Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Аналитика | На неправильной стороне истории, или “Yes, we can”

На неправильной стороне истории, или “Yes, we can”

Нынешняя американская администрация сделала невозможное: поддержав всех врагов Израиля и арабов, она превратила их в партнеров по выживанию.

На неправильной стороне истории, или "Yes, we can"

“Yes, we can”, – гласил лозунг Барака Обамы в 2008 году. “Да, мы можем” относилось к самым разным сферам деятельности, в том числе к пресловутому мирному процессу. Именно мирный процесс, наряду с перезагрузкой отношений с арабами, был главной фишкой внешнеполитического курса президента; именно за эти амбициозные планы он получил аванс в виде Нобелевской премии мира.

Спустя шесть лет мечта президента реализовалась в высшей степени странным образом и уж совсем не так, как он предполагал. Обаме удалось сблизить позиции евреев и арабов – но, как это ни парадоксально, вопреки его собственным планам.

Вспомним, как все начиналось.

Свою внешнеполитическую деятельность новоизбранный президент начал с турне по Ближнему Востоку и пламенной речи в Каире, где говорил о близости ценностей ислама и западных демократий, а также с поклонов перед венценосным хранителем исламских святынь в королевском дворце Эр-Рияда.

Разговор же с Нетаниягу он, напротив, начал с окриков, нравоучений и скрытых угроз о прекращении дипломатической поддержки Израиля в ООН, с требований прекратить строительство поселений и начать мирные переговоры с Абу-Мазеном.

“Арабская весна” вызвала всплеск оптимизма и в то же время замешательство в Белом доме. Обама и его окружение, в значительной степени инспирировав и поддержав “весенние настроения”, опрокинули существовавшую десятилетия политическую конструкцию на Ближнем Востоке. Жертвами нового курса США (“Мы на правильной стороне истории”) стали их традиционные союзники – прежде всего Мубарак и другие умеренные правители, сотрудничество с которыми составляло стержень региональной политики США. Израилю, в свою очередь, была отведена роль “ближневосточной Чехословакии”, за счет которой предполагалось решить проблемы Америки с арабами, т.е., попросту говоря, умиротворить их.

Если у кого-то из арабских лидеров и оставались сомнения по поводу планов Вашингтона, они рассеялись после военного переворота в Каире. США перестали играть роль объективного наблюдателя и полностью заняли сторону Мурси и “Мусульманских братьев”. Требования соблюдать демократические нормы, проявлять сдержанность в отношении оппозиции, приостановка поставок оружия в момент, когда египтяне более всего нуждались для борьбы с террором на Синае, отмена совместных учений – все это означало лишь одно: Египет уже не стратегический союзник Америки и не может на нее полагаться.

Прошло немного времени, и схожие чувства испытали в Израиле, когда, под давлением Белого дома, Нетаниягу был вынужден согласиться на освобождение палестинских террористов в качестве жеста доброй воли, не получив ничего взамен, а Госдепартамент согласился сотрудничать с палестинским “правительством национального единства”, куда входил и ХАМАС.

Таким образом, военный режим Египта и Израиль обнаружили себя в одной лодке. Так был заложен первый краеугольный камень в формирующийся союз отверженных, к своему разочарованию обнаруживших, что отныне симпатии супердержавы на стороне их злейших врагов – радикальных исламистов. Демагогия о правах человека и демократии не могла скрыть этого горького факта. Ситуация была уникальной: после переворота Саудовская Аравия и Израиль выступили единым фронтом в защиту режима ас-Сиси в Египте, подвергшегося остракизму со стороны Запада.

К тому времени Израиль, Египет, Саудовская Аравия и большинство княжеств Персидского залива намеревались остановить растущую гегемонию Ирана: и в 2006 году, и в 2009 году арабские правители почти не скрывали надежды, что Израиль раздавит марионеток Ирана в лице “Хизбаллы” и ХАМАСа. Хотя Обама с момента вступления в Белый дом заявлял, что “США протягивают руку Ирану”, в арабских столицах и в страшном сне не могли представить ситуацию, при которой Америка возьмет курс на сближение с аятоллами, даже не поставив в известность своих союзников. Сон стал реальностью в 2013 году, когда после избрания Хасана Рухани Запад радостно устремился в объятия Ирана, по ходу снимая санкции и умиляясь новоизбранному “умеренному” президенту.

Для арабов и Израиля это было уже не просто вероломством, но откровенным предательством, которого не могли скрыть публичные заверения Америки о верности союзническим обязательствам. Так Обама собственными руками заложил второй камень в фундамент союза между недавними врагами.

Иерусалим – с одной стороны, Каир, Эр-Рияд, Кувейт и Дубай – с другой, чувствовали себя брошенными на произвол судьбы. В Ираке, Ливане и Газе правили марионетки Тегерана, а США плели интриги за спиной недавних союзников, изменяя баланс сил на Ближнем Востоке.

С этого момента начинается активное и быстрое сближение между Израилем и его арабскими недругами. Одно за другим приходят сообщения, что спецслужбы Саудовской Аравии и Израиля создают компьютерный вирус “Super Stuxnet” для нейтрализации иранской ядерной программы; что бывший шеф разведки Саудовской Аравии принц бин Бандар бин Султан тайно посетил Иерусалим и встречался с Нетаниягу, а затем, в Акабе, – с главой “Мосада” Тамиром Пардо.

Саудовские кронпринцы заговорили о еврейском государстве в благожелательном приветливом тоне, подчеркивая нависшую общую угрозу и близость интересов. В конце 2013 года племянник короля Абдаллы, принц-миллиардер Эль-Валид бин Талал заявил: “Главная угроза арабам исходит от персов, а не от Израиля. Мы очень обеспокоены”. “Мы, – пояснил он, – это Израиль, Саудовская Аравия и другие страны региона”. Выступая недавно на Всемирной ассамблее арабских ученых в Джидде, глава саудовского МИДа принц Сауд бин Фейсал аль-Сауд заявил, что его страна готова на жертвы во имя мира. Всю вину за страдания палестинцев он возложил на ХАМАС и (о небо!) призвал “отказаться от насаждения ненависти к Израилю и нормализовать отношения с еврейским государством”.

Совет по сотрудничеству в Персидском заливе ввел санкции против “Хизбаллы”, а затем отозвал послов из Катара, поддерживающего “Мусульманских братьев” в Египте и ХАМАС в Израиле. В разгар операции в Газе в СМИ появились сообщения о тайных переговорах в Париже между министром иностранных дел ОАЭ шейхом Абдаллой бен Заидом и Авигдором Либерманом, причем на встрече присутствовал бывший глава палестинской контрразведки в Газе Мухаммед Дахлан – злейший враг Абу-Мазена и ХАМАСа.

Между тем США продолжали делать все для сближения позиций арабов и Израиля. С самого начала Обама и его окружение сделали ставку на Эрдогана и его исламистскую Партию справедливости и развития, игнорируя диктаторские замашки, мегаломанию и неоосманские амбиции турецкого лидера, умудрившегося испортить отношения практически со всеми соседями. Американский президент настоял на унизительных извинениях Нетаниягу перед Эрдоганом и поддержал демарш Анкары в отношении Египта, завершившийся разрывом отношений между двумя государствами.

Но и на этом выбор “правильной стороны истории” не ограничился. Словно стремясь окончательно оттолкнуть от себя арабские государства и Израиль, расставив точки над “i”, Вашингтон сделал своим главным союзником Катар – основного спонсора исламистов всех мастей, включая “Мусульманских братьев” и ХАМАС, “черную овцу” Ближнего Востока. Во время операции “Несокрушимый утес” Джон Керри поддержал выступавших единым фронтом Катар и Турцию, противопоставив их Египту, Саудовской Аравии, ОАЭ и Израилю. План Керри стал смягченным отражением требований ХАМАСа и был немедленно отвергнут и Израилем, и Египтом, который находит особое наслаждение в унижении американских лидеров. После того как Керри подвергся в Каире оскорбительному обыску, который непозволителен даже по отношению к рядовым дипломатам, после волнений в Миссури египетские власти распространили заявление, призывающее американское правительство “к сдержанности и пропорциональному применению силы”.

Ирония же состоит в том, что США своей политикой частично достигли того, к чему пламенно стремились, – сближению Нетаниягу и Махмуда Аббаса. Поддержав Катар, а значит, ХАМАС, и даже не удосужившись поставить в известность о своем плане Абу-Мазена, Керри оттолкнул последнего точно так же, как оттолкнул Нетаниягу. В результате заклятые враги обнаружили себя в одном лагере с Саудовской Аравией, Египтом и княжествами Персидского залива. Злая шутка истории…

Осознают ли США, что их политика все больше напоминает “самострел”? Вряд ли. Ибо дело, вероятно, не только и не столько в самой администрации, сколько в мировоззрении американской элиты, а оно представляет собой смесь невежества, наивности и самообмана. Свидетельством тому стала статья ведущего обозревателя “Нью-Йорк Таймс” Томаса Фридмана “Поджигатели и пожарные”, которая была написана после беседы с известным аналитиком, создателем и директором Центра геополитических исследований “Macro Advisory Partners”Надером Мусавизаде. Ведущий обозреватель и ведущий эксперт приходят к выводу, что главные проблемы региона – Асад, бывший иракский премьер-министр Малики, Сиси, подавивший демократически избранное правительство Мурси, неназванные “палестинские экстремисты” (ХАМАС вообще не упоминается) и лидеры партии “Еврейский дом” в Израиле, которые, строя поселения, подрывают мирный процесс.

В этой картине все поставлено с ног на голову: действительные злодеи – или второстепенные персонажи, как Асад и Малики, или, напротив, пожарные, как Сиси. При этом подлинные подстрекатели и “поджигатели” – Иран, Катар, Турция и суннитские группировки типа “Мусульманских братьев”, салафитов, ХАМАСа и “Хизбаллы” – не упоминаются вообще, словно они не имеют никакого отношения к нынешним катаклизмам на Ближнем Востоке.

Статья – плод размышлений законодателей политической моды – свидетельство глубокого непонимания, заблуждений, порочности стереотипного мышления. Как и советники Обамы, Валери Джаррет и Сьюзан Райс, ведущие эксперты и аналитики существуют в мире надуманных идеологических конструкций, и этот мир несовместим с действительностью.

Но все же мы должны быть благодарны вершителям судеб на американском Олимпе: никогда еще наши отношения с арабскими государствами не были так хороши. Никогда еще их не сближали столь сильно общие угрозы, общие враги, горечь предательства и чувство, что им вместе суждено выживать на неправильной стороне истории.

“Yes, we can”!

Александр Майстровой, «Новости недели» – «Континент» 

Яндекс.Метрика