Интеграционная политика: «дружеское поглощение»

Как правительство Меркель поручило интеграцию исламистам.

Photo copyright: GovernmentZA ,CC BY-ND 2.0

Многие из наших читателей, приехавших в Германию 20–30 лет назад, хорошо помнят, как тогда выглядело участие государства в интеграции. В лучшем случае оно ограничивалось направлением на языковые курсы, во всем остальном действовал принцип «каждый сам себе велосипед». Однако со временем определенные политические силы открыли для себя интеграционную политику не только как кормушку, но и как инструмент индоктринации. Благо все четыре правительства Ангелы Меркель им в этом усердно помогали.

Под руководством государственного министра и уполномоченного федерального правительства по вопросам миграции, беженцев и интеграции Аннетте Видман-Мауц был разработан Национальный план действий по интеграции (NAP-I), старт реализации которого был дан канцлером Ангелой Меркель по случаю 10-го интеграционного саммита 13 июня 2018 г. Как сообщается на официальном сайте, федеральное правительство обещает, что NAP-I «даст шанс каждому». Говорится также, что успешная интеграция означает как «срастание», так и «сплоченность». Для достижения этих благих целей правительство намерено сотрудничать с более чем 300 партнерами. Под девизом «Все тянут один канат» NAP-I должен быть реализован в сотрудничестве между правительством ФРГ, федеральными землями, местными властями, бизнес-сообществом, гражданским обществом и 75 организациями иммигрантов. NAP-I разделен на пять этапов с различными девизами:

  • NAP-I Ⅰ (этап подготовки к иммиграции) – «Управление ожиданиями – обеспечение ориентации»;
  • NAP-I Ⅱ (начальная фаза интеграции) – «Содействие прибытию – передача ценностей»;
  • NAP-I Ⅲ (фаза интеграции) – «Обеспечение участия – требование и поощрение результативности»;
  • NAP-I Ⅳ (фаза совместного роста) – «Формирование разнообразия – обеспечение единства»;
  • NAP-I Ⅴ (фаза сплочения) – «Укрепление сплоченности – формирование будущего».
***

Презентация первых трех фаз состоялась в 2020 г. по случаю 11-го и 12-го интеграционных саммитов. В целом же работа над NAP-I завершилась презентацией совместно с участвовавшими в разработке иммигрантскими организациями двух последних фаз, которая состоялась 9 марта 2021 г. по случаю 13-го интеграционного саммита. Когда сравниваешь нынешний NAP-I с первым Национальным планом интеграции, принятым кo 2-му интеграционному саммиту в 2007 г., бросается в глаза следующее: нынешний план действий свидетельствует о том, что федеральное правительство больше не ожидает от иммигрантов адаптации. Изначально разумный принцип интеграции «поощрять и требовать» превратился в принцип «поощрять, не требуя». При этом NAP-I по своей сути противоречит широкому понятию «интеграция». Вместо того чтобы интегрировать иммигрантов в существующие структуры германского общества, продвигаются созданные иммигрантскими организациями параллельные структуры для иммигрантов и навязываются далеко идущие корректировки германского общества во имя интеграции.

Подробное рассмотрение всех мер, содержания и субъектов, вовлеченных в NAP-I, является целесообразным, но выходит за рамки данной статьи. Поэтому мы рассмотрим только явно дезинтегрирующее содержание этого, опуская содержащиеся в NAP-I разумные элементы, такие как языковая поддержка, образовательные программы, поддержка рынка труда и консультирование (особенно для женщин-иммигранток). Смысл этой статьи не в том, чтобы отрицать существование реального расизма или ставить под сомнение важность защиты от дискриминации и неблагоприятных условий. Ложно утверждая обратное, разработчики интеграционной политики пытаются оградить себя от критики. На самом же деле некоторые планы, якобы направленные на достижение успешной интеграции, способны привести к катастрофе интеграционной политики, которую необходимо срочно остановить.

***

Упрощенно говоря, происходит концептуальный сдвиг: от иммигрантов больше не ожидается, что они, приложив усилия, станут частью германского общества. Нынешняя максима иная: политика интеграции означает адаптацию германского общества к социальным идеям организаций иммигрантов, которые сами часто отвергают интеграцию в германское общество.

Этот сдвиг под лозунгом «интеграции» происходил в ходе всех интеграционных саммитов под руководством Ангелы Меркель, и особенно он заметен в дальнейшем развитии в «Национальный план действий по интеграции» в рамках 5-го интеграционного саммита. В 2011 г. впервые в интеграционном саммите наряду с представителями федеральных земель, местных органов власти, организаций социального обеспечения, бизнеса и профсоюзов, научных кругов, представителей спорта, культуры, СМИ и религиозных общин приняли участие представители 30 организаций иммигрантов. На 11 тематических «форумах диалога» они разработали всеобъемлющий NAP-I. По словам тогдашнего министра по вопросам интеграции Марии Бёмер, это означало «структурный сдвиг и изменение парадигмы» и было направлено на «межкультурную открытость» Германии. Более активное участие с 2011 г. организаций иммигрантов в проектах интеграционного саммита не прошло бесследно.

В 2016 г. возросшие ожидания организаций иммигрантов привели к появлению инициативного документа по «участию» и «межкультурной открытости». Этот лоббистский документ иммигрантских организаций, охарактеризованный Неклой Келек в журнале Hauptstadtbrief как «захват земли», был взят на вооружение государственным министром по вопросам интеграции Айдан Ёзогуз и в значительной степени реализован в NAP-I. Под руководством государственного министра Аннетте Видман-Мауц федеральное правительство продолжает структурный и содержательный сдвиг, начатый во имя интеграции, в сторону «межкультурной открытости» и «участия».

***

Текущая версия NAP-I от марта 2021 г. гласит о социальной трансформации и расширении прав и возможностей организаций иммигрантов в соответствии с руководящими принципами «разнообразия» (522 упоминания), «сплоченности» (203 упоминания) и «участия» (401 упоминание). С этими руководящими принципами в качестве цели новые структуры планируются, строятся и расширяются, чтобы служить собственным интересам организаций иммигрантов. Федеральное правительство постепенно передает им все больше функций по формированию интеграционной политики. Стремление правительства к повышению роли иммигрантских организаций четко отражено в плане интеграции. Это неудивительно, поскольку организации иммигрантов уже требовали от федерального правительства «участия во всех процессах принятия решений и реализации» NAP-I. Это отражено, в частности, в следующих положениях:

«Организации иммигрантов являются ключевыми участниками процесса интеграции и участия иммигрантов в добровольной деятельности. Федеральное правительство признает их важную роль и поэтому оказывает им поддержку. В целях дальнейшего укрепления организаций иммигрантов в области наращивания их потенциала федеральное правительство запускает в качестве базового проекта формат Академии ассоциации иммигрантских организаций (VAMOs)» (декларация фазы III, стр. 7);

«Именно в силу их огромного значения для общества и важного вклада, который они могут внести в политическое образование и участие, организации иммигрантов нуждаются в дальнейшей поддержке, чтобы, с одной стороны, быть надлежащим образом оснащенными финансово, а с другой стороны, быть достаточно квалифицированными для выполнения задач по продвижению политического образования и политического участия в политике, администрации и гражданском обществе» (отчет по фазе V, стр. 29);

«Федеральное правительство ведет обмен с зонтичными организациями иммигрантов, действующими по всей стране, а также способствует их структурному развитию, повышению квалификации и, таким образом, профессионализации их работы» (отчет по фазе II, стр. 34).

Влияние организаций иммигрантов также отражается в вопросе благотворительности, не имеющей прямого отношения к интеграции. Государство должно позволить консервативным исламским ассоциациям, таким как управляемый из Турции DITIB, отвечать за профессиональное «мусульманское» социальное обеспечение. Также подчеркивается необходимость поощрять деятельность организаций иммигрантов по оказанию социальной помощи и консультированию, для чего государство должно расширять поддержку их деятельности. Это требование обосновывается, в частности, ссылкой на исследование Совета экспертов по миграции под названием «Организации иммигрантов как формирующая сила в обществе», авторы которого однозначно выступают за расширение роли организаций иммигрантов. Этот совет, в свою очередь, участвует в разработке NAP-I.

***

Создание параллельных структур для организаций иммигрантов в консультационных и социальных службах – это лишь одна часть мер по «врастанию в обществo». Кроме того, межкультурная, учитывающая культурные особенности трансформация должна происходить и в детских дошкольных учреждениях.

В будущем ландшафт поставщиков услуг по дошкольному воспитанию должен в еще большей степени отражать «общественное многообразие». Организациям мигрантов должно быть оказано содействие, чтобы они могли самостоятельно организовывать детские дошкольные учреждения. Педагоги этих учреждений должны быть обучены «культурной чувствительности», антирасизму и новым педагогическим методам, способствующим «многообразию».

«Для качественного ухода за детьми необходима разработка рамок действий или практически ориентированных стандартов работы в отношении антирасизма и предотвращения дискриминации, а также их учет при обучении и повышении квалификации. Их можно использовать, например, для внутренней оценки в детских учреждениях или в качестве ориентации для педагогических коллективов. Кроме того, постоянная профессиональная дискуссия о том, какие педагогические подходы являются эффективными, должна быть продолжена в дальнейшем развитии области работы в направлении  воспитания и образования, учитывающего многообразие и антирасистские требования» (отчет по фазе III, стр. 43).

***

Помимо вышеупомянутого содействия исламским объединениям в сфере социального обеспечения, исламисты также участвуют в антидискриминационной работе. Исламистская ассоциация Inssan e. V. финансируется как специфически мусульманский контактный и консультационный центр по вопросам дискриминации. Inssan e. V. должна обеспечивать «защищенные пространства» для мусульман, проводить семинары по «антимусульманскому расизму», предлагать «межсекторальные консультации» и в то же время документировать случаи «антимусульманского расизма». Рекомендации членов Независимой экспертной группы по исламофобии, в которой также представлена Inssan e. V., должны быть приняты во внимание правительством.

На этапах IV и V не только создаются новые структуры и сферы ответственности для организаций иммигрантов, но и планируется преобразование существующих социальных структур с целью «срастания» и «сплоченности». «Срастание» же приравнивается к некритическому одобрению «межкультурной открытости» и новой трансформационной политики интеграции.

***

Еще одной целью NAP-I является создание нарративов, которые в сотрудничестве с организациями иммигрантов и влиятельными представителями общества позволят противостоять правому популизму и поддержать лиц, «в трудные времена принимающих решения при формировании ориентированной на будущее интеграционной политики» (декларация фазы III, стр. 67).

В рамках модельного проекта «Weltoffene Kommune – vom Dialog zum Zusammenhalt» («Открытые миру муниципалитеты – от диалога к сплоченности») компания PHINEO AG в сотрудничестве с Фондом Бертельсмана должна предложить пути достижения этого. На основе проекта муниципалитетам будет предложена возможность самостоятельно проверить свой «статус кво в плане космополитизма», а также помощь в разработке «нарративов». Государственная же политика интеграции должна подкрепляться нарративами об «открытости миру, участии и многообразии».

***

СМИ также играют важную роль в NAP-I. Хотя правительство и подчеркивает их независимость, оно считает, что СМИ обязаны представлять желаемый «образ многообразия». «То, какие термины и образы используются в материалах СМИ, как иммигранты, представители этнических и религиозных меньшинств высказывают в них свое мнение и изображаются, влияет на общий процесс общественной интеграции и срастания» (декларация фазы IV, стр. 8).

Несмотря на то что СМИ должны быть независимыми, правительство хочет включить их в свои планы. Мигрантская организация Neue Deutsche Medienmacher*innen (NDM) будет специально продвигать молодых журналистов-иммигрантов и консультировать школы журналистики и медиакомпании по вопросам их «компетенции в области многообразия». NDM авансом уже потребовала в редакциях квоту в 30% для журналистов из семей иммигрантов с целью увеличения «многообразия». Поскольку NDM является организацией, объединяющей более 1000 журналистов, выдвигается требование дать ей возможность доносить до медийных учреждений свою позицию в качестве совета. Так называемые «стратегии многообразия» должны применяться в СМИ, кино и на телевидении, а точка зрения иммигрантов должна быть более заметна в дискурсе СМИ (декларация фазы IV, стр. 9–10). Медиаслужба «Интеграция» (проект Совета по миграции) в сотрудничестве с Институтом международной журналистики им. Эриха Броста предложит курсы повышения квалификации по «дифференцированному и основанному на фактах освещению темы миграции и интеграции». Кроме того, NDM должнa вместе с движением No Hate Speech Movement принять меры против «речей ненависти» и агитации в Сети с использованием систем автоматического распознавания «речей ненависти».

К достижению цели «срастания» наряду со средствами массовой информации должен быть подключен и сектор культуры. Учреждения культуры, такие как музеи, театры, библиотеки, музыкальные школы и симфонические оркестры, должны получать поддержку oт Федерального фонда культуры в осуществлении «процессов преобразования, ориентированных на многообразие». В рамках проекта «Отчет о многообразии в секторе культуры и СМИ в Германии» должна быть создана база знаний о многообразии в секторе культуры и СМИ, на основе которой планируется их дальнейшее развитие и преобразование. Учреждения культуры, как и СМИ, должны внести свой вклад в «многообразие» и «сплоченность» (декларации фазы IV, стр. 10–12).

***

Последний, пятый этап Национального плана действий по интеграции фокусируется на укреплении «социальной сплоченности» в иммигрантском обществе как важной перспективной задаче. Во времена растущего социального разделения сплочение общества представляется разумным устремлением. Но на деле это в основном означает выполнение требований организаций иммигрантов.

Этап NAP-I V предусматривает «межкультурное открытие» государственной службы, т. е. поощрение «многообразия» и повышение осведомленности о нем во всех федеральных ведомствах. Обязательство федерального правительства по продвижению «многообразия» включает, помимо прочего, новую форму организационного развития. С этой целью планируется создать общенациональную «Сеть многообразия», которая будет служить форумом для обмена опытом между федеральными и местными органами власти по успешной практике мер по поощрению «многообразия». Хотя введение обязательных квот для государственной службы пока не планируется, цель состоит в том, чтобы увеличить долю «людей с миграционным прошлым» примерно до 25%, особенно на руководящих должностях. Предстоит также эмпирически исследовать, как «управление многообразием» может быть внедрено в свободную экономику.

В партийном ландшафте выявлен недостаток представительности и «многообразия», который должен быть устранен путем целенаправленного содействия политическому участию целевой группы людей с миграционным прошлым. Институциональные корректировки признаны необходимыми для повышения «видимости» и «политического участия» иммигрантов в группах интересов, профсоюзах и политике.

Политическое образование в Германии должно быть перестроено на «межкультурный» и «ориентированный на многообразие» лад. С этой целью организации иммигрантов с помощью «инновационных квалификационных подходов» должны получать поддержку для того, чтобы работать как независимые институты в сфере политического просвещения. Согласно догме политики идентичности, необходима особая «ориентированная на многообразие» форма политического просвещения, которая в будущем станет осуществляться организациями иммигрантов при поддержке Федерального агентства по политическому просвещению (отчет фазы V, стр. 24). Следует опасаться, что содержание этого «ориентированного на многообразие» политического просвещения будет формироваться неолевыми «политиками идентичности», которые уже сегодня наносят ущерб сплоченности общества.

***

Со ссылкой на акты правоэкстремистского терроризма в Ханау и Галле федеральное правительство решает вопрос о том, как в долгосрочной перспективе можно бороться с дискриминацией, расизмом, исламофобией и прочими формами групповой враждебности. Это, безусловно, благое намерение. Но бросается в глаза, что борьба с исламизмом не упоминается в явном виде. Вместо этого проблемы политики идентичности финансируются и реализуются как ответ на правый экстремизм.

Для этого меры NAP-I должны быть увязаны с планом из 89 пунктов, который принят созданной в 2020 г. Комиссией кабинета министров по борьбе с правым экстремизмом и расизмом. Закон «О защите демократии» должен обеспечить долгосрочное финансирование новых должностей для профессионализации организаций мигрантов, созданных Федеральным министерством по делам семьи. Необходимая сенсибилизация общества и всех социальных институтов к «расистской дискриминации» должна быть достигнута посредством «громких кампаний».

Национальному монитору дискриминации и расизма (NaDiRa) поручено создание базы данных по дискриминации и структурному неравенству. Кроме того, выдвинуто требование изменения правовых возможностей путем введения для антидискриминационных ассоциаций права на подачу судебных исков. При этом не объясняется, как связаны между собой продвижение исследований «структурного расизма» и ново-левый политический активизм с необходимостью защиты от антисемитизма и правого экстремизма. Скорее, следует опасаться того, что правоэкстремистский террор будет использован в качестве легитимационной основы для межсекторальной трансформации.

***

NAP-I изобилует благозвучными формулами, не имеющими конкретного содержания. Никто не берет на себя труд разъяснить значение таких формул, как «открытость, участие, многообразие». Истинное сущностное значение подобных громких лозунгов обычно противоречит поддерживаемому конвенциональному определению. На бумаге эти магические формулы должны разрешить многочисленные конфликты сосуществования перед лицом растущей преимущественно исламской иммиграции. Они намеренно используются лоббистскими группами, чтобы узаконить свои далеко идущие претензии на влияние в обществе и обеспечить новое «постмигрантское» общество квот.

NAP-I является результатом активной реализации правительством Меркель повестки дня НПО и инициативных документов организаций иммигрантов. В СМИ практически отсутствует критика планируемой трансформации демократической меритократии в «постмигрантское» квотное общество, основанное на идеях коллективной идентификации. Эксперт по вопросам интеграции Ахмад Мансур считает интеграционную политику правительства ФРГ ошибочной, недостаточно амбициозной и безответственной. Некоторые же «зеленые» и левые политики, а также представители НПО говорят, что собранные в NAP-I планы идут недостаточно далеко. Среди прочего, они требуют создания нового министерства по вопросам многообразия и обязательных квот для иммигрантов.

Согласно должностной инструкции уполномоченного по вопросам интеграции Видман-Мауц, в задачи ее ведомства входит «дальнейшее развитие условий для сосуществования всех граждан, максимально свободного от напряженности, содействие взаимопониманию и противодействие ксенофобии и неравному обращению». Собственно, это также должно стать результатом мер NAP-I по усилению социальной сплоченности и успешной интеграции. К сожалению, федеральное правительство преследует все эти цели, которые вполне достойны поддержки, только на бумаге. Основные меры, принятые в NAP-I, на практике лишь расширят возможности лоббистских групп и будут препятствовать именно тому, что изначально указывалось в качестве цели. Социальное разделение, неравенство, ксенофобия и политическая поляризация, с которыми, по словам министра, она борется, будут усугубляться по мере реализации программы NAP-I по политике идентичности. Тем не менее именно этой борьбой оправдывается «дружественное поглощение» и реформирование интеграционной политики организациями иммигрантов.

Адриан МЮЛЛЕР, «Еврейская панорама»