Юрий Моор-Мурадов | Наследники Нетаниягу на выжженной земле

Давно хочу ответить тем многочисленным, обеспокоенным судьбой страны критикам Биньямина Нетаниягу, упрекающим его в том, что он не подготовил себе достойную смену. В критическом раже даже договариваются до того, что он, якобы, “выжигает вокруг себя землю”. Во-первых, в демократической стране как-то странно требовать у премьер-министра готовить себе смену. Мы же не хотим, уподобиться странам третьего мира, где одного правителя сменяет его ставленник, а народ ропщет, называет его монархом, подозревает, что старый правитель дергает из-за кулис за ниточки.

Photo copyright: kremlin.ru

Да и не получает он заплату за натаскивание своих сменщиков. Хочешь учиться – смотри и учись. И потом – выбирая другого, мы как раз хотим, чтобы он шагал в ногу со временем, внес новую струю, а не был бы вторым, стереотипным изданием предыдущего вождя.

Во-вторых, такой сменщик, выросший под крылом у мощного лидера, сам обязательно окажется слабым, небитым, его легко одолеют другие соперники в своей партии, конкуренты в своем лагере, тем более – он не сможет противостоять лидерам оппозиции, не говоря уже о вызовах, поджидающих его на международной арене.

Нормальный путь смены лидеров – когда появляется амбициозный, самостоятельно пробившийся и добившийся признания человек, который бросает вызов нынешнему вожаку – и побеждает его и по праву берет в свои руки бразды правления. Иногда оказывается, что он бросил вызов рановато, у прежнего вожака еще крепкие зубы – и проигрывает. И некого тут обвинять. Если партия демократическая – будет еще один шанс. Это в самопальных, сколоченных на кухне частных партиях высунувшуюся голову тут же отрезают, оставляя в сплоченных рядах только посредственностей.

А в-третьих, и главных: Нетаниягу как раз делает все, чтобы рядом с ним выросли настоящие лидеры, достойные руководители страны, которые смогут его заменить. Он уже немало лет назначает выделившегося в партии человека на ответственную должность, на министерский пост – и на этом посту такой молодой и растущий получает шанс проявить себя, показать, на что он способен. Получает шанс использовать должность как промежуточную ступень для своего роста и претендовать на пост председателя партии и руководителя страны.

Беда в том, что вместо того, чтобы воспользоваться шансом, конвертировать полученный пост в политический капитал, поднять себя в глазах сначала ликудовцев, потом своего лагеря и всей страны, они, помыкавшись в должности без пользы для народа и поэтому без пользы для себя, не реализовав полученный билет, предпочитают встать в позу обделенного, обиженного, затертого, идут в услужение врагам своей партии, обливая грязью своего же лидера.

В 2009 году Нетаниягу назначил Авигдора Либермана на пост министра иностранных дел. Он пробыл там – с небольшим перерывом – достаточно времени, чтобы проявить себя, показать, какие чудеса он можешь творить на мировой арене во благо родине – и потом, с позиции такового вот признанного во всем мире политика – бросить вызов Нетаниягу на следующий выборах. Но никаких дипломатических побед он не одержал, решил, что проблема не в нем, а в должности, и стал упрямо требовать пост министра обороны. В Генштабе, ему казалось, медом помазано. Вот там он покажет всем, какой он великий политик!

Нетаниягу уступил, дал ему это пост. И что? Помыкался Либерман и на этом посту, опять ничего не смог выжать ни для себя, ни для народа, попытался покомандовать генералами в Генштабе – да ушел, не солоно хлебавши. И не придумал ничего лучше, как выйти из правительства, громко хлопнув дверью, и обвинить во всех своих неудачах Нетаниягу. Который, между прочим, ради выполнения его прихоти сдвинул с поста Моше Яалона, заслужив тем самым в его лице себе злейшего врага.

Яир Лапид только вошел в политику, сразу получил важнейший пост министра финансов. Огромное поле деятельности на благо народа! Действуй, заручись всенародной любовью – и на следующих выборах брось вызов Нетаниягу, одолей его на фоне своих успехов на посту министра финансов, смени премьера в честном бою. Но Лапид ничего толком не сделал, уже через два года взбрыкнул, решил, что ему нужно сразу, без заслуг, влезть в кресло премьера – и развалил правительство.

Недавно Нетаниягу назначил честолюбивого Нафтали Беннета министром обороны. Казалось бы – все карты тебе в руки, сделай что-то для безопасности жителей Юга – и станешь достойным соперником Нетаниягу. Мощнейшая на Ближнем Востоке армия в твоем распоряжении, ты упрекал в бездействии каждого предыдущего военного министра. А пока он только болтает и жалуется, что ему не позволяют, мешают. А ракеты падают, баллоны с взрывчаткой летят… Армия под руководством бравого Беннета по-прежнему бомбит пустые помещения в Газе, отвечая на копеечный воздушный шар боевыми вылетами и ракетами стоимостью в десятки тысяч долларов.

А эффективно борется с “Газовой” проблемой на международной арене все тот же премьер-министр – сейчас по новостям передают, что египетский президент, с которым именно у Нетаниягу прекрасные связи, уговорил ХАМАС кончать с этими взрывающимися баллонами.

И в своей партии Нетаниягу предоставляет возможность показать себя тем, кто выделяется, во всяком случае – заявляет о своих амбициях. Например, Гидон Саар. 4 года – с 2009 по 2013 г. был министром просвещения. Важный, заметный пост. Огромный бюджет, равный военному. Дети – наше будущее. Почти в каждом доме есть школьники. Саар мог достичь такого, чтобы все говорили о нем: вот это – государственный деятель, фигура!

В 2013 году Нетаниягу “бросил” его на другое ключевое министерство – внутренних дел. Какое поле работы! Полтора года околачивался там, ничего значительного не сделал, и подал в отставку из политики, намекнув, что Нетаниягу его обидел, и что он еще вернется. А вернувшись, не попросился в какое-нибудь министерство, чтобы там показать всем, что есть у него еще порох в пороховницах, не промок за время, пока он менял подгузники своему сыну. Вместо этого воспользовался возбужденными против Нетаниягу делами, и стал требовать его место себе, мотивируя тем, что у Нетаниягу не получается. Ясно, что это его поведение только оттолкнуло от него рядовых ликудовцев.

Или Исраэль Кац, “любимец” партии Ликуд, получивший наибольшее число голосов на последних праймериз – и как бонус портфель главы МИДа. Прошло немало месяцев – а ничего такого выдающегося он продемонстрировать не может. Кто виноват? А как рвался на этот пост! Думал – появление этой строки в резюме уже даст ему преимущества перед другими претендентами на пост председателя Ликуда?

Я тут крупные портфели перечисляю, но по сути выделиться можно на любом поприще, в любом министерстве. Скромный, никем ранее не замечаемый Моше Кахлон на посту министра коммуникаций удачно подписал подготовленное до него решение об открытии рынка телефонных операторов – и цены на связь упали так низко, что он на время стал национальным героем. Без какой-либо зависти Нетаниягу даже воскликнул, обращаясь к остальным министрам: “Будьте все Кахлонами!” (сделайте что-то хорошее для народа).

Но и сам Кахлон не смог еще раз стать Кахлоном. Ему представился шанс повторить свой успех с бо́льшим размахом в важнейшей должности министра финансов. Он и пообещал решить проблему с жильем. Потребовал у Нетаниягу – и получил все необходимое: Земельное управление, министерство строительства, даже министерство экологии (чтобы не ставили палки в колеса). Но все, что останется для истории от его пятилетней политической деятельности в должности главы Минфина, его наследие – это пикантная переписка с красавицей-судьей, только навредившая престижу судебной системы в глазах народа, и многомиллиардный дефицит бюджета: он снизил цену на земельные участки, дилетантски надеясь, что это приведет к снижению цен на жилье, на деле поступление налогов снизилось, разницу положили себе в карман застройщики, а цены только поднялись.

Посмотрите, каким обожанием у рядовых ликудовцев сейчас вдруг стал пользоваться Амир Охана – потому что, получив должность министра юстиции, он начал действовать, распознал узкое место, и, преодолевая мощное сопротивление аппарата и критику самоангажированных СМИ, назначил на ключевую должность человека без согласия министерского аппарата.

Перед ним огромное поле деятельности, любая победа каждый раз будет увеличивать любовь к нему народа. Ведь министерство юстиции контролирует деятельность прокуратуры, и через прокуратуру – деятельность полицейских следователей. Как много недостатков в их работе, как много жалоб на произвол, на нарушение прав людей!

И если Охана поработает так же плодотворно в этом министерстве года четыре – то может смело выдвигать свою кандидатуру на пост председателя Ликуда и потом – премьер-министра.

Сейчас Нетаниягу заявил, что назначит министром финансов Нира Барката. Баркат был мэром столицы, деньги считать умеет, хозяйством управлять тоже. Теперь все зависит от него. Сможет сделать на этом посту что-то хорошее, ощутимое для народа – станет реальной кандидатурой на пост премьера. И если не Нир Баркат – любой, кто окажется в этой должности – о таком трамплине для завоевания потом поста премьера можно только мечтать. Только нужно работать! Нужно разобраться, что и как, найти верные решения, раздать задания, проследить, помочь – и народ в благодарность отдаст тебе свои голоса.

А вы говорите – не продвигает, не готовит, выжженная земля…

Плохому танцору чужие яйца мешают.