На баррикадах без свободы

Ну, вы поняли, какая фраза была самой главной во вчерашнем драматическом (я бы даже сказал – трагическом) обращении премьер-министра Биньямина Нетаниягу? Это очень важное – для него, для всего народа – выступление (которое Картель пост-сионистских СМИ пытался замолчать). Вчера началась стадия предъявления улик и доказательств в делах Нетаниягу. Решается судьба человека – но и судьба всего народа: каждый из нас может оказаться в такой ситуации. А когда им удастся отделаться от Нетаниягу – страна покатится по крутому склону к пост-сионисткой пропасти. И какая же фраза в этой короткой речи Нетаниягу была самой главной?

Photo copyright: Palácio do Planalto, CC BY 2.0

Я вам сейчас объясню. Но сначала давайте вместе разберемся, какое министерство в израильском правительстве самое важное, самое главное? Какой министерский пост является ключевым, решающим судьбу страны, судьбу народа? Пост, преуспев на котором, политик с полным правом сможет претендовать на звание лидера нации, сменить по воле народа Нетаниягу в должности премьер-министра?

Вы скажете – министр обороны. Не-а.

Министр финансов! Не-а.

Министр юстиции – укоротить оборзевшую прокуратуру! Не-а, не-а, не-а.

Авигдор Либерман получил пост министра обороны, покрутился там два года, понял, что ничего сделать невозможно, разозлился, и вот уже два года срывает зло на премьере, который его возвысил. Казалось бы – вот тебе шанс: разделайся за 48 часов с врагами – и восторженно-благодарный народ поднимет тебя и твоего белого коня на руки и внесет торжественно в резиденцию премьера: правь нами! Но генералы подчиняются у нас не министрам, а Картелю СМИ.

Моше Кахлон получил министерство финансов; казалось бы – великолепная возможность проявить себя: удешеви жилье, как обещал перед выборами, снижай стоимость жизни – и будешь на коне. Но жилье он не удешевил, стоимость жизни возросла, своими неумными решениями только увеличил национальный долг. Ранее Яир Лапид на этой должности ничем себя не проявил. Без поддержки Картеля СМИ ни одна реформа не заработает, а Картель не заинтересован в процветании еврейского государства.

Молодого, энергичного, честного, решительного Амира Охану премьер назначил руководить министерством юстиции, куратором прокуратуры и судов. Так его самого за одну неосторожную фразу о Мандельблите чуть не посадили, с трудом вырвался из их когтей. Потому что Картель СМИ позволяет прокурорам хватать чужих политиков.

Провалы связаны не с личностями, все эти должности в Израиле чисто представительские, нет у министров власти.

Самый главный пост в нынешнем Израиле – это министерство, которое на русском называют Минсвязи, а на иврите – министерство коммуникаций, “мисрад а-тикшорет”, которое среди прочего отвечает за положение дел в СМИ. Самый важный пост – и самый опасный. В свое время восходящая звезда в Ликуде Гильад Эрдан побыл немного министром связи – и сбежал. Нетаниягу предложил этот пост Юлию Эдельштейну – он даже браться не стал, отказался от этой чести.

Дело в том, что министр связи по должности должен следить за тем, чтобы не было нарушений в СМИ – ни перекоса вправо или влево, ни злоупотреблений, ни посягательств на демократию и законность. Там густо заминированное поле. Каждое твое слово может вызвать взрыв – и тебе конец; хорошо, если просто сбежишь на пенсию. Но дело может закончится и тюрьмой. Потому что истинной властью в Израиле является Картель пост-сионистских СМИ, и он не потерпит никаких посягательств на свою власть.

Вернемся к Нетаниягу и его процессу: именно за попытку что-то изменить в наших СМИ он и предстал перед судом. Поэтому главная фраза во вчерашнем заявлении Нетаниягу: “Из записей мы слышим, что супруга медиамагната Аловича Ирис просит гендиректора сайта Валла выдерживать “право-левый” баланс в освещении”.

Но почему такая, казалось бы, внешне невинная и вполне справедливая просьба о сбалансированности вызывает такое бешенное преследование со стороны послушных Картелю СМИ правоохранительных органов?

Потому что сбалансированность будет означать конец безоговорочной власти пост-сионистских СМИ. Потому что тогда власть вернется к народным избранникам.

Требование баланса в СМИ и есть главный грех представших вчера перед судом Нетаниягу и супругов Алович. Они хотели навязать СМИ баланс в освещении! Тогда как в несбалансированности и кроется их сила и мощь.

И во втором деле Нетаниягу инкриминируют именно попытку ввести какой-то баланс в СМИ. Согласно второму обвинительному заключению, в беседе с ним владелец газеты “Едиот ахаронот” Нони Мозес предлагает “взятку”: в публикациях там накал ненависти к Нетаниягу будет снижен с десяти баллов из десяти до (о, ужас!) семи баллов из десяти. Это мизерный сдвиг во вселенской ненависти в сторону баланса – но Картель пост-сионистских СМИ не позволит и малейшего посягательства на свое святое право очернять чужих, восхваляя, оберегая, лелея своих послушных марионеток. Там знают: если при ненависти в десять баллов из десяти Нетаниягу получает поддержку половины населения, то чуть снизишь – и он уверенно будет набирать на каждых выборах 70–80 мандатов.

Вот где проходят баррикады – в борьбе с враждебными СМИ.

6 лет назад, после выборов в 2015 году, я опубликовал программу действий для народных избранников (на русском и иврите). Я предупреждал их: если не добьетесь срочно баланса в СМИ – закончите весьма печально. Часть станет перепуганными марионетками и будет послушно продвигать пост-сионистскую программу Картеля СМИ, часть отправится в тюрьму.

(в США та же картина, только Картель СМИ исповедует лево-коммунистическую идеологию).

Я писал тогда, что ответственный за работу СМИ министр должен обратиться в Кнессет с предложением создать независимую парламентскую комиссию, члены которой будут защищены на 4 года тотальным иммунитетом от негативных публикаций в Картеле СМИ, и добьются там баланса. Это – единственный просвещенный способ свергнуть власть пост-сионистских, губительных для народа и страны, скособоченных СМИ.

Не помогут танковые дивизии министра обороны. Не помогут миллиарды министра финансов или магнатов (и звонки их жен). Беспомощны таланты писателей, артистов и художников. Никто из них не устоит против негативной публикации в Картеле СМИ, чреватой тюремным сроком.

Еще в 2001 году в интервью с Нетаниягу, я задал ему самый важный вопрос: зачем он возвращается в политику, ведь Картель СМИ опять не даст ему работать. Нетаниягу согласился, что это действительно серьезная проблема, и добавил, что ее решение – в приватизации в этой сфере. Как видим, его первые же робкие попытки что-то изменить в сторону сбалансирования СМИ закончились отдачей его под суд.

В одиночку с ними не справиться. Даже такому человеку, как Нетаниягу.

Юрий Моор-Мурадов