Михаил Лобовиков | О Ганце и Иерусалиме, который он щедро поделил в интервью саудовской газете

10 лет назад выяснилось, что более половины солдат ЦАХАЛа никогда(!) не бывали в Иерусалиме до призыва в армию. Это поколение, искалеченное Осло и сознательно выращенное невеждами во всем, что касается нашей истории и традиции. Чтобы, не дай Б-г, у них не возникло никаких теплых чувств по отношению к предназначенным на сдачу – торговцами «шаломом» – частям нашей страны.

Photo copyright: DoD photo by Lisa Ferdinando

Но Ганц – не салага-новобранец, вышедший девственным неучем из-под топора нашего Минпроса. Он не может не знать ни истории Иерусалима, ни неподвластной никому связи нашего народа с этим Местом. И я даже не о мистике «камня основы мироздания» и не о Святой Святых Храма. Я о том, как бывший генерал собирается исправлять азимут ориентации всех синагог мира, обращенных к Иерусалиму последние 2 тысячи лет? Что должны чувствовать евреи всего мира, если ганцы заставят их молится лицом к канцелярии очередного террориста, потомка династии дорожных грабителей из Месопотамии?

Заявление Ганца – это грубое нарушение Основного Закона об Иерусалиме как Столице Израиля. Единой и неделимой. В которой – согласно Закону – нет места никакой другой власти, кроме израильской государственной, и иерусалимской муниципальной. Согласно правовым нормам, заявление политики, противоречащей Основному закону – это государственная измена.

Да. Человек, отправляющий жену и дочь работать на панели, называется не «кормильцем семьи», а сутенером. Государственный деятель, отдающий – или даже обсуждающий – сдачу столицы своего государства ВРАГУ, ведущему вооруженную борьбу с подчиненными ему солдатами, является государственным изменником.

Иногда надо назвать вещи своими именами. У нас стерлись понятия о национальной гордости и достоинстве. Нас, правда, возмущает, когда в Тегеране и в Газе вытирают ноги о наш флаг, или опрокидывают ханукию в Киеве. Но то, что сделал Ганц своим заявлением, гораздо хуже. Он вытер ноги о нашу национальную память – и, что еще хуже, о мечту будущих поколений увидеть нашу столицу единой и восстановленной.

Но помешать этому – выше его сил. «Ле-шана ха-баа беЙерушалаим ха-бнуйя!», Ганц.

Как бы он ни метался спасти свою политическую шкуру от мусорной свалки истории…

Источник