Одна из партий совершает самоубийство: Некролог СДПГ – социал-демократической легенде

Гостевая статья Гюнтера Вайсгербера, размещенная им на сайте www.reitschuster.de журналиста, Бориса Райтшустера, написанная первым ранее для немецкоязычной венгерской газеты „Magyar Nemzet&ldquo“. Вайсгербер – спикер демонстраций в Лейпциге по понедельникам в 1989/90 году, соучредитель Восточной Социал-Демократической партии Германии (СДПГ), член свободно избранной Народной палаты в 1990 году, член Бундестага Германии с 1990 по 2009 год.

Сегодня я пишу о старейшей демократической партии Германии – СДПГ, основанной в 1863 году Фердинандом Лассалем. В самые успешные времена она выступала за права рабочих, мастеров, техников и инженеров сначала в кайзеровской Германии, затем в «Веймарской Республике», а позднее и в бывшей Федеративной республике до 1990 года и далее в единой Федеративной Республике.

Успешная история Федеративной Республики немыслима без СДПГ и ее канцлеров Вилли Брандта, Гельмута Шмидта и Герхарда Шредера. Мне не нравится то, чем занимается Герхард Шредер с тех пор, как он был освобожден от должности в 2005 году, но это не умаляет его успешной политики в качестве федерального канцлера.

Двадцать лет назад Германия имела нездоровую экономику. Программа Шредера 2010 года с ее социал-демократическим принципом «поощрять и требовать» сделала Федеративную Республику экономическим локомотивом Европейского Союза. И теперь, в настоящее время именно постшредеровская СДПГ снова превращает Германию в страну с больной экономикой. Временами запрещенная в Кайзеррайхе, абсолютно запрещенная в Третьем рейхе и в ГДР, СДПГ, как никакая другая немецкая партия, всегда выступала за свободу, демократию и равные возможности для граждан.

До 2015 года у СДПГ никогда бы не возникла идея обязывать такие социальные платформы, как Facebook и Twitter, вынюхивать настроение граждан ФРГ. При этом я имею в виду Netzwerkdurchsetzungsgesetz – закон, который должен обеспечивать контроль содержания сообщений на платформах, а также наказывать и дисциплинировать их пользователей в случае «политических нарушений», которые могут быть истолкованы в одностороннем порядке. Это выглядит точно так же, как если бы владельцы гостиниц и ресторанов должны были бы обращать внимание на разговоры своих гостей, одергивать их, выставлять их из гостиниц и сообщать о них государственным органам.

Нынешняя СДПГ в первую очередь ответственна за общественную атмосферу доносов и репрессий в Германии. Что касается свободы слова, Германия превратилась в отсталую страну, и это в значительной степени было инициировано СДПГ. СДПГ стала позором для своей либеральной истории. Наоборот, реального улучшения ситуации не видно, и даже наоборот.

«Мирная революция» 1989 года, которая для восточных немцев является выдающимся событием, сравнимым по значимости с победой MDF на выборах в марте 1990 года для венгров, застала западногерманскую СДПГ не в самом лучшем положении. Левое крыло партии, сплотившееся вокруг Оскара Лафонтена, опиралось на сотрудничество с ГДР – страной СЕПГ и Штази, государственной охранки ГДР, сильно пострадало из-за основания Социал-демократической партии в ГДР (СДП).

Мы, восточные социал-демократы, не выходцы из СЕПГ, не только разрушили притязание СЕПГ как партии коммунистов и социал-демократов, что фактически стало смертельным ударом для СЕПГ, но и разрушили западногерманскую иллюзию об этой важной восточной экспериментальной лаборатории «социализма».

Никто из жителей Запада не хотел жить в ГДР, но нам они, напротив, определили судьбу подопытных кроликов. Левые лицемеры.

Восточные социал-демократы хотели германского единства как гарантии против возможного подрыва Советским Союзом мирной революции. Московский путч в августе 1991 года впоследствии подтвердил нашу правоту.

Умеренное крыло СДПГ Западной Германии также хотело единства Германии. Таким образом, СДПГ неединодушно пошла на объединение и заплатила за это высокую цену на выборах в Фолькскаммер в ГДР 18 марта 1990 г. и на первых общегерманских федеральных выборах в декабре того же года.

Затем потребуется еще восемь лет до блестящей победы СДПГ на выборах с Герхардом Шредером в 1998 году. Блестящей еще и потому, что на этих выборах партия-преемница СЕПГ в свою очередь практически не была избрана в Бундестаг и была представлена в парламенте только двумя местами, непосредственно полученными в Берлине. СЕПГ практически исчезла как ощутимая сила, что было целью восточных социал-демократов с 1989 года.

Преемник СЕПГ сделан социально приемлемым

В то же время левое крыло СДПГ сделало преемников СЕПГ социально приемлемыми в федеральных землях, вступив с ними в них в коалиции. СДПГ преувеличила значимость своего противника, можно сказать, раздула его как лягушку, а затем поразилась размеру возникшего воздушного шара.

ХДС сейчас делает то же самое с зелеными. Но об этом чуть позже. СДПГ допустила и другие серьезные ошибки. В 2007 году она создала себе новую основную программу в Гамбурге, в которой строительство социализма снова получило более высокий приоритет. Это стало соответствующим сигналом для партии-преемника СЕПГ, которая сейчас действует под названием «Die Linke» (Левые). СДПГ двинулась влево и тем самым отказалась от электорального большинства в середине общества.

Пиком этого развития стал партийный съезд в 2013 году в Лейпциге.

На нем СДПГ решила заявить о создании коалиции с Левой партией на федеральном уровне. Поскольку Левая партия имеет коммунистическую платформу и поддерживает леворадикальные партии (Антифа), СДПГ фактически не исключает сотрудничества и с этими левыми противниками демократии.

После этого федерального партийного съезда бывшая Социал-демократическая партия повела бессмысленную борьбу против «правых», включая левых экстремистов. С точки зрения теории демократии это неубедительно. Предупреждения о том, что в этом случае общество будет разделено, а партии правого крыла получат приток избирателей, впоследствии подтвердились.

СДПГ двинулась влево, ХДС во главе с г-жой Меркель последовала за ней, и обе партии создали вакуум справа от центра, в который АдГ легко проскользнула. Теперь, по мнению СДПГ, АдГ виновата в своем усилении, а не СДПГ и ХДС. Попробуйте это понять.

В то время как в лучшие времена СДПГ получала в результате выборов примерно сорок процентов, ее нынешний левый курс привел к постоянному падению этого результата. В сентябре с.г. СДПГ, возможно, получит примерно пятнадцать процентов – беспрецедентный спад по собственной инициативе.

Во всяком случае, сегодняшняя СДПГ совершенно не желает учиться на своих ошибках. Результаты ухудшаются от выборов к выборам, а в предвыборные дни никогда не бывает достаточно голосов для коалиции СДПГ, зеленых и левых (RRG) в федеральном правительстве. Напротив. Это как негативно сообщающиеся сосуды. Приверженность RRG отбирает у СДПГ большее количество голосов, чем она при этом получает, и приводит к фактическому сокращению возможного общего количества голосов.

Смена курса, конечно, не предвидится.

Истерия спасения мира религиозного типа

СДПГ за последние 15 лет превратилась из социал-демократической партии в социалистическую.

Это сопровождалось заменой кадров. Хорошо обоснованные позиции больше не принимаются во внимание или их порочат как правые. Неприемлемая позиция левых стала пропуском на парламентскую карьеру.

СДПГ своей политикой сделала для большего числа людей бессмысленным получение средств к существованию за счет работы.

Истерия по спасению мира религиозного типа заняла место работы для СДПГ.

Вдобавок имела место ошибка тысячелетия Меркель 2015 года, которую СДПГ не только благожелательно поддержала, но и стимулировала. Так, в сентябре 2015 года ХДС и СДПГ открыли границы для миллионов людей из совершенно чужеродных и отсталых регионов мира.

Зеленые и левые стояли в стороне и аплодировали, а партия АдГ в это время, так сказать, массовая иммиграция людей протолкнула в Бундестаг.

С тех пор в Германии люди стали лгать так, что стены тряслись, преступления скрывались, а то, что на самом деле являлось мусульманским антисемитским преступлением, обычно классифицировалось в статистике как преступление правых.

Федеративная Республика в настоящее время переживает волну насилия против Израиля и евреев – и это происходит в том самом государстве, предшественник которого уничтожил миллионы евреев из многих стран. Евреи видят, что это насилие по отношению к ним исходит в первую очередь от иммигрантов-мусульман.

Многие мудрые люди предупреждали и предостерегали от этой неконтролируемой иммиграции. Тот, кто допускает к себе Восток, одновременно импортирует при этом его архаичные правила и конфликты.

СДПГ находится в авангарде тех, кто приводит в страну врагов тех, кого они должны защищать: а именно, евреев.

В экономической, энергетической и исследовательской политике СДПГ постоянно разрушает Федеративную Республику Германию. Автомобильная промышленность борется за выживание с помощью СДПГ – венгры должны этим воспользоваться! Немцы платят за энергоносители вдвое больше, чем их соседи.

Для СДПГ непомерные цены на энергоносители, которые, в частности, вынуждены платить их прежние избиратели, не являются поводом для социальных размышлений. С точки зрения СДПГ, земле было бы лучше вообще без людей – но кому нужна такая земля?

Немецкая социал-демократия превратилась из свободолюбивой партии, которая отвергала политику социальной архитектуры для дрессировки людей, в партию, которая хочет перевоспитывать население. СДПГ забыла, что идеологический путь в рай на земле всегда ведет через лагеря. Сегодняшняя СДПГ ближе к лагерному порядку, чем к свободе.

Для отношений между Венгрией и Германией нынешняя позиция СДПГ не имеет значения в среднесрочной перспективе, поскольку маловероятно, что СДПГ будет участвовать в правительстве с сентября 2021 года.

СДПГ в настоящее время потеряла своё значение.

Автор: Гюнтер Вайсгербер
Перевод: Анатолий Молдавский