Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Общество | Некоторые мысли после прочтения

Некоторые мысли после прочтения

книги Владимира БуковскогоМосковский процесс” (1996) – Judgment in Moscow: (2019)

Soviet Crimes and Western Complicity

(This article in English)

Vladimir Bukovsky. Photo copyright: Croes, Rob C. / Anefo

Две книги идеально дополняющие друг друга.

А что является идеологией Запада (если она вообще существует)?

Несогласие и диссиденты: в СССР и в США (если они вообще существуют).

Никогда не состоявшийся московский процесс – никогда не состоявшийся вашингтонский процесс.

Американский народ, особенно патриоты, просто не хотят слышать или верить в плохие новости об их стране.

Eric Samuelson

Эта книга лучшая из того, что я читал о пост-сталинских преступлениях СССР и западном содействии им. Западное же содействие во время Сталина было замечательно освещено в книге “American Betrayal” by Diana West (2013), так, что эти две книги идеально дополняют и взаимно усиливают друг друга.

“Judgment in Moscow” уникальна по нескольким причинам. Первая связана с самой личностью автора: Владимир Константинович Буковский – самый выдающийся советский диссидент, приговоренный к 12 годам тюрем и психушек.

Только благодаря капризу КГБ, СССР обменял заключенного Буковского на коммуняку из Чили, и таким вот образом г. Буковский обрел свободу на Западе.

Спустя декаду, уже после распада СССР, имела место еще одна удача, когда Россия пригласила г. Буковского посетить страну и предоставила доступ к секретным архивам Политбюро. Таким образом книга следует за цепочкой этих документов, которые Буковскому удалось скопировать: особая удача, тоже описанная в книге.

Вот почему эта книга является протоколом советских преступлений – уникальный ресурс для историков, желающих тщательно следовать за кондовым языком документов наивысшей советской номенклатуры, вершившей судьбы СССР и за рубежом.

Что же касается западного содействия в преступлениях СССР и продлении его существования, то материал для этого предоставило само пребывание г. Буковского на Западе, начиная с факта опоздания на 22 года английской версии этой книги (что в ней тоже описано).

Необъяснимым образом марксизм и СССР почему-то всегда пользовались неким расположением и благоволением Запада. Как отметила Диана Вест (Diana West), Америка потеряла душу уже в 1930-х – а я добавлю, что Америка потеряла также и голову, и верность идеям отцов-основателей. Давайте обсудим общий вопрос о верности страны её духовным устоям и идеологии, которые предполагаются незыблемыми.

А что вообще является идеологией Запада?

Мы хорошо знаем, что именно было идеологией советской (и всех клиентов СССР в мире): это были оригинальный марксизм-ленинизм-сталинизм, который на Западе упрощенно называли “коммунизм”. Понятно, что все советские диссиденты отлично знали эту идеологию, жили при ней, ненавидели её, и многие мечтали вырваться из нее в Свободный мир, идеологию которого они представляли себе как нечто противоположное. Они имели представление о Западе как о наивысшем достижении человеческой цивилизации, основанной и полностью обязанной иудео-христианской традиции.

Однако оказавшись на Западе, советские диссиденты сталкивались с неприятным сюрпризом обнаружив, что Запад даже формально не следует какой-либо определенной идеологии – и даже не следует определенной религии! Конечно, какие-то западные граждане могут совершенно безнаказанно ненавидеть коммунизм, а другие – восхищаться им, в то время, как большинство не имеет ни малейшего понятия, и никакой веры во чтобы то ни было, в точности как предвидел Г.К. Честертон (G. K. Chesterton): “Если люди делают выбор не верить в Бога, это не значит, что они прекращают верить абсолютно во все: это значит, что они становятся способными верить во что угодно“.

В. Буковский тоже обнаружил идеологическую пустоту и анархию, когда обосновался на Западе. Анархия эта, однако, оказалась сильно смещена в сторону марксизма, СССР и к разным низкопробным склонностям, таким как разврат, содомизм и прочим сексуальным извращениям. Поэтому понятно, что многие на Западе рассматривали его как “плохого диссидента” из-за его нежелания соглашаться: теперь уже с “западной линией партии“, которая состояла в том, чтобы не видеть в СССР никакого зла (президент Рейган был единственным исключением).

Вот почему Запад никогда даже не рассматривал идею об устройстве суда над преступлениями коммунизма подобного Нюренбергскому процессу: не рассматривал даже тогда, когда сами Советы частично разоблачили сталинизм в 1956-1960 (к огромному замешательству и недовольству всех советских клиентов и западных попутчиков); и не рассматривали даже после распада СССР и запрета КПСС в России! Гипотетический “московский процесс” не состоялся не только из-за сопротивления старых партийных аппаратчиков в России, но, главным образом, из-за сопротивления всей западной правящей элиты. К такому печальному заключению пришел В. Буковский, а так и не состоявшийся московский процесс и стал заглавием этой книги.

Понятно, что часть о западном содействии обращена в первую очередь к западным консерваторам и патриотам. Однако с самого момента возникновения марксизма они не имели никакого понятия о его настоящей опасности и сути, живя в своем мире благодушия и иллюзий. Зачем им прислушиваться к каким-то “паникёрам” и плохим диссидентам вроде г. Буковского?..

Теперь давайте задумаемся о следующем: а сравнимы ли вообще консервативное меньшинство и патриоты Запада с диссидентами СССР?

Диссиденты в СССР… Тогда…

Даже после Сталина и его частичного разоблачения, правительство СССР по-прежнему не допускало даже мысли о возможности какого-либо несогласия с линией партии. “Народ и партия едины”. Правительство рассматривало этот лозунг очень буквально и с предельной строгостью. Тем не менее, наступил уже период т.н. “оттепели”, и какие-то люди дерзали быть в чем-то несогласными.

Советские диссиденты были хорошо информированными, свободолюбивыми гражданами, которые осмеливались критиковать советскую систему и идеологию не только внутри себя, но и вслух. Они также осмеливались собираться в группы и делать что-либо ненасильственное: целиком в понятиях базовых свобод на Западе, но уголовно наказуемое в СССР. Например, десяток участников (понятно, что неразрешенной) мирной демонстрации в городском центре, уже через 5 минут оказывались схвачены КГБ. За “возможность” 5 минут выразить их протест, они могли поплатиться 5-ю годами тюрьмы.

При этом в 1960-х, 70-х, и даже 80-х СССР казался незыблемым (если не вечным). Диссиденты понимали это, понимали против какой бесконечно мощной системы они выступают, но все равно не хотели смириться и молчать. Они были благородные, героические, упорные и готовые к самопожертвованию борцы. Они были особой породой людей таких, что…

неимоверно трудная задача разоблачения советской системы, удаленная в бесконечность возможность осуществления этой задачи (если вообще когда-нибудь осуществимой), плюс неотвратимость и немедленность наказания (!) однако же не обескураживала их.

(*)

Запомним же эту характеристику советских диссидентов: она нам понадобится далее.

Так было в СССР… Тогда…

… А вот как в США… Сейчас.

В отличие от СССР, несогласие на Западе являлось фундаментальным правом и нормой жизни, реализуемой в форме партий меньшинства, чья основная задача состояла именно в несогласии с партиями и мнениями большинства. Поэтому сама концепция диссидентов на Западе казалось избыточной и ненужной: по крайней мере в теории.

Однако на практике современного Запада партии, выражающие существенное несогласие с господствующими взглядами (закрепленными лукавым термином “полит-корректность”) просто не существует. Ни одна партия не смеет пропагандировать и отстаивать консервативные идеи, как скажем в этой платформе[1], хотя никакой закон этого не запрещает. Эти идеи не находят массовой поддержки не потому, что они ошибочны, а потому, что для большинства консерваторов Америки они уже кажутся неосуществимыми в каком-либо обозримом будущем – см. (*)! Так, консерваторы (даже если нехотя) уже признали поражение в вопросах столь возмутительных, как…

Употребление второго языка (испанского) во всех правительственных учреждениях и бизнесе, предоставление всех видов услуг и пособий для нелегальных резидентов;

Триумф содомии сверху вниз аж до детских садов;

Исламизация Америки и массовое присутствие мусульман и мечетей (уже более 3100);

Все еще даже не признанная узурпация президентства 2008-2016 жуликом Обамой – “преступление слишком огромное, чтобы его когда-либо признать[2]: это в стране, чей девиз “Мы верим в Бога!”

Консерваторы Америки устали бороться, и не привыкли к продолжительному несогласию и сопротивлению. Они уже признали все перечисленные выше возмутительные реалии как нечто свершившееся окончательно и бесповоротно. (Да, все это несовместимо с проектом отцов-основателей, но что мы можем сделать?!)

Консерваторы могут раз или два добиться встречи с тем или иным “народным избранником”, который ответит им циничной ложью и отказом – и они, утеревшись, с этим и уйдут. Они даже не рассматривают какие-либо постоянно продолжающиеся усилия для борьбы и устранения зла. Поэтому каждое новое зло без особой борьбы принимается как новая реальность, остающаяся навсегда! Остающаяся навсегда не в какой-то там Империи зла, а во все еще свободнейшей части мира (опять же сравните с (*)).

Современные консерваторы не любят возвращаться и анализировать прежние исторические ошибки (или преступления!) Америки (как анализируют Д.Вест и В. Буковский в их книгах). Зачем? Это ведь все давно прошло, а мы должны двигаться вперед… Например, консерваторы рассуждают: кому сейчас нужен процесс над коммунизмом? Ведь СССР распался в 1991 г., и мы выиграли холодную войну, так? Не так! Мы не выиграли холодную войну над коммунизмом. Марксизм и социализм остались уважаемыми, широко преподаваемыми и умножаемыми предметами почти в каждой американской школе и университете (наряду с такими “предметами” как LGBT studies, sex “flexibility” и т.п.). Сейчас у нас больше марксизма, чем 50 лет назад, точно так же, как больше ислама, чем до 9/11/2001. А мечты о коммунизме и даже о Сталине не умерли также и в России.

Ну и, наконец, вспомним давнее наблюдение, которое сделал Эрик Самуэльсон (Eric Samuelson): “Американский народ, особенно патриоты, просто не хотят слышать или верить в плохие новости об их стране“.

Они не хотят слышать или верить в плохие новости об Америке даже сейчас, когда бывший “маяк человечества” дискредитировал человечество, сползая к своей катастрофе. Эти патриоты по-прежнему связывают все свои надежды с президентом Трампом как спасителем, не стыдясь повторять MAGA (сделаем Америку снова великой), но находясь в состоянии отрицания или непонимания “преступления слишком огромного, чтобы его признать” (и в нем раскаяться). Они не хотят знать и не понимают, что они уже позади даже СССР, который все же частично раскаялся в сталинизме в 1956 – т.е. в их версии “преступления слишком огромного”.

Забудем на минуту никогда не состоявшийся московский процесс над коммунизмом: а как насчет вашингтонского процесса?! Как насчет вашингтонского процесса об узурпации 2008-2016: преступления беспрецедентно огромного, все еще непризнанного, чей список виновных включает целиком все правительство США сверху донизу – причем все еще здесь и живы?! Как насчет этого, Америка?!

Но бесстыдной и нераскаявшейся Америке плевать! Ныне Америка это не страна диссидентов, а страна соглашателей.

Нет-нет: несогласие в Америке есть. Как отметил г. Буковский, американское несогласие представлено истеричной “пеной” такой как анархисты, коммуняки, либерасты и педерасты. Их настойчивость неисчерпаема. Для них понятие “Нет” не существует, а западные правительства разве что только не приветствуют их анархию и дебоши. С советскими несогласием и диссидентами они не имеют ничего общего, ибо они поощряются государством и находятся на содержании фондов NWO.

Таково сравнение между диссидентами СССР и Запада.

Теперь можно сделать вывод, что одна из причин надвигающейся катастрофы Америки и Запада заключена именно в недостатке диссидентов такого калибра, убежденности и готовности к самопожертвованию как у В. Буковского. Именно из-за недостатка таких настойчивых героических личностей все еще существующие свободы Америки оказываются неиспользованными и уже почти ненужными. В. Буковский отлично понимал это. Вот почему его финальной строкой в русском издании (1996) была это пронзительная фраза – крик из глубины души:

Единственное, что мне сейчас дано, – это хранить свои свидетельства до Судного Дня.

Я был сражен, когда впервые прочитал эту фразу, ибо она точно передавала мои собственные чувства после 10 лет тыкания Америки носом в наложенную ею кучу – узурпацию 2008-2016. Еще несколько диссидентов Америки все еще продолжают то же самое, вновь и вновь обращая внимание Америки к наделанной ею куче: но безрезультатно, и, вероятно, до Судного дня.

Alexander Gofen

http://JudeoChristianAmerica.org

[1] Это – платформа партии Иудео-Христианская Америка: увы лишь виртуальной партии.

[2] Выражение, высказанное комментатором Bob68.

Яндекс.Метрика