О женских вопросах в прямом эфире

Вот однажды мне позвонили и говорят: не хотите ли отвечать на женские вопросы?

Я?! За что?

Они мрачно, но веско: за деньги.

А против твердого аргумента мне бывает трудно устоять.

Ну, затаилась. Жду. Прямой эфир. Звонит одна. Порядочная женщина. Так представилась. И у нее ужасная проблема. Они с дяденькой «ходили» чуть ли не год. Ходили, значит, ходили… Бродили туда-сюда. А потом случилось ЭТО.

Я любопытствую: что – ЭТО?

Она: ну, это. Это самое.

А я, как дефективный подросток, все равно не врубаюсь и прошу уточнить.

Порядочная тяжко дышит, как после стометровки, и раздраженно уточняет: “Ну это… половое…”

Короче, после полового случая – всё. Сначала стал какой-то вялый. Потом угрюмый. Теперь чота ни ответа, ни привета. И где он? Как быть и что делать? Дорогая редакция, помоги!

И я, не в силах обуздать свою мерзкую натуру, задумчиво отвечаю ей прямо в прямой эфир:

– А знаете ли вы, что самка богомола убивает самца сразу после спаривания, чтобы потом не нервничать: перезвонит эта тварь или не перезвонит?!

Тетка примерно полминуты переваривала полезную информацию, но так до конца и не переварила:

– Не пОняла. Где такое сказано?

Я по-честному объяснила, что у Брэма.

Короче, с женских вопросов меня выперли, денег не дали, а дали, наоборот, выговор за дискредитацию всего самого хорошего. Плюс пришла телега. От порядочной женщины. Она поставила дорогую редакцию в известность, что я, вместо доброго совета, по-хамски обозвала её самкой и велела пить бром.

Взял бы меня кто-нибудь на поруки, что ли?

Евгения Лещинская
FB