист, литературные журналы и клубы, нашлось место даже организации суфражисток, но это, к счастью, в прошлом, хотя и сейчас здесь квартирует Chicago Chapter of the Daughter of the American Revolution (Чикагское отделение дочерей американской революции – это сколько же лет-то старухам?). Кроме того в Fine Arts Building находятся такие весьма известные организации как Chicago Youth Symphony Orchestra (Чикагский детский симфонический оркестр),  Jazz Institute of Chicago (Чикагский институт джаза) и Boitsov Classical Ballet School and Company (Школа классического балета Бойцова, основанная на традициях московского Большого Театра). С этим здание связаны имена многих известных в мире муз личностей – на десятом этаже снимал офис Фрэнк Ллойд Райт, здесь же была мастерская замечательного скульптора Лорэдо Тафта (Lorado Taft), к редакторам двух литературных журналов захаживали знаменитые литераторы Эзра Паунд (Ezra Pound) – к сожалению, известный поклонник Гитлера и антисемит, Карл Сэндберг (Carl Sandburg), Томас Элиот (T.S. Eliot). Но на этом справочное описание закончу и перейду к нашим впечатлениям.

Осмотр здания нам посоветовали начать с верхнего десятого этажа, постепенно по лестнице спускаясь вниз. Это было разумно. Поднявшись на лифте на десятый этаж мы попали в холл, стены которого оказались украшены работами достаточно известных американских художников конца 19 – начала 20-го веков. Не буду утомлять перечислением имен, которые мало кому что скажут, но замечу, что работы создают очень нарядный и, пожалуй, даже торжественный вид. Возможно это всего лишь мое восприятие, но картины на мифологические темы, написанные в стиле Art Nouveau, так на меня воздействуют. Не буду вдаваться в описания, просто посмотрите некоторые работы. А желающие копнуть глубже могут найти необходимую информацию на сайте  http://www.fineartsbuilding.com/ourcollection.html

Холл десятого этажа (снимок из интернета)

На десятом этаже мы заглянули в скрипичный отдел. Там на стенах висели портреты наиболее выдающихся скрипачей, в числе которых значилось большое количество выходцев из бывшего Союза, в том числе и совсем молодых. В углу стоял расстроенный рояль, но моя супруга этот  инструмент не пропускает. Она порадовала сотрудников отдела своим исполнением неведомого им французского шансона.

Мы спускались по лестнице с этажа на этаж, и почти на каждом этаже висели картины. Мы заглядывали и в мастерские художников и музыкальные студии. Далеко не все работали в этот субботний день, но посмотреть было что. На четвертом этаже нас ожидал очень милый Венецианский дворик с фонтаном и мозаичным полом.

Венецианский дворик. Снимок прошлогодний (в этом году дворик можно рассматривать только через проем двери, никаких столиков и пальм в нем нет)

 С первого по третий этаж здания, там, где раньше размещался демонстрационный зал Студебекера, впоследствии были созданы два театра, которые, к сожалению, сейчас в достаточно запущенном состоянии. По остаткам лепки видно, что это были богато декорированные и торжественные залы. Их давно собираются реставрировать, собираются, собираются… Коридор второго этажа украшает витраж работы Фрэнк Ллойд Райта. Но еще больше второй этаж украшает букинист, как мне кажется…

Витраж Фрэнк Ллойд Райта

О Fine Arts Building можно было бы еще рассказывать, но думаю, что лучше посмотреть фотографии. Я же только добавлю к ним короткие комментарии.

В  мастерской по производству виолончелей.

А здесь делают скрипки местные страдивари.

Возле кабинета струнного ансамбля.

У входа в костюмерную мастерскую

А вот так забавно украшена еще одна мастерская по изготовлению струнных инструментов

Совсем недалеко от Fine Arts Building, на 22-м этаже стеклянного снизу доверху небоскреба, под громадной вывеской Borg Warner, находится клуб для достаточно узкого круга деятелей искусства – The Cliff Dweller, что можно перевести на русский, как Обитатель Утеса. В названии чувствуется претензия на нечто значительное, и, в не таком уж далеком прошлом, членами этого клуба состояли и упомянутые мною ранее Фрэнк Ллойд Райт, и Лорадо Тафт, и не менее знаменитые архитектор Луи Салливан (Louis Sullivan) и поэт Хэмлин Гарланд (Hamlin Garland)- основатель клуба. Ныне членами клуба являются артисты, музыканты, архитекторы, художники, писатели и покровители искусств. В помещении клуба проводится большое количество концертов, литературных вечеров и выставок художников. Если же говорить о случайном посетителе, вроде меня, не имеющего отношения к закрытой для посторонних жизни клуба, то смотреть в самом помещении особенно нечего. Большую часть площади занимает ресторан с баром. В день OHC-2013 ресторан обслуживал праздношатающуюся публику, но нам в нем отмечаться не захотелось. Вдоль длинной стены были вывешены работы современных художников, с которыми мы с интересом ознакомились, хотя особо выделить что-либо трудно. Нам очень понравился громадный балкон с чудным видом на город и особенно на Millennium Park. Однако на этом рассказ о клубе можно и закончить.

Уютный уголок клуба с портретом основателя.

Вид на Millennium Park

Работы художников

Ресторан клуба The Cliff Dweller

Ну а далее, наслаждаясь приятной, хотя и свежей, погодой, мы направились по набережной Мичигана в один из старейших чикагских клубов – Columbia Yacht Club. Клуб был основан в 1892 году и находится на борту корабля MV Abegweit, стоящего на вечном приколе в том месте, где улица Randolph с разбегу упирается в озеро, но продолжается причалом, к которому пришвартовано судно.

Клуб расположился на борту корабля, фамильярно именуемого всеми просто Abby, сравнительно недавно – 30 лет назад, когда коммодор L.A. Henning решил подыскать замену старенькой Florida. Поиски были долгими, пока, наконец, специально созданная комиссия, не остановила свой выбор на списанном в далекой северо-восточной части Канады, на Prince Edward Island, авто-железнодорожном пароме-ледоколе MV Abegweit. Несмотря на весьма дорогое членство в клубе, чикагские любители парусного спорта были так вдохновлены приобретением, что в клуб влилось большое количество новых членов. Хотя, признаться честно, большинство горожан об этом клубе и не слыхивали, и я в том числе. Однако, когда он появился в предварительном списке OHC-2013, и я услышал о его существовании, не посетить его я не мог. Мне ли, сыну морского офицера, не любить корабли? Еще в детстве отец, невзирая на мои истошные вопли, иногда вывозил нас с братом на яхте в Финский залив, а в таллиннской 15-й средней школе на уроках труда мы строили модели яхт. Так что морская стихия мне знакома и любима, хотя и с безопасного расстояния.

MV Abegweit (Abby)

Осмотр клуба начинался с громадного трюма. Но не думаю, что поездам и автомобилям было здесь когда-то привольно. Много лет назад мы путешествовали по Британской Колумбии и Вашингтону. Два раза пришлось переплывать проливы на громадных океанских паромах, и я помню как мы парковались в трюме, с трудом выползая из машин – двери открывались сантиметров на 15-20. Из трюма нас направили на верхнюю палубу. Здесь на свежем ветерочке под шлюпками мы полюбовались на город и лагуну с новой для нас точки. Прошлись по нижней палубе. На корме стоял громадный тент. Здесь что-то происходило – накрывались столы, расставлялись обеденные приборы. Как оказалось, в свободное от клубных мероприятий время, судно сдается частным гражданам и организациям для различных торжеств. Для  этого, помимо палубы с навесом, здесь также есть два ресторана и бар. И в ресторанах и в баре уже гуляли посетители, поэтому мы не стали задерживаться и продолжили свою экскурсию по судну. Заглянули в судовую библиотеку. Она оказалась немаленькой. Все издания были так или иначе связаны с морем. Книгами неожиданно заинтересовалась моя супруга.

Сначала я хотел разместить здесь фотографию, на которой Регина с серьезным видом изучает толстый навигационный талмуд (есть такой снимок), но кто ж поверит, что моя жена на такое способна, скажут – фотомонтаж. В салоне мы посмотрели призы, полученные экипажем на различных регатах. И конечно, главное место на любом судно – это капитанская рубка. Здесь мы тоже отметились и покрутили штурвал.

 

Корабельная рында

Вид с правого борта на Чикаго и яхт-клуб.

Вид с левого борта на Чикаго

Семейный штурвал. Самый полный (толстый?) вперед… стоять!

На этом осмотр клуба-корабля был закончен и мы вышли…, хорошо бы сказать – в море, но нет – мы вышли в город, точнее на набережную и не спеша пошли вдоль Мичигана, затем свернули на набережную реки Чикаго и поднялись по лестнице на Columbus Drive, где находилась очередная достопримечательность OHC-2013.

Думаю, что здание Aqua Tower привлекало многих. Еще бы – этот 82-этажный небоскреб (859 футов, 262 метра) имеет необычный и запоминающийся облик. Балконы спроектированы таким образом, что создается впечатление волны, отсюда и название Aqua, тем более уместное, что здание расположено на берегу реки и в непосредственной близости от озера. Aqua Tower – самое высокое здание в мире, построенное под руководством женщины-архитектора. Ее имя – Джейн Ганг (Jeanne Gang).  Она президент и основатель компании Studio Gang Architects. Этот проект был удостоен приза Emporis Skyscraper Award за 2009 год.

В здании расположены жилые квартиры, отель Radisson, а также бар, ресторан и небольшая картинная галерея на первом этаже. Если же говорить по сути, то в Open House Chicago-2013, Aqua Tower участвовал исключительно в качестве рекламной акции для привлечения новых постояльцев. Думаю, что хозяевам здания это удалось, если судить по наплыву посетителей. Для осмотра гостям была представлена небольшая квартирка-студия, ничем нас с Региной не прельстившая и не впечатлившая. Однако при квартирке был балкон, а с него открывался замечательный вид на внутренний двор.

Оказалось, что между расположившимися по контуру небоскребами, находится громадный зеленый двор, с детскими площадками, сквериками и дорожками для прогулок. Вот странно – сколько раз проходил-проезжал мимо этих зданий и никогда за массивом небоскребов не замечал двора. На крыше нижних этажей самого здания Aqua есть небольшой садик с бассейном и уголками отдыха.

Крыша нижних этажей (отель Рэдиссон)

Нам весьма понравился холл первого этажа, принадлежащий гостинице. Узкий, длинный зал, стенки которого декорированы на всем протяжении медным узором, а в нижней части внутренней стены постоянно горят фитили, что создает притный уют.

Холл первого этажа

Тот же холл первого этажа, но с другой стороны

Не мог не произвести приятного впечатления (на меня) Vodka-Bar. Прошлись мы также по небольшой картинной галерее. Оказалось, что какие-то работы мне уже встречались ранее в галереях современного искусства, теперь у них новый хозяин – отель Radisson, занимающий в здании первые этажи. На этом мы закончили осмотр здания и вышли снова в город.

Порадовал глаз Vodka-Bar (хотя выбор был невелик), но выпивка в наши планы, пока что, не входила

Уголок картинной галереи

Куда далее идти мне было не вполне ясно. То, что мне хотелось увидеть в субботу, мы уже почти все и увидели, а времени оставалось еще немало, поэтому мы пошли не спеша в сторону Blackstone Hotel, последней точке моего предполагаемого маршрута, делая большие крюки, чтобы засунуть нос еще в парочку не слишком интересных местoteH. На самом деле интересных мест было немало, но мы их посетили еще в Open House Chicago- 2011 и 2012.

Первым на пути оказался Fisher Building. Многие наши сограждане, приехавшие в Чикаго в конце 80-х, и в 90-е годы, должны хорошо помнить это здание. Здесь располагался Jewish Vocational Service (JVC), который многим из нас помог. Эта организация стремилась подготовить нас к профессиональной деятельности в стране  – кого-то учили как правильно составлять резюме, кого-то подготавливали к интервью, а кого-то и трудоустраивали. Не знаю как другие, а мы с супругой им благодарны, нам они в то время действительно помогли – на свою первую работу моя супруга попала с их подачи. Однако все это было в прошлом, а сейчас в здании, которое ранее занимал JCC, находится жилой дом, хозяева которого решили устроить рекламную акцию, с той же целью, что и Aqua – привлечь новых жильцов. Но нас они привлекли еще меньше чем Aqua. Все-таки у Aqua очень выгодное расположение у озера, а вот жить с видом на шумную улицу мне было бы тоскливо.

Хотя справедливости ради надо сказать, что 18-ти этажный Fisher Building красив. Известный архитектор Чарльз Этвуд (Charles Atwood) из Burnham & Co, построивший здание в 1896 году, богато декорировал фасад позолоченной терракотой со сценами из жизни морских глубин, что должно было создавать аллюзию с фамилией хозяина – бумажного магната Люсиуса Фишера (Lucius Fisher). На то время это было самое высокое здание Чикаго, наравне с с Masonic Building. Но последний уже 74 года как в бозе почил, а Fisher, как видите, жив, здоров и очень хорошо себя чувствует. Еще одной важной отличительной чертой здания были громадные окна, что являлось новым слово в архитектуре. Со вкусом оформлены были интерьеры здания. Многое сохранено до нашего времени, в том числе и оригинальные золотые решетки лифтов и лестниц. Но на этом я закончу описание Fisher Building, добавив еще несколько снимков.

Моя супруга украсила лестницу

 

Оформление корридоров.

Решетка лифта

Я не утверждаю, что посещение Fisher Building было необходимо, но увидеть еще раз старые знакомые стены, было приятно.

Не стоил посещения и Roosevelt University, также именуемый Wabash Tower, но уж коль он оказался на пути, так зашли. Постороннему наблюдателю, к каковым я себя отношу, университет может быть интересен чисто внешне необычной архитектурой – этаким вертикальным зигзагом и самой идеей организации учебного заведения, когда весь университет расположен в одном 32-этажном здании, включая учебные аудитории, общежитие, столовые, спортивный комплекс, что, естественно ведет к снижению стоимости обучения и содержания всего корпуса. Идея эта нова и интересна, но, очевидно, в первую очередь специалистам. Смотреть в здании, в общем-то, нечего, и участие в OHC-2013 было такой же рекламной акций, как и в случае с предыдущими двумя жилыми домами, с той лишь разницей, что в университет завлекают потенциальных студентов. Здание было построено с учетом всех энергосберегающих и экологических требований в 2012 году компанией VOA, которую мы посетили два года назад во время OHC-2011, о ней я писал раньше. На этом и закончу о Roosevelt University.

Ну а дальше нас ждал отель Blackstone, который был последней, но немаловажной точкой нашего сегодняшнего маршрута.

Построенный в стиле неоклассицизма Renaissance Blackstone Hotel был открыт в 1910 году. Он сразу, прямо со своего названия, был нацелен на большое будущее, которое не замедлило начаться. Еще бы, назвать отель именем Тимоти Блэкстоуна (Timothy Blackstone, 1829-1900), одного из самых знатных и влиятельных граждан города, крупнейшего бизнесмена и политика, президента Union Stock Yards (знаменитые чикагские бойни), президента железной дороги Chicago and Alton Railroad и, наконец, мэра города La Salle. Вы слышали про этот город? Наверное, некоторые слышали название, но вряд ли больше. А ведь городок-то был не самый слабый, в свое время по влиянию в штате он конкурировал с Чикаго, больше того – до возникновения Лас-Вегаса, это был крупнейший в Америке игральный центр, но не о нем сейчас речь, хотя и о нем стоило бы как-нибудь написать. Все же вернемся к мистеру Блэкстоуну. К отелю он отношения не имел. Однако на месте отеля стоял его дом, который после смерти хозяина был снесен. Сыновья друга и партнера Блэкстоуна по Chicago and Alton Railroad  и крупного отелевладельца Джона Дрейка (John Drake) Джон и Трэйси Дрэйк (John and Tracy Drake) построили на месте дома Блэкстоуна отель, который и назвали именем друга семьи. Для этого они пригласили известных архитекторов Маршалла и Фокса (Marshall and Fox). На тот момент этот 21-этажный отель был крупнейшим в городе. К тому же у него было еще одно немаловажное отличие – собственный театр.

Ну а дальше началось светлое будущее отеля. Достаточно сказать, что в нем останавливались 12 президентов Соединенных Штатов, причем все в одном номере (хотя и в разное время), который так и называется – Президентским номером, а отель, соответственно, получил неофициальное наименование – Отель Президентов. Именно здесь президенту Кеннеди сообщили о Карибском кризисе, и он сразу вылетел в Вашингтон (ах, связь с далекой моей Родиной – щас заплачу). Здесь узнали о своей номинации в президенты такие почтенные граждане, как Франклин Делано Рузвельт (правда, это была его третья номинация в 1940 году) и Дуайт Эйзенхауэр в 1952, а Гарри Трумен в 1944 году узнал о своей номинации в вице-президенты. Ну и так далее. Не буду вас нагружать информацией о специальных стенках отеля, полых изнутри для удобства работы секретных служб, о судьбоносных встречах вершителей судеб страны, об останавливавшихся здесь бесчисленных звездах кино и спорта, о куплях-продажах отеля, его ремонтах и прочем – то есть информацией, которой нас перегрузил доброжелательный экскурсовод. Если кого это заинтересует, легко сам найдет все, что нужно онлайн.

Лучше я расскажу немного о том, что мы увидели. Так получилось, что мы зашли в отель не с центрального хода, а с бокового, то есть с того, где было написано – «Вход для любопытных ротозеев, воспользовавшихся OHC-2013 для того, чтобы позариться на наши богатства». Поэтому нас сразу направили к лифту, ведущему в Президентский номер. Однако, вход в лифт находился в красивом полуподвале, в котором расположена часть коллекции работ современных чикагских художников, преимущественно выпускников Columbia College. Оказывается, отель помогает молодым художникам и предоставляет им помещение для демонстрации своих работы. Второе место, где расположены работы художников – 5-й этаж, но туда нас уже не пустили. Особенно произвел впечатление портрет пускающего слезу Эль Капоне. Фантазия художника? Кто-то видел плачущего главаря мафии? Я – нет. Правда, мне и главарей мафии, пока что, не приходилось встречать. А может это не слезы, а кровь?

Мы поднялись в Президентский номер. Ребята, если вам приходилось бывать в Карибских отелях, то вы не станете останавливаться в Президентском номере отеля Blackstone. Да, это три комнаты – гостиная, офис и спальня, но всё весьма устаревшее, хотя и в хорошем состоянии. Туалеты убогие, ну кто из нас сейчас имеет такие? Однако!!! Несмотря на почти ветхую старину, Великий Дух живет в этих стенах, и дыхание президентов еще не испарилось. И это чувствуется на каком-то подсознательном уровне – эту картину рассматривал сам Эйзенхауэр, в этом кресле сидел сам Никсон, на этой кровати спал сам Кулидж, в этот унитаз ходил сам Вудро Вилсон. Но шутки в сторону, история действительно здесь застыла, она в каждом предмете, в каждом складке шторы или балдахина кровати. И это впечатляет. Увидеть снимки – малоинтересная мелочь, войти внутрь – прикоснуться своей незначительной шкурой к частичке истории. Но, поскольку не всем повезло там побывать, то хоть посмотрите несколько фоток. Снимков у меня много, но не думаю, что стоит рассматривать каждый уголок.

Президентская гостиная (снимок из Интернета)

Президентская гостиная (мой снимок – стол уже развернули)

Президентская спальня

Мы с благоговейным почтением прошлись по покоям, разглядывая картины, касаясь диванов, кресел и камина, но стараясь не тревожить дух президентов. Однако посетителей было много, и каждый норовил прикоснуться к «святыням», так что, думаю, после OHC-2013, этот номер будет закрыт навсегда.

Затем мы спустились на лифте к центральному выходу. Программа посещения Blackstone Hotelна этом была почти закончена. Больше нас никуда не пустили, посему покрутившись в роскошном холле, мы пошли к выходу, где всех гостей угощали сангрией. Мы с супругой тоже не упустили шанс испить приятного кисло-сладкого вина, она – белого, я – красного… или наоборот, как разница.

Лифт в лобби отеля.

Этот великолепный холл также из Blackstone Hotel, но нас туда не пускали, и я понятия не имею, где он находится (снимок из Интернета)

Мы вышли из отеля в шестом часу. Закончился первый день замечательного праздника. Убрав за собой регистрационные столики, разбрелись по домам старушки-волонтерши, обслуживающие OHC-2013 и помнившие еще гражданскую войну 1861-1865 годов. Но нам уезжать из центра не хотелось, и, петляя по городу, мы направились к машине самым длинным путем. Неожиданно перед нами оказался Palmer House – еще один знаменитый отель, участвующий в OHC-2013. И хотя программа на сегодня закончилась, я неожиданно подумал – ну и что, что программа закончилась? Отель-то открыт – он открыт всегда, почему же не зайти? И мы зашли.

Palmer House – самый старый чикагский отель. Он существует с 1871 года, и, несмотря на то, что нынешнее здание уже третье, отель всегда оставался на том же месте. Первоначально отель был свадебным подарком промышленника Поттера Палмера (Potter Palmer) свой невесте Берте Оноре (Bertha Honore). Пышное открытие его произошло 26 сентября 1871 года. Я думаю, чикагцы уже догадываются, что произошло совсем вскоре после открытия. Для нечикагцев сообщаю, что через 13 дней – 9 октября 1871 года – центр города Чикаго запылал. Сгорел почти весь город, в том числе новехонький отель Palmer House. Однако мистер Палмер был не тот человек, кого неудача может выбить из колеи. Сразу же после пожара, он взял деньги в банке и начал отстраивать новый отель по новому проекту, который вскоре стал самым дорогим и великолепным в мире на тот момент. Во втором отеле отметились все знаменитости, которые по каким-то причинам пропустили отель Blackstone, впрочем, были и такие, которые побывали в обоих отелях. Останавливались здесь и президенты – Джеймс Гарфилд, Гровер Кливленд, Улисс Грант, Уильям МакКинли, а также писатели Марк Твен, Фрэнк Баум («Волшебник Изумрудного города»), Оскар Уайльд и актрисы Сара Бернар и Элеонора Дузе. Однако в 20-е годы наследники Поттера Палмера решили отель перестроить, в соответствии с требованиями дня. А требования в условиях промышленного бума были высокие (Великая Депрессия началась в конце 20-х). Богатым постояльцам необходимо было предоставить максимум современного комфорта и чисто внешнего шика. Создателям нового здания это более чем удалось, достаточно посмотреть снимки.

Впоследствии отель еще несколько раз перекупался и перестраивался, но великолепие его оставалось неизменным. Я бы, конечно, мог привести сумасшедшие цифры, потраченные на ремонты, но зачем? Мне достаточно того, что отель построен с прекрасным вкусом, оформлен отличными художниками и не будем думать о чужих деньгах.

Empire Room. В этом зале неплохо было бы устроить нашу свадьбу, да поздно я о нем узнал.

Люстра в Empire Room

Экскурсий в отеле в это время уже не было, и мы прошлись по первому этажу, задержавшись в двух залах, открытых для OHC-2013. В залах было множество посетителей и непросто было поймать момент, когда в кадре кто-нибудь не оказывался, поэтому некоторые снимки я взял из Интернета. Конечно с гидом, мы бы узнали, а возможно и увидели, больше, но спасибо и за то, что есть.

Лобби отеля с баром

Тоже лобби отеля с другой стороны

Маленькие прелести

Эта скульптура стоит на входе. Посетителей всегда интересует – что это парочка олицетворяет? Уж больно древне-греческим духом отдает. Да ничего она не олицетворяет. Просто хозяйке хотелось иметь на входе красивую радующую глаз скульптуру, которую она и заказала художнику. А он, не мудрствуя лукаво, сделал «красиво» и все!

Этим эффектным отелем закончился День Первый. Не во всём он оказался удачным, но нас ждал еще День Второй, который обещал быть более интересным, но о нем читайте Продолжение, которое вскоре последует.

.
.
.