The American Conservative: наша рабочая сила чересчур квалифицирована?

Число выпускников колледжей растет, а ценность их степеней снижается — она больше не гарантирует им работу, которая будет соответствовать их высокой квалификации. Происходит нечто обескураживающее. Рабочие с менее блестящей репутацией, такие как электрики и сантехники, зарабатывают гораздо больше при меньших затратах.

Photo copyright: Jirka Matousek. CC BY 2.0

У нас проблема: в мире стало слишком много умных людей. Сейчас слишком много сверхквалифицированных работников. Слишком многие получают дипломы об окончании колледжа. Слишком много людей претендуют на должности, которые требуют определенных специальных знаний. На наших рынках рабочей силы сейчас наблюдается чрезмерный спрос на рабочие места для высокоинтеллектуальных специалистов и пренебрежительное отношение к такой работе, для которой нужны просто душевность, деликатность и умение сопереживать.

Мало кто хочет заботиться о пожилых людях, или чинить розетки, или нарезать мясо в супермаркете. Большинство молодых людей слишком заняты попытками пробиться в какую-нибудь крупную консалтинговую компанию, которая обещает им яркое и успешное будущее. И они готовы сделать практически все, что угодно, лишь бы попасть туда, в том числе пожертвовать своей семейной жизнью, досугом и дружбой — даже продать собственную мать на блошином рынке, если потребуется.

По данным Организации экономического сотрудничества и развития, у 45% молодых американцев есть прекрасная степень колледжа. Разумеется, мы должны поздравить их с таким достижением. Но мы также должны сказать им правду: число выпускников колледжей растет, а ценность их степеней снижается. Большая часть разочарований, с которыми сталкиваются молодые люди, объясняется тем простым фактом, что степень колледжа больше не гарантирует им работу, которая будет соответствовать их высокой квалификации. Сейчас экономистов стало больше, чем самой экономики, юристов — больше, чем судебных исков, инженеров — больше, чем мостов.

Таким образом, происходит нечто обескураживающее, как отмечает британский журналист Дэвид Гудхарт (David Goodhart). Во многих западных странах, пока молодые выпускники колледжей пытаются справиться с кошмарами рынка труда, который, как оказалось, совершенно не соответствует их ожиданиям, — сражаясь за работу с такой зарплатой, которая, как им кажется, не соответствует затратам на их обучение, — рабочие с гораздо менее блестящей репутацией, такие как электрики и сантехники, зарабатывают гораздо больше денег при гораздо меньших затратах.

Этот кризис оставался без внимания много лет. Все шло хорошо, когда нашей главной задачей было долететь до Луны, построить роскошные лунные виллы и создать космическую магистраль, соединяющую их с Землей. Над решением этих задач трудилось множество блестящих умов. Но потом пришла пандемия. И внезапно нам понадобились медсестры, сиделки, сотрудники продуктовых магазинов и работники ручного труда для оказания жизненно важных услуг. И мы обнаружили, что мало кто хочет выполнять ту работу, в которой мы действительно нуждаемся, потому что мы пренебрегали этими профессиями в течение нескольких десятилетий — попросту недооценивали их. Более того, как отметил упомянутый выше автор книги «Голова, рука, сердце» («Head, Hand, Heart»), начиная с 1960-х годов мощное политическое давление, которое оказывалось на молодежь, заставляя ее получать университетское образование и строить успешные карьеры, подорвало место семьи и дома в жизни людей, вынудив их гнаться за самореализацией и успехом.

Не стоит думать, что во всем виноваты левые, однако часть вины все же лежит на них. Хотя они позиционируют себя как политическое решение для представителей рабочего класса, правда заключается в том, что марксисты и квази-марксисты более 100 лет внушали этим людям, что их работа унизительна, что их эксплуатируют, что их жизни ничего не стоят, и что они должны стремиться стать такими же, как их предполагаемые эксплуататоры. (Что любопытно, они пытаются сделать то же самое с женщинами, внушая им, что их жизнь и стремление к материнству лишены достоинства, что им нужно стать похожими на мужчин, которые якобы их притесняют.) Получается, что защитники рабочего класса питают к нему крайне мало уважения.

Одно из наших заблуждений, нелепость которого нам продемонстрировала пандемия, заключается в том, что забота о пожилых людях — это работа, которая не требует никаких специальных навыков, и что ее может делать любой. И только когда вы видите, как хорошая сиделка моет, развлекает, кормит, одевает и пытается общаться с пожилым человеком с болезнью Альцгеймера, вы понимаете, что, вероятно, мы несколько переоцениваем те профессиональные области, в которых во главу угла ставятся в первую очередь умственные способности — или же, что еще печальнее, способность запоминать информацию. Люди, которые заботятся о детях и пожилых людях, должны обладать душевностью и умением помогать, и этому невозможно научиться в стенах университета за четыре года. В среднем специалист по медицинскому уходу на дому получает 24 200 долларов в год, а веб-разработчик — 72 040 долларов. По данным рекрутингового сайта Indeed, сейчас эти две профессии являются самыми востребованными. Между тем сиделки, а также курьеры, кассиры супермаркетов и миллионы других работников, которые обслуживают людей, подвержены сильному эмоциональному выгоранию, чего не скажешь о веб-разработчиках. И если этих работников не станет, наша страна попросту не сможет каждое утро открываться для ведения бизнеса.

За таким нежеланием ценить «невидимую работу» скрывается медленное разрушение типично западных ценностей, что порой объясняется безудержным эгалитаризмом левых, порой — деструктивным воздействием капитализма, который такие авторы, как Честертон и Беллок, справедливо осуждают, отстаивая частную собственность, но критикуя те перекосы, которые служат лишь интересам элиты.

Возможно, опьяненные историями о профессиональном успехе и высокомерными устремлениями, мы утрачиваем понимание того, что на самом деле значит работать. В романских языках, таких как испанский, слово trabajar (работать) происходит от латинского слова tripaliare, которое означает «пытать». Латинское слово tripalium, от которого происходит этот глагол, обозначало предмет, с помощью которого мучили рабов. Это объяснение гораздо ближе к правде, нежели этимология английского слова work, которое первоначально означало «нечто сделанное» — очень расплывчатое объяснение действия (с таким же успехом мы могли бы сказать, что шоколад — это нечто, что мы кладем в рот). В этом споре Библия без колебаний занимает одну сторону. Сказал Бог Адаму: «В поте лица твоего будешь добывать хлеб». И по тону Господа Адам понял, что речь идет вовсе не о повышении.

Правда заключается в том, что христианство противоречит любой системе, в которой презирается простой физический труд. Иисус научился плотницкому делу у святого Иосифа. В течение многих столетий святые, монахи и сиделки постоянно напоминали нам, что то, что миру кажется излишней непритязательностью и скромностью, имеет бесконечную ценность в глазах Господа. Именно христианство поставило крест на классическом убеждении, что физический труд — это удел слуг и что он недостоин свободного человека.

Святой Бенедикт создал Бенедиктинский орден, положив в основу очищения от грехов всего два взаимодополняющих друг друга правила: молитва и работа. А святой Хосемария основал Опус Деи, чтобы показать, что этот путь к очищению от грехов доступен всем христианам, независимо от их профессии и состояния. Он настаивал на благородстве любой работы, потому что та решимость, с которой мы ее выполняем, и является мерой нашей любви к Богу и ближним. «Для Господа работа уборщика так же ценна, как и работа правителя, — проповедовал он в 1967 году, — если эта работа выполняется хорошо, с любовью, с вниманием к деталям, с желанием служить». Святой Иоанн Павел II тоже говорил об этом: «Всякая работа прежде всего должна оцениваться соответственно достоинству самого субъекта работы, то есть соответственно достоинству личности, человека, исполняющего работу».

Естественно, подготовка и образование важны. Я вовсе не пытаюсь призвать к приходу (нового) поколения ослов. Однако в условиях пандемии нам стоит спросить себя: разве та престижная работа, которую мы идеализируем, не превратила нас в тех, кем мы никогда не хотели быть?

И, конечно же, кто-то должен положить конец этой проклятой одержимости накоплением университетских степеней на чердаке ради того, чтобы когда-нибудь достичь высокого положения в жизни. Теперь мы знаем, что рядом с этими университетскими дипломами скапливаются и другие бумаги — прощальные письма от возлюбленных, мешавших нашей карьере, документы о разводе и долговые расписки, а также многочисленные рецепты от психиатров.

Автор Итсу Диас — испанский журналист, сатирик и писатель. Он пишет статьи для таких американских изданий, как The Daily Beast, The Daily Caller, National Review, The American Conservative, The American Spectator и Diario Las Américas. Он также является советником Министерства образования, культуры и спорта Испании.

Источник