Иосиф Гальперин | Национальный запрос

Заговорили пушки

Иосиф Гальперин | Национальный запрос

Photo copyright: pixabay.com

В прошлом году совершенно для меня неожиданно уехала в Израиль моя троюродная сестра, которую я очень люблю с моего оренбургского детства. Уехала, то есть – улетела, в инвалидной коляске, на пороге девятого своего десятка. Тетя Валя, ее мама, была русская, а вот отец, мой тезка – двоюродный брат моей матери, еврей. Никогда у них и мысли не было об Израиле. Устроила переезд жена сына, уж совсем Оксана, назовем так – далее поймете, почему не называю настоящего имени. Вместе со свекровью, ее сыном – своим мужем и двумя их дочерями они перебрались в чужую до того страну, не имея ни финансовой подушки, ни ясных планов на будущее. В России, однако, говорила, работы нет никакой…

Сначала мне это было как-то не по душе, тем более что начитался высказываний правоверных израильтян про понаехавших дальних родственников. Не то чтобы я разделял эти взгляды жителей не моей страны, пусть и соплеменников, но я представлял их живучесть и степень влияния в обществе. Однако, чем мог – помог при оформлении отъезда: воспоминаниями, датами, именами. Поговорили по скайпу с моей обожаемой остроумной сестрой (вся в отца!), она нисколько не сомневалась в необходимости переезда на старости лет. А мне так нравился их домик с усадьбой на Юге России, на границе с Украиной…

Теперь оказалось, что в этом-то все и дело. Когда началась путинская война, я написал Оксане: как вы вовремя! А она ответила: так мы же всё знали, видели, чувствовали. Там осталась моя мама, ее дом был на самой границе, но она оттуда уже убежала – в ее огороде теперь стоят пушки, которые стреляют по Харькову. А в Харькове у нас родные…

Вот такая русско-украинская история с неожиданным eврейским акцентом. И я подумал о многомерности национального вопроса. Видимо, стремление примкнуть к тем, кто способен защитить, кто не будет отвергать, для кого ты человек – значит не меньше, чем «голос крови» или близкая ментальность, религиозные традиции или светская культура. И если человек не утратит благодарности, он услышит и голос чужой крови, и чужие обычаи, и поймет оправданность чужих убеждений и чужой культуры. Был бы лишь запрос на человечность, тогда любая национальность принимается без высокомерия и подобострастия.

Для этого надо или самому почувствовать боль, или чужую принять, как свою. Я написал об угнетении эмпатии, сопереживания в современном российском обществе, в тексте более общем, который разместил, в том числе, на Прозе.ру. Он провисел пару дней, его там прочитали десятки человек, а потом по доносу одного старого питекантропа забанили. Не понравилось некоторым, что я прямо называю идиотов идиотами, а преступников – преступниками. Но позабавило, что некоторые из неприятелей увидели только одно: я, представьте себе, сказал о том, что официальная пропаганда почему-то рассчитывает на неискоренимый антисемитизм «глубинных» россиян. Одному я ответил:

«Видите ли, про антисемитизм в тексте – один раз (на 13 тысяч знаков) – в связи с тем, что чиновники могут на него рассчитывать. 1. Могут – не значит, что рассчитывают. 2. Рассчитывают – не значит, что он есть массовый. 3. Если и есть – не значит, что активный, влияющий на поведение и на отношение к власти. То есть эта тема для меня – не более чем маркер, о ней я сказал в связи с идиотизмом госпропаганды (одним из отмеченных мной идиотизмов). А вот то, что из всего массива рассуждений вас заинтересовало лишь это предположение – это говорит не обо мне».
Не стоит говорить отдельно об антисемитизме как одном из видов процветающей в России ксенофобии, она сейчас заметна даже при мимолетном взгляде. Просто когда-то он выделялся на фоне презрения (и погромов, где получалось) к «чучмeкaм», «aрмяшкaм», «хaчaм», «хoхлaм», «пoлячишкам», «немчуре», выделялся активной ненавистью за то, что eвреи претендовали быть как все, при этом кто-то из нас не отказывался от национальной полной идентичности, а кто-то не видел особых причин для особости. Ну есть некоторые отличающиеся детали, а у кого их нет? У поморов, казаков, сибиряков, уральцев? Давайте тогда говорить, как в гениальной «Кин-дза-дзе», что вы не можете жить в обществе, где нет цветовой дифференциации штанов.

Радость «окончательного решения»

Но все это было в прошлой империи или аморфном «совке», который употреблял слово «интернационализм» не в негативном ключе, прилагая к нему «пролетарский». Виделось, что еврейский пролетарий не может быть предметом ненависти (от зависти), как и польский или татарский, а вот кто приподнялся – так тот, мерзавец, пользовался шулерскими методами, допустим, поддержкой соплеменников (если пользовался русский – то укреплял семейные связи). Теперь драпировки отброшены, рашизм взял у своего германского родственника понятия «недочеловек» (в обмене мнений подростками в каком-то блоге).

«Рашистами» называла оккупантов, окопавшихся у ее огорода, другая моя троюродная сестра. В Буче, которая теперь известна всему миру – как Хатынь, Сонгми. В моем любимом с детства дачном поселке, где рядом жили русские, украинцы, евреи, поляки, где их целый месяц убивали пришедшие нелюди. Сестра, слава богу, осталась жива в своем подполе…

Даже термин «окончательное решение» национального вопроса рашисты позаимствовали у фашистов. В данном случае евреев временно отложили, использует лишь при аргументации ненависти к украинцам. Вот несколько примеров, которые легко собрал Дмитрий Чернышов в «Живом журнале»:

«Путинский идеолог Дугин: «Убивать, убивать и убивать украинцев!» Жириновский мечтает (мечтал – И.Г.) о виселицах на Крещатике. Призывает сбросить атомную бомбу на Украину: «Маленькую бомбу. Не большая Хиросима, а маленькая. Вот там, где резиденция президента Украины Порошенко, небольшую такую, котлованчик, например… Действует на 10 километров».

РИА Новости. Кремлевский пропагандист Петр Акопов: «Владимир Путин взял на себя историческую ответственность, решив не оставлять решение украинского вопроса будущим поколениям».

Добавлю, что подобными размышлениями не брезгует и бывший президент РФ Медведев, дополняя «политтехнолога» Тимофея Сергейцева из того же гэбешного гнезда бывшего АПН https://ria.ru/20220403/ukraina-1781469605.html. Забавно исторически, но закономерно, что этот человеконенавистник состоит в «Зиновьевском обществе» – имени диссидента-левака Зиновьева, а не его большевистского предшественника. Видимо, большевизм в любых поколениях близок фашизму механистическим отношением к жизни, социальным дарвинизмом, бихевиоризмом. То есть – презрением к конкретному человеку.

Истребительный национализм, как и его менее агрессивные родственники, заразителен и заставляет искать в противнике самое примитивное и противное, вот из комментария: «Сказать ложь – это часть Русскости, русские врут всей страной». Действительно, во многих сказках видно, что вранье, обман не считаются грехом. Но в сказках именно что первородных, первобытных – и не обязательно русских. Почитайте любые, не обработанные писателями…

Опять из Чернышова: «Жучковский: Мы воюем с украинцами. Не “хорошие украинцы против плохих украинцев”, а русские против украинцев. Украину и украинцев необходимо уничтожить. Каждый, кто станет украинцем – перестанет быть русским. Соответственно, нам следует не допускать появления лишних украинцев, поскольку это сокращает количество русских».

Кто-то же должен быть виноватым в бедах России. С далекими, с теми, кому завидуют, схватиться сложно, удобно найти соседа – и на нем отыграться. Когда уничтожают своих, это называется тоталитаризмом. А если чужих – уже геноцид. Обычно одно следует за другим, тем более, если свои не слишком сопротивляются, и потом уцелевшие (не самые лучшие представители) воодушевляются от возможности ущучить соседей, говорящих смешные неправильные слова (что с того, что большинство правильных слов у тебя с ними общие – матерные).

Именно геноцидом и занимается Россия. Чернышов открывает определение ООН:
«Геноцид – форма массового насилия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую путём:
– убийства членов этой группы (есть убийства украинцев за то, что они украинцы? Конечно. Это у них называется – денацификация)
– насильственной передачи детей из одной человеческой группы в другую (доктора Лизу помните? А что такое вывоз украинских детей из Донбасса в Россию?)
– предумышленного создания жизненных условий, рассчитанных на полное или частичное физическое уничтожение этой группы (что такое практически полностью уничтоженный Мариуполь?)» (см. тут)

Геростратег

Во всей это истории место надежде оставляет провал путинского блицкрига. И место глубокого отчаяния – от того, что в слове «денацификация» подменили одну букву. То, что сейчас происходит в центре Европы, вернее называть «ренацификация». Особенно когда узнаешь, как по улицам Берлина прошла автоколонна поддерживающих Путина. Правда, не пять тысяч авто, как врала крeмлядь, а четыре сотни, что тоже немало. Правда, автодилер, который предоставил авто, раскаивается: бизнес сразу рухнул. Потому что бундеспокупатели не поддержали мнение протестовавших об угнетении русских в связи с войной и о распоясавшихся украинских беженцах.

Не знаю, помогло бы это по-другому прожить «протестантам», но могли попробовать: сказать, что они, называющие себя русскими – по крайней мере по языку, не хотят отвечать за преступления маньяка-ренацификатора. И добавили бы, что сочувствуют украинским братьям и готовы им помочь во временном пристанище. Или просто деньгами. И отсыпали бы в фонд хотя бы столько, сколько организаторы-кукловоды вытребовали от Москвы.

Про служивых карабасов стоит сказать отдельно. Сейчас, когда из Европы выслали уже батальон российских «дипломатов», стоит заметить, что не все высылки связаны прежде всего с военными действиями. Болгария выслала сперва тех, кто активно коррумпировал местных газовиков, чтобы они не брали дешевый азербайджанский газ. А Северная Македония – тех специалистов, которые пытались активизировать в стране силы и обстоятельства, могущие помешать вступлению бывшей югославской республики в ЕС.

Опять же к игре российских «геополитиков» на национальном вопросе. Что они запрашивают в информационном раздолье, какие краски ищут в огромной палитре перемешанных во времени и пространстве народов? В Болгарии «русофильские» партии кричат об угнетении болгарского меньшинства в соседней Македонии, попутно объясняя, что никакого македонского народа в принципе нет. Ну чистый Донбасс! При этом никаких свидетельств действительного притеснения тех, кто хочет и получает болгарское гражданство, обвинители не предъявляют. А в Северной Македонии как раз «друзья России» в штыки встречают возможности найти общие точки с болгарами. Слава богу, сейчас (уже после высылок!) две страны договорились совместно чествовать общего (почти тысячу лет назад) царя Самуила. Могли бы Израиль подтянуть, зря, что ли, в семье у Самуила были и Моисей, и Аарон..

Как-то стыдно после этого говорить об украинском национализме. О евреe Зеленском, об Арсене Авакове, о членах делегации, ведущей суровые мирные переговоры, Арахамии и Умерове… Или о горячих имперских патриотах, ищущих особую русскую духовность и кристальную чистоту нравов и политики – о Валентине Матвиенко и Сергее Кириенко. О генералах родом из Причерноморья и полковниках Кошеле и Курило, приведших российских солдат убивать и умирать на украинской земле. Видимо, все-таки главное, что запрашиваешь, вытаскиваешь из генетического наследства: свободолюбие или сержантское усердие.

А Зеленский, в свою очередь – ну явный же «бендеровец»! – обращается к Греции с призывом помочь с восстановлением Мариуполя, в котором со времен матушки-Екатерины была большая греческая община. Помощь понадобится в том случае, если удастся отстоять город, который пытаются добить кадыровские головорезы, город, потерявший уже пять тысяч мирных жителей, на каждой улице Мариуполя – своя Буча…

Папа Франциск вышел к народу с традиционным обращением, ему паства, сумевшая вырваться из Бучи, передала украинский флаг, он покрыл им трибуну и стал говорить о трагедии Мариуполя, города, названного в честь Девы Марии. Видимо, дело не в том, что его первым духовным наставником в Аргентине был украинский монах Стефан. Дело в позиции той цивилизации, в нынешнем ее виде, которую представляет, в том числе, Папа Римский.

Путин, как Сталин когда-то, мог бы хмыкнуть: «Папа Римский? А сколько у него дивизий?», но он даже и не знает об этом факте, поскольку в интернет не ходит, только справки читает. Потому и не знает, что столкнулся не с позицией тех или иных государств или их союзов, не с характерами тех или иных политиков, а с единым общественным мнением большинства развитых стран, которое не удается его «дипломатической» орде значимо расколоть по национальным или классовым признакам.

И в этом его стратегическая ошибка. Он вышел против течения, разрушающего последнюю дикую империю, вышел так, что ускорил ее разрушение. В памяти останется разрушителем, Геростратом. Ну подумайте сами, откуда у моли стратегическое мышление?

Мог бы почитать, как на обломках империй складываются национальные государства, как национальности спекаются в политические нации. В Европе все современные государства на глазах письменной истории складывались таким образом. Глобализация – оборотная сторона этого же процесса, где страны объединяются ценностями и достижениями, а политические формы могут меняться по мере целесообразности. В России, после путинского «вставания с колен», может образоваться сразу несколько таких государств. Соседи-то вряд ли захотят туда заходить, придется соображать самим – реальную федерацию, например.

А пока огромная страна причитает: «Русoфобы, русoфобы, а я маленький такой!..» И на этом основании пытается уничтожить всех.

Подпишитесь на ежедневный дайджест от «Континента»

Эта рассылка с самыми интересными материалами с нашего сайта. Она приходит к вам на e-mail каждый день по утрам.