О правовом и неправовом способах мышления и решения конфликта в связи со спектаклем “Тангейзер”

О правовом и неправовом способах мышления и решения конфликта в связи со спектаклем "Тангейзер"

В чем Минкультуры видит проблему в связи со спектаклем “Тангейзер”? В том, что некоторые зрители и РПЦ воспринимают некоторые сцены спектакля “Тангейзер” в Новосибирском театре как оскорбительные с точки зрения их религиозных убеждений? Это не проблема для театра, это в принципе нормальная ситуация для такого разнородного общества как наше. У оскорбленных спектаклем по указанной причине людей есть право обратиться в суд с гражданским иском к театру о возмещении им морального ущерба.

Подчеркиваю с гражданским. В нормальном суде верующие проиграют, потому что в нашем законодательства запрещены действия, воспринимаемые верующими как оскорбительные только при условии, что эти действия совершаются вблизи мест религиозного почитания. Территория театра таким местом не является. В нашем суде верующие выиграют, потому что суд руководствуется не законом, а желанием защитить позицию РПЦ и “прекратить скандал”. В этом проигрыше нет ничего ужасного. Театр заплатит штраф и затем в зависимости от степени принципиальности и позиции режиссера и директора может сохранить, а может изменить те сцены спектакля, по поводу которых ему был предъявлен гражданский иск. Таков нормальный путь решения этого конфликта. В отличие от Минкультуры  я вижу проблему не в самом конфликте, а в том, что Минкульт  организовал обсуждение конфликта с целью давления на театр (а в театре ведь  работают взрослые люди, отвечающие за свои действия) и в этом обсуждении согласились участвовать к своему позору Константин Райкин, Сергей Шаргунов, Захар Прилепин и др. Действия этих людей размывают правовой путь решения проблемы и принципиальное право театра ставить такие спектакли, по поводу которых верующие могут обращаться в суд с гражданскими исками. Например, возможно ли сегодня поставить спектакль, где есть сцены совращения высокопоставленными служителями РПЦ семинаристов или сцены, в которых священники РПЦ освящают отправку добровольцев на войну на Украину? Минкультуры, РПЦ, Райкин, Сергей Шаргунов и Прилепин скажут, что НЕЛЬЗЯ. Я же говорю, что можно и необходимо, если театр для общества и в обществе – второй “университет” по щепкинской и старомосковской традиции. Повторю еще раз, что считаю, что гражданский иск группы верующих к театру, а не возбуждение прокуратурой уголовного дела по заявлению группы верующих в связи со спектаклем – это нормальный способ решения конфликта в сфере светского искусства, в отличие от возбуждения уголовных дел по выставкам “Осторожно, религия”” и “Запретное искусство-2006” и в отличие от неправового, антиконституционного способа решения конфликта в связи со спектаклем “Тангейзер”. Организация обсуждения Министерством культуры спектакля “Тангейзер”  с приглашением и участием в обсуждении спектакля высокопоставленных представителей РПЦ и т.д., в результате которого театру рекомендовано внести в спектакль изменения, чтобы снять конфликт с группой верующих – это косвенная цензура спектакля РПЦ и, по-моему, ненормальный и неправовой способ защиты свободы творчества в светском государстве, который размывает и уничтожает ответственность театра за то, что он делает. Я исхожу из того, что У ТЕАТРА В СВЕТСКОМ ГОСУДАРСТВЕ ЕСТЬ ПРАВО НА КОНФЛИКТ С ГРУППОЙ ВЕРУЮЩИХ И ЭТО ПРАВО ОДИН ИЗ БАЗОВЫХ ПРИНЦИПОВ УСТРОЙСТВА ЕВРОПЕЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ И РОССИЙСКОЙ ТОЖЕ. На мой взгляд, от обсуждения НОРМАЛЬНОГО способа решения возникшего конфликта участники организованного Минкультом обсуждения спектакля “Тангейзер” почему-то уклонились и, судя по всему, предпочли НОРМАЛЬНОМУ и правовому способу мышления и решения КОНФЛИКТА НЕНОРМАЛЬНЫЙ И НЕПРАВОВОЙ, фактически пойдя на поводу у РПЦ. Жаль. Заранее понятно, что со мной многие не согласятся, но все относящиеся к делу аргументы я высказал и добавить мне к ним нечего.

Юрий Самодуров

Подпишитесь на ежедневный дайджест от «Континента»

Эта рассылка с самыми интересными материалами с нашего сайта. Она приходит к вам на e-mail каждый день по утрам.