Опасный прецедент от судебной тройки

Пару слов вдогонку решению Верховного суда по поводу статуса беженцев для семейства из Берега Слоновой Кости (ныне Кот Кот-д’Ивуар).

Photo copyright: patrick brennan. CC BY 2.0

Краткая предыстория. Пара нелегально проникла в Израиль 15 лет назад, благополучно размножилась (две дочери), дважды подавала прошение на предоставление статуса, указывая в качестве причины “политические преследования”, дважды получала отказ. После рождения дочерей, вспомнив, что в родном Кот-д’Ивуаре практикуют ритуальные операции на женских половых органах, изменила формулировку и обратилась в МВД вновь. Теперь уже на том основании, что возвращение к родному берегу (слоновой кости) угрожает дочерям принудительным обрезанием, что не только ужас и варварство, но и апофеоз гендерного неравенства, а также крайняя форма дискриминации женщин.

Как не трудно понять, Верховный суд эта аргументация впечатлила, и он обязал МВД предоставить статус беженцев всему семейству в составе папаши, мамаши (уже обрезанной) и двум дочерям (не обрезанным, но с потенциальной на то угрозой).

Решение было принято двумя голосами против одного. Таким образом создан прецедент, который при варианте позволяет любой из 200 млн женщин (по статистике ООН, именно столько подверглось варварскому обряду) получить статус беженца в Израиле.

Если учесть, что в Египте через женское обрезание прошло 90% всех женщин в возрасте до 50 лет (первое место в мире), то есть все основания ожидать Сверхбольшую египетскую алию. Второе место в мире по распространению женского обрезания занимает Эфиопия, но оттуда и так едут, пусть пока и не в промышленных количествах.

На самом деле в этой истории меня больше всего удивляет следующее. Представители государства в ходе рассмотрения апелляции предлагали Верховному суду компромисс: семейство получает вид на жительство (“тошав кева”) по гуманитарным соображениям, в суд не принимает решения, чтобы не создавать прецедента, который способен самым серьезным образом повлиять на миграционную политику Израиля.

Суд отказался. То есть судьи – двумя голосами против одного – решили за целое государство, что ему важно, а что нет.

Чем аргументировали? Чтобы все знали, насколько опасно женское обрезание и какой варварский это обряд.

Причем тут Израиль? Демократическое и гуманистическое общество, как записано в постановлении, не может оставаться равнодушным и игнорировать. Тот факт, что еще в 2012 году Генеральная ассамблея ООН приняла резолюцию, чтобы положить конец обрезанию женских половых органов, но как-то не сильно преуспела, – в расчет принят не был.

Напоминать, что в мире существует немало странных и даже варварских обычаев, которые в своей основе несут членовредительство, не стану. Напомню лишь статистику, которую привело МВД: с момента основания государства (1948 г.) статус беженца был предоставлен всего 200 (двумстам) соискателям. И исключительно в тех случаях, когда речь шла о реальной (а порой и сиюминутной) угрозе жизни. Повторяю, реальной, а не потенциальной. Теперь к таким угрозам добавлено женское обрезание.

Предоставление статуса по гуманитарным соображениям – это иной вопрос. Тут могут быть и дети филиппинских сиделок, и дезертиры из Эритреи. Объяснять, чем статус беженцам отличается от “гуманитарки”, думаю не требуется.

Некий философ однажды заметил, что чрезмерное стремление к вселенскому равноправию и гуманизму обычно заканчивается либо революцией, либо войной. В случае Израиля это может закончиться свертыванием сионистского проекта. Израиль будет равным и гуманным, но без евреев. Такое уже бывало.

Макс Лурье
Источник

ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ? ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ EMAIL-РАССЫЛКУ:

Мы будем присылать вам на email дайджест самых интересных материалов нашего сайта.