Давид Шарп | Намаршировались?

26 декабря Высший национальный организационный комитет “маршей возвращения” провел пресс-конференцию, на которой было объявлено, что данные мероприятия в их нынешнем виде фактически прекращаются, и после запланированного на 27-е января следующий пройдет уже 30 марта, в “День земли” (вторая годовщина “маршей”, стартовавших в 2018-м). Затем манифестации будут проводиться раз в месяц и по знаковым датам.

Photo copyright: wikimedia.org. CC BY-SA 4.0

Тот факт, что в последнее время пятничные беспорядки у пограничного забора постепенно затихали, многие комментаторы объясняют почти исключительно прогрессом на переговорах между Израилем и ХАМАСом при участии международных посредников (в первую очередь Египта) по долгосрочному перемирию, на иврите получившему название “асдара” (дословно урегулирование, упорядочивание). Прогресс действительно есть, о чем речь пойдет ниже, но необходимо учитывать и вот какой момент: согласно ряду палестинских источников, еще перед началом “маршей” в руководстве ХАМАСа не было единого мнения по поводу их целесообразности. С течением времени на фоне роста потерь, затрат и того, что в плане привлечения внимания палестинской улицы и международной общественности, из “маршей” было выжато все возможное, внутрихамасовские дискуссии на данный счет лишь обострились. В конце концов, руководители движения пришли к относительному согласию и признали, что мероприятие себя исчерпало. Дальше все было делом техники: интенсивность “маршей” стала потихоньку затухать, при этом ХАМАС постарался получить за это от Израиля некие преференции. Если верить палестинским СМИ, в качестве “вознаграждения” был расширен ассортимент ввозимых в Газу товаров и сельскохозяйственный экспорт из сектора.

27 декабря прошел очередной, 86-й “марш возвращения”, который был посвящен шахидам, погибшим в ходе операции ЦАХАЛа “Литой свинец”, стартовавшей 27.12.2008. По армейским оценкам, в беспорядках приняли участие не более 1800 человек, периодически бросавших в военнослужащих камни и бутылки с зажигательной смесью, но в целом уровень агрессивности был весьма невысок.

Итак, информация о том, что на закулисных переговорах Израиля с ХАМАСом налицо определенное сближение, поступает буквально отовсюду. 24 декабря это, по сути, прямым текстом подтвердил в своем выступлении начальник генштаба ЦАХАЛа Авив Кохави. По его словам, ХАМАС очень не хочет эскалации, наоборот, желает добиться существенного улучшения условий жизни в Газе. А поскольку эскалации не ищет и израильское руководство, то, по мнению начальника генштаба, появился хороший шанс добиться перемирия. Конечный результат, подчеркнул Кохави, зависит от обеих сторон. Условия сложились более чем благоприятные на фоне недавней ликвидации в ходе операции “Черный пояс” самого влиятельного командира боевого крыла “Исламского джихада” в Газе, Баха Абу эль-Аты: по словам Кохави, за последний год по его инициативе были осуществлены 99% (!) терактов, исходивших из сектора. С исчезновением эль-Аты ситуация изменилась, и ХАМАС снова задает тон.

Позволю себе серьезно усомниться в цифре “99%” и пожелать начальнику генштаба впредь избегать художественных преувеличений. Безусловно, эль-Ата нес ответственность за большинство знаковых терактов и не прислушивался не только к ХАМАСу, но иногда и заграничному руководству собственной организации. Однако уже после “Черного пояса” спорадические обстрелы Израиля продолжаются. Да, конечно, не с той наглостью и дерзостью, как при жизни Абу эль-Аты, но с определенной регулярностью. Ответственность за происходящее “чудесным” образом на себя никто не берет. Последний на момент написания эти строк обстрел имел место 25 декабря, когда ракету выпустили даже не по одному из прилегающих в Газе населенных пунктов, а по Ашкелону (она была перехвачена “Железным куполом”). Причем тогда, когда в рамках предвыборной кампании в городе находился глава правительства. Перед предыдущими выборами нечто похожее произошло в Ашдоде, – в обоих случаях охрана срочно эвакуировала премьера в убежище.

Таким образом, то ли наследники по ИД, то ли “коллеги” уничтоженного террориста из других структур продолжают его дело. Так что проблема, очевидно, была не исключительно в нем. Несмотря на своеволие, Абу эль-Ата все же состоял в организации, имеющей собственный особый взгляд на происходящее в Газе, часто отличный от ХАМАСа. Косвенным подтверждением этому являются не только периодические обстрелы, но и результаты заседания политбюро “Исламского джихада”, состоявшегося 13 декабря в Каире, куда его члены во главе с генсеком Зиадом эль-Нахале прибыли для переговоров с египтянами. В итоговом коммюнике говорится о необходимости “следовать стратегии давления на Израиль с целью заставить его снять блокаду сектора Газы”. Кроме того, “должна быть усилена борьба на Западном берегу, а также сотрудничество с сопротивлением в Ливане (главным образом, речь идет о “Хизбалле”. – Прим. автора) и с поддерживающими его арабскими и исламскими (Иран) странами”. Как нетрудно убедиться, это по-прежнему указывают на наличие у “Исламского джихада” собственной позиции со всеми вытекающими последствиями. Так что утверждать, что с устранением Абу эль-Аты сработал бессмертный принцип “нет человека – нет проблемы” пока рановато.

Что до хода переговоров, то, несмотря на явный прогресс, часть всплывающей информации стоит относить к категории слухов. Но на двух пунктах все же стоит акцентировать внимание. Один стал предметом серьезных разногласий между армией и ШАБАКом – речь идет о возможности выдачи разрешений на трудоустройство в Израиле 5000 строительных и сельскохозяйственных рабочих из Газы. На данный момент разрешение на въезд в нашу страну имеет такое же количество торговцев из сектора (недавно квота по рекомендации ШАБАКа была увеличена на тысячу человек). Однако с начала второго тысячелетия сельхоз- и строительных рабочих из Газы, в отличие от таковых из Иудеи и Самарии, в Израиле нет. На момент написания этих строк основная группа высших офицеров ЦАХАЛа, имеющих отношение к переговорам, выступает за то, чтобы пяти тысячам жителей Газы солидного возраста и с “чистым” прошлым были даны разрешения на работу: якобы данный шаг резко приблизит согласие ХАМАСа на длительное перемирие.

Доводы военных состоят в том, что эти люди, зарабатывая по 2000 долларов в месяц, серьезно повлияют на благосостояние населения сектора. Доводы, на мой взгляд, верны лишь частично. Да доходы нескольких десятков тысяч человек, с учетом членов семей работающих резко возрастут, а потраченные ими деньги “растекутся” по Газе. Но в пересчете на плюс-минус 1,8 миллиона жителей сектора это совсем не много. Так что в целом там ничего особенно не изменится, если, конечно, ЦАХАЛ не пожелает в дальнейшем завезти в Израиль еще пару-тройку десятков тысяч рабочих. Иными словами, такая мера даже наряду с другими экономическими не дает полноценное решение проблемы бедности в Газе. В ШАБАКе же считают риск неприемлемым, поскольку ХАМАС наверняка захочет использовать часть рабочих в своих целях. Причем необязательно для совершения терактов, а, например, для разведки или установления связи с террористами в Иудее и Самарии. В спецслужбе напоминают, что с этой целью ХАМАС использует даже тяжелобольных, которым Израиль позволяет выезжать из сектора на лечение в больницы свои или в ПА.

Со своей стороны отмечу: практика использования палестинских рабочих из Иудеи с Самарией и, тем более, из Газы порочна в принципе. Тяжелую болезнь не вылечить обезболивающими средствами! Хотя подавляющее большинство палестинцев действительно стремятся лишь заработать на жизнь, постоянное присутствие десятков тысяч этих людей в Израиле – устойчивая плодотворная инфраструктура для террористической и уголовной активности. Более того, наличие легальной рабочей силы – отличное прикрытие для множества нелегалов. В итоге мы имеем огромное количество людей, неплохо ориентирующихся в Израиле, часто владеющих ивритом и на улицах наших городов отнюдь не выглядящих, как условный китайский турист в деревушке где-нибудь в Зимбабве. Десятилетиями легалы и нелегалы совершают теракты и уголовные преступления, но израильские власти готовы терпеть ради того, чтобы заработки этих рабочих несколько приглушали недовольство на палестинской улице. Но ведь наличие палестинских рабочих в Израиле не предотвратило ни первой интифады, ни второй, ни даже недавней “интифады ножей”. Теперь же нас с большой вероятностью ждут и гости из Газы…

Кстати, заблуждается тот, кто думает, что с заключением мирного договора с палестинцами произойдет полное с ними разделение, и они больше не будут работать внутри “зеленой черты”. У авторов мирных планов вполне себе предусматривается продолжить данную практику повышения уровня жизни арабских соседей во имя смягчения их недовольства. Второй важнейший аспект переговоров – решение проблемы удерживаемых ХАМАСом тел двух погибших в 2014 году бойцов ЦАХАЛа и трех заложников (именно так, а отнюдь не пленными их следует называть) – психически больных израильских граждан (репатрианта из Эфиопии и двух бедуинов), самостоятельно проникших на территорию сектора. Данная тема обсуждается в обстановке повышенной секретности, но судя по просочившимся сведениям, прогресса пока нет. В любом, случае, несмотря на всю важность возвращения останков и заложников, нечто подобное сделке по обмену Гилада Шалита в 2011 году или какие-нибудь уступки ХАМАСу стратегического характера абсолютно недопустимы.

“Новости недели”