Елена Пригова | Ной, но другой…

Профессор Ноа Фельдман, зарегистрированный демократ и ярый антитрампист, позаботился о «свободе слова» и цензуре в Сети.

Photo copyright: Festival of Faiths. CC BY 2.0

ФБ постоянно задаёт вопрос о моих думах. Только ответить целый месяц ему не могла, а до этого ещё четыре месяца на протяжение только одного года. Вот выходит, что меня в монастырь молчальников без моего согласия отправляют за мое право на мое слово…

Последние несколько дней все о Ное думаю. Нет, не о том, что с Ковчегом, на котором все твари по парам спасались, а о том Ное, который на английский лад Ноа, который, «как денди лондонский одет». Ноа Фельдман красив, умён, элегантен, амбициозен и очень лев. Не в смысле принадлежности к прайду короля зверей, а в смысле политических взглядов. Это все закономерно, ибо еврей, гневно клеймящий своё еврейство, уже по определению неправ. Будь кем хочешь, но не плюй на своих с высокой колокольни. Впрочем, тут не о корнях столько речь, сколько о деструктивности повернутой в самый левый угол зрения.

Итак, американская мечта во плоти – это Ноа Фельдман, профессор Гарвардской школы права, у которого разных латинских составляющих в биографии, начиная от summa cum laude и заканчивая ещё разными титулами престижными много, очень много и больше, чем достаточно. Профессор Фельдман большой теоретик права – он даже один из ведущих мировых специалистов по… исламскому праву в сочетании с демократией. При этом критикующий много современный иудаизм. Но в исламе и демократии профессор дока и книжник, он даже помогал иракцам писать их конституцию. С демократией в Ираке не сложилось, а конституционные разработки Ноя-спасителя демократии в Ираке были весьма противоречивы, ибо амбиций у Ноа было много, а вот опыта практического недостаточно.

Но профессор Фельдман авторитет широкого профиля и его авторитетное мнение непререкаемо, потому что Гарвард, а вы все не Гарвард. И неважно, что Гарвард уже давно не тот, что был ещё сто-триста лет назад, что там сейчас новые веяния, далекие от науки и все ближе к социалистическим прокламациям, но Лига Плюща манит и звучит красиво в резюме, а что там внутри старых стен, мало кого заботит.

Профессор Ноа Фельдман зарегистрированный демократ и ярый антитрампист, о чем свидетельствуют его взгляды в виде рукописном. Итак, знаток права прекрасен в своей «незаангажированности» и постоянстве с первых дней президентства ненавистного ему 45-го. Однако, взгляды персональные правоведа идеальны для желающих на ровном месте устроить импичмент:

– В марте 2017 года Фельдман написал о твите президента Трампа, как о возможном непоправимом преступлении.

– В апреле 2017 года Фельдман написал, что критика президента Трампа в отношении СМИ является основанием для импичмента.

– В сентябре 2017 года Фельдман активно распространял ложную информацию о сговоре Трампа с Россией и ссылался на «все новые и новые доказательства сговора».

– В январе 2018 года Фельдман писал, что президента Трампа следует привлечь к ответственности за объявление кризиса на южной границе.

Я представила правоведа-теоретика в роли практика. Без комментариев… Но у меня особая благодарность к мистеру Фельдману за его заботу о ФБ, а точнее, в той части, что непосредственно касается Первой поправки Конституции о нашей с вами свободе слова. Именно Фельдман сыграл важную роль в мониторинге контента.

Профессор впервые представил идею надзорного совета в ФБ в январе 2018 года. В своем выступлении известный в учёных кругах юрист предложил организовать независимый и вполне прозрачный комитет, который будет помогать регулировать содержание решений самой крупной социальной сети. Сеть была заинтригована и попросила Фельдмана выступить в роли советника и в конечном итоге написать официальный документ.

Уже в ноябре прошлого года соучредитель и генеральный директор ФБ Марк Цукерберг изложил план, отражающий предложение профессора Гарвардского права о новом способе обжалования решений по контенту через независимый орган. Ранее в этом году тот же ФБ опубликовал проект хартии, в котором изложен ряд вопросов, на которые компания стремилась ответить посредством глобального процесса ввода, в том числе общественных консультаций, для формирования этого органа.

Многие из нас на себе уже испытали действенность и свободы, и слова, и успешность работы комитета по надзору. И все попытки понять, что там в головах мудрых цензоров, заканчиваются ничем. Вероятно, там тоже молчальники, прикрывающиеся стандартной отпиской о якобы нарушающих непонятных стандартах. Казуистика – устав этого монастыря. Правильной дорогой шагают товарищи.

Спасибо вам, товарищ Фельдман, за мудрость и справедливость. Да здравствует самый справедливый и прозрачный цензор в мире! Бурные аплодисменты, переходящие в овации.

Елена Пригова