НА СТРАХ АГРЕССОРУ

Автор Адаса Фальк

Я лично уже запуталась в иранских бравурных объяснениях по поводу того, что будет, если Израиль нападет на Иран, как, по слухам, собирался. Или не собирался — опять же по слухам. Со своей стороны иранское руководство устами придворного политолога, почтенного эфенди Аль-Хусейни, громогласно поведала миру: мол, Израилю крупно повезло, что мир (во всяком случае, вменяемая его часть) объявил Ирану санкции. А вот когда бы не санкции, Обаме непременно пришлось бы на коленях умолять Иран… не нападать на Израиль.

Адаса ФАЛЬК
Автор Адаса ФАЛЬК

То есть всем крупно повезло, что Ирану, занятому пустяковыми санкциями, было просто не до остального мира. А не то бы… Вот буквально так и сказал Иран устами политического советника иранского президента (к чести коего добавим, что советник уже с приставкой “экс”): “У Ирана есть оружие, которое может заставить Израиль ослепнуть!” Мне, признаться, трудно себе представить, что ж такое Иран способен показать нам в надежде ослепить. Но все же…

Давайте возьмем, да и представим себе на секунду, на полном серьезе, что Израиль поехал умом и напал на Иран. Сразу уточню: имеется дистанция огромного размера между “разбомбил к чертям собачьим склад ядерных центрифуг” (что бы это ни значило) и “напал на Иран”. Что у нас там по дороге, если кратчайшим путем? Первым делом — западный берег Иордана (“статус не определен” — заботливо предупреждает нас “Гугл”, а то нам не всё равно). Ну, это пара пустяков. Потом через Амман. Напрямик в Сирию заглядывать не будем — ну ее, Сирию, там сейчас слишком шумно. Далее, на выбор, можно проследовать через Ирак, а можно, если душа просит приключений, заскочить по пути в диво дивное — “Свободный Курдистан”, на некоторых картах он имеется. Там, в Курдистане этом, есть где разгуляться — он щедро отхватил себе, помимо солидной доли Ирака, еще и приличный кусок Турции. Чтобы не было проблем с Турцией (интересно, как мы ей внятно объясним, что шли вовсе не к ней на огонек, а в Курдистан, да еще свободный?), туда мы не пойдем, только издали крылом помашем. И строго себе в Иран. Большой, красивый, зеленый (на ряде карт фиолетовый, но тоже очень красиво).

Теперь, когда маршрут проложен, имеет смысл задаться вопросом: а зачем?

Ну, зачем, зачем… А так! Хотя бы чтобы поглазеть на коленопреклоненного Обаму, целующего наконец-то руки Хаменеи. Честно говоря, пусть уж наш премьер не обижается, а только ему в такой ситуации следует тоже приложиться с благодарностью, что не допустил войны. Вообще стоит какой-либо мусульманской стране громко завести речь о желании повоевать с Израилем, я всегда вспоминаю осторожного Владимира Ильича, ответившего Сталину телеграммой краткой (как и все телеграммы) и мудрой (как далеко не все), гласившей: “…надо очень осторожно обдумать, стоит ли воевать с Грузией. Потом ее кормить…” Вот и нам предстоит сто раз осторожно обдумать, воевать ли нам с Ираном. Да что там — бомбить ли нам Иран.

Зря беспокоюсь, скажете? А вы на Сирию посмотрите! Израиль вообще не при делах, а сколько сирийских раненых, воевавших с сирийцами и раненых сирийцами, на нашем излечении и попечении? Да только ли раненые?! Вон подростки какие-то, роженицы… Нет, я тоже гуманистка. Местами. Но другими местами — нет. Порой я страшная эгоистка и настоятельно желаю, чтобы в израильских больницах израильские врачи лечили израильских граждан. Заметьте, я настолько наступила на горло собственной песне, что даже не упоминаю прилагательное “еврейский”. Да что там, не жалко, пусть лечатся все, но только израильтяне. А то всех остальных очень много. Невозможно всем дать все, и не потому, что этого всего жалко, а потому, что мало. А если добавятся еще и иранцы?

Медицинскую проблему мы более или менее разобрали, перейдем к гуманитарной. То есть к еде. Пище, проще говоря. Тут все серьезно. Дело даже не в самих продуктах — их, в принципе, хватает всем. Дело в том, что у нас в Израиле весь пришлый люд как-то странно быстро разбаловывается. Давно ли, казалось бы, незаконные инфильтраты робко, что твои газели, пугливо косясь на проводников-бедуинов, на цыпочках пробирались в Израиль и, картинно обессилев, осторожно присаживались на жгучий песочек в нескольких метрах от израильской границы? Давно ли с благодарностью принимали от израильских солдат бутылки с водой и какую-никакую снедь? А нынче погляди в окно — откормленный, одетый в “фирму” африканец запальчиво награждает увесистой оплеухой офицера службы тюрем за то, что тот дерзнул припоздниться с завтраком. А если еще к ним добавятся иранские пленные… Ой!

Их, как принято, расселят в Южном Тель-Авиве и Эйлате. Потом они обязательно пойдут маршем на Иерусалим, и их придется силой не пускать в кнессет. Придет время принимать закон, запрещающий иранским временно перемещенным лицам пересылать домой крупные суммы денег. Потом они будут греметь новенькими кастрюлями на тротуарах у тель-авивских посольств, все равно чьих, но в основном, конечно, американского. Потом настанет время марша на кнессет недовольных владельцев тель-авивских кафе, возмущенных тем, что иранские нелегалы забастовали и опять некому мыть посуду. Очень трагично и трогательно будут смотреться одноразовые тарелки на нечистых скатертях. Потом откуда-то появится первый рожденный в Израиле иранский младенец, и задохшаяся было организация “Еладим исраэлим” обретет второе дыхание.

Весь этот апокалиптический сценарий столь живо и бессердечно изображен мною с одной-единственной целью: никогда! Никогда, никогда не должны повторяться победы гуманизма над здравым смыслом. Иран будем обходить на цыпочках, от всякой попытки спровоцировать нас на нападение – увертываться, как намыленные. А Обама пусть целует руки Хаменеи, умоляя не нападать на Израиль. Душевный он все-таки человек, Обама!

«Новости недели» – «Континент»