О футболе? Нет, о судьбах

Любите ли вы футбол? По логике дальше следовало бы: «Любите ли вы его так, как я люблю его, то есть всеми силами души…, со всем энтузиазмом, со всем исступлением…?» и т.д. Красиво написал Виссарион Григорьевич, правда не про футбол. Но любителей его сегодня наверняка больше, чем любителей изящного искусства. Точных статданных не знаю, какая часть населения планеты равнодушна к этому виду спорта. Наверняка, меньшая. Я из этой категории – не принадлежу к футбольным фанатам. И тем не менее хочу говорить сегодня именно о нем. И вот в какой связи.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Noch 2 Tage 🔴⚪️ . . #mainz #mainz05 #m05 #bundesliga #opelarena #mainzamrhein

Публикация от 1. FSV Mainz 05 e. V. (@1fsvmainz05)


Когда в моем родном нынче Майнце близится мало-мальски значительная игра (речь, разумеется, не о пандемических временах), город меняется на глазах: народонаселение как бы прибавляется, глаза у многих горят, обычно сдержанные граждане становятся шумными, громкоголосыми, будто вообще менее воспитанными. И главное город расцвечивается яркими красно-белыми красками. Это цвета местного футбольного объединения «Майнц 05». Полиция настороже, транспорта становится больше и движется он преимущественно в сторону нового стадиона «Арена».

Ажиотаж мне не то, чтобы понятен, но привычен. А вот недавно задалась вопросом: «Почему «05»?, что за этим кроется? Чем вообще интересна история клуба, подобного которому имеют не все даже более крупные города страны?

При желании сегодня можно найти ответ практически на каждый возникший вопрос, стоит понажимать кнопочки. Что я и сделала, но не могу сказать, что оказалась полностью удовлетворена. На русском языке сеть дает ответы только о спортивном пути клуба, о его победах, поражениях, тренерах и лишь вскользь о его истории на разных ее этапах. Почему, например, улица, ведущая к этому новому спорткомплексу-красавцу, носит имя Ойгена Саломона, который никогда нигде не значился как выдающийся спортсмен? Вопросы накапливались, интерес к теме возрастал. Пришлось обращаться к более глубоким источникам на немецком. И вот тут-то обнаружилось много любопытного.

Начала с названия. Конечно, цифры 05 связаны с датой создания спортивного объединения: 1905. Время расцвета интереса к спорту. Хотя физическая подготовка имеет в Германии более глубокие корни. В школьную программу «уроки физкультуры» (не знаю, как они тогда назывались) были введены ещё во время войны с Наполеоном, между 1797 и 1815 годами, когда физические упражнения были нацелены и на военную подготовку. В начале XX века в Германии возникло и стало довольно популярным гимнастическое и спортивное движение. Многие спортивные немецкие клубы и ассоциации существуют как раз с тех пор. Самая популярная сегодня спортивная игра футбол в ее нынешнем виде зарождалась тоже именно тогда. Однако в Майнце попытка создать футбольный клуб в 1903 году оказалась безрезультатной. Но через пару лет…

За кружкой пива

В ту пору, как известно, многие дела решались в кнайпах. Вот так и в земельной столице Рейнланд-Пфальца сидела однажды группа совсем молодых людей, спортсменов-любителей. Попивая пивко, разговорились они о игре, которая их очень увлекала. Среди них был и семнадцатилетний сын мануфактурщика Ойген Саломон. Погонять мяч любили многие, но постепенно молодежь пришла к выводу, что нужна организация, с помощью которой этот вид спорта можно было развивать, регламентировать. Спортобъединение уже существовало, а в октябре 1905 года был создан и первый майнцевский футбольный клуб Hassia“ 05. И на внеочередном собрании спортсменов и любителей спорта первым его председателем был избран Саломон. Юный возраст не помешал первому руководителю объединения добиться серьезных успехов. Благодаря его активности 24 июня 1906 года клуб вошел в федерацию футбольных клубов Южной Германии, и в этом же году городская команда уже впервые официально играла в классе Б. Увлеченность делом, организаторские способности, спонсирование нового объединения, успехи команды сделали Ойгена Саломона заметной фигурой в городе и даже за его пределами. Футбол становился все более популярной игрой, успехи родного клуба радовали горожан.

Горькое время

Но постепенно, как известно, в кнайпах стала собираться совсем иная публика, которая решала совершенно другие вопросы. И эту публику очень не устраивало, что их любимый клуб возглавляет человек с такой говорящей о его неарийском происхождении фамилией. К тому же так получилось, что и второй человек в руководстве Карл Ланштейн был отнюдь не голубых кровей. Да и вообще в клубе оказалось много евреев, и его так и стали называть, только на первых порах безобидно, как констатация факта, а затем уже была поставлена задача «удалить» из спорта «нежелательный элемент». Тучи сгущались, те, кто умел анализировать и прогнозировать ситуацию, старались поскорее оказаться как можно дальше от набиравшего в Германии силу режима. Через несколько лет и Ойген Саломон вынужден был вместе с семьей, спасаясь от национал-социалистов, покинуть родной город и эмигрировать во Францию. В 1934 имя Ойгена Саломона уже не значилось ни в телефонной книге города, ни на табличке дома 64 по Боппштрассе.

А дальше… Следы этого человека надолго затерялись, и никто не узнал бы о его дальнейшей судьбе, если бы не работа серьезного человека с неспокойной душой. Работа не только высокого профессионала, но и редчайшего энтузиаста своего дела. Доктор Хедвиг Брюхерт много лет занимается исследованиями в архиве Майнца и в университете нашего города. Одно из важнейших направлений ее изысканий – судьбы граждан ее города, депортированных в концлагеря или успевших избежать этой участи. Ойгена Саломона долгое время причисляли ко второй категории ее земляков. Считалось почему-то, что он пережил войну в США. Интерес к его дальнейшей судьбе подогрело еще одно событие. В 2011 году перед открытием нового стадиона группа футбольных болельщиков предложила назвать улицу, ведущую к Арене, именем Ойгена Саломона. После некоторой борьбы и дискуссий они отстояли свое предложение.

Итак, скрупулезная работа с архивными документами, со свидетелями событий позволила ученым выяснить дальнейший путь простого человека, сыгравшего важную роль в жизни своего города.

Домой? Нет, мимо – к смерти

Лунная ночь 7 ноября 1942 года. Длинный состав, замедлив ход, движется из Франции через Майнц, другие немецкие города… Проезжает железнодорожный мост. «Пассажир» из товарняка для перевозки скота с жадностью выискивает взглядом знакомые силуэты зданий, ищет улицы, по которым он когда-то бродил – счастливым, а главное стадион, где играла созданная им команда… Но ночью мало что разглядишь, только память и воображение подсказывают, где и что. А днем тут уже не побывать, ведь поезд везет своих пассажиров в Освенцим, где заканчиваются рельсы, где завершается жизнь. И жить, если это слово в данной ситуации можно писать без кавычек, первому президенту спортивного общества Майнца оставалось ровно неделю. 14 ноября вместе с другими узниками он был направлен в газовую камеру. Машина смерти работала исправно и бесперебойно.

Обнаружилось и прощальное письмо Ойгена игроку и тренеру команды Юлиусу Этцу.

Банально-типичная история. Мартиролог пополнился новым именем.

Но… память жива. На Боппштрасе прохожие останавливаются у камня преткнования с именами Ойгена Саломона и членов его семьи – жены Алисы и сыновей Эрвина и Альфреда. На церемонии закладки звучали музыка, волнующий рассказ о судьбе семьи. Идея кельнского архитектора Гюнтера Демнига активно реализуется на улицах Майнца. Все камни закладывает он сам. Улица имени Ойгена Саломона – также свидетельство восстановленной памяти и справедливости.

Большая памятная церемония, посвященная жертвам национал-социализма и, в частности, Ойгену Саломону, была проведена на стадионе города перед игрой с дортмунской Боруссией. Таким образом популярнейший вид спорта нашего города оказался навсегда связан с именем Ойнега Саломона, а его судьба не позволит забыть горькие страницы истории.

Нина Шполянская