Нет никакой разницы между израильскими арабами и теми, кого принято называть палестинцами

Несколько субъективных замечаний о ситуации в Израиле.

Photo copyright: pixabay.com

Тот, кто предпочитает называть это столкновениями, беспорядками, а то и демонстрациями, могут тешить себя политкорректностью. Но это погромы (от громить – “уничтожать, разрушать”). И задействованы в них погромщики.

То, что происходит сегодня в Лоде, Рамле, Иерусалиме, Хайфе – далее везде, разрушает последний миф о новом Ближнем Востоке, где араб станет добрым соседом еврею, если оба станут жить экономически хорошо. Как выясняется, подачками из “Битуах леуми”, налоговыми скидками и выравнивающей дискриминацией добрососедство не купишь. И араб, живущий в экономически развитом Израиле, отличается от араба из нищей Газы только тем, что первым удается выдоить из евреев больше, чем вторым. При этом желание укокошить еврея одинаково у обоих, так как и те, и другие уверены, что так будет лучше.

В продолжение этого пункта: нет никакой разницы между израильскими арабами и теми, кого принято называть палестинцами. Различия носят надуманный характер и требуются исключительно для политических (идеологических) целей.

Попытки уравнять арабских погромщиков с евреями, пытающимися дать им отпор, или – более того – попытаться найти симметрию между действиями одних и других – выглядят обычной либеральной уловкой, при которой всегда виноваты обе стороны. Хотя одна – виноватее.

Механизм этот, смазанный фантазиями СМИ, призван продемонстрировать, что любой конфликт имеет подоплеку (что-то недоплатили, где-то пережали с расизмом, недолюбили, недоучили, недопоняли и пр.) Согласно этой схеме, если араб режет еврея, то делает это лишь потому, что еврей ему что-то не додал. Если же еврей, которому не нравится, что его режут, пытается дать сдачи – то он виновен втройне. И правило это универсально. Как сам антисемитизм.

Сколько бы арабы ни громили евреев, виновны всегда будут евреи. При этом так думать будет и та часть евреев, которая привыкла называть себя совестью нации. Из линча в Акко, где забили еврея, и самосуда в Бат-Яме, где жертвой стал араб, они будут орать лишь по поводу случившегося в Бат-Яме. Приносить извинения (арабам), осуждать (евреев), отрекаться (от экстремистов-евреев). Сетовать, что совершенно не понимают, что это произошло с евреями. И аргументировать, что арабы тут абсолютно ни при чем.

Вакуум власти всегда заполняют те, кто берет власть в свои руки. Есть нет власти применительно к погромщикам, они продолжат громить с новой силой. Если нет власти, чтобы оградить от погромщиков тех, у кого они пытаются отнять жизнь, то найдутся те, кто это сделает вместо политиков и правоохранителей. И потом можно лишь демонстративно разводить руками в экране телевизора, мол, с чего это евреи “вдруг набросились на своих соседей”?

Разве не для того был создан Израиль, чтобы давать отпор погромщикам? Даже в том случае, если погромщики эти объявлялись милыми соседями и добрыми друзьями. Так ведь громят всегда именно те, кто рядом.

К сожалению, прозрения не произойдет. Арабские погромы притушат взятками, посулами и специальными комиссиями. Еврейские политики опять начнут брататься с исламистами Мансура Аббаса, доктор Тиби расскажет о том, как Израиль виновен перед арабами. Комментаторы назовут 100 способов установления мира и добрососедства между народами. Но только всем и без того будет понятно: не может быть дружбы и спокойствия между теми, кто не хочет, чтобы его убили, и теми, кто очень хочет это сделать.

Макс Лурье