Мы живём в эпоху обратной дискриминации!

«Весь мир желают сгладить / И тем внести равенство, / Что всё хотят загадить / Для общего блаженства!»
А. К. Толстой

Мы живём в эпоху обратной дискриминации!СССР разрушился по причине, по который грозит рухнуть и вся Западная Цивилизация. Эта причина “Обратная дискриминация”!

В сегодняшней Америке мы живём как на сцене театра в пьесе абсурда. Родители боятся своих детей, учителя боятся своих учеников и их родителей, полиция боится преступников, христиане боятся атеистов и мусульман, а нормальные мужчины и женщины боятся гомосексуалистов. Список следует дополнить тем, что белые боятся чёрных, наши солдаты и полицейские боятся стрелять по противнику, чёрные вообще никого и ничего не боятся, а все нормальные и порядочные люди, которых подавляющее большинство, боятся назвать всё это абсурдом!

Страх тем более обоснован потому, что Закон защищает теперь любое отклонение от нормы и запрещает людям свободно высказывать своё мнение по этому поводу. Закон заставляет нас любить гомосексуалистов, и религиозных фанатиков мусульман. Тот же Закон запрещает религиозным и отнюдь не фанатикам христианам демонстрировать в общественных местах символы христианства! Закон требует от нас положительной реакции на буйство чёрных в наших городах, называя их действия мирной демонстрацией.

Нелепостей не перечесть! Незаметная с первого взгляда американская идеология пронизала весь общественный организм, а людей, которые критически к ней относятся, становится всё меньше. Идеология эта примитивна и состоит в том, что каждый американец может делать и говорить всё, что взбредёт ему в голову, но только не указывать на различия рас, не говорить о христианской морали и, Боже упаси, не называть кого бы то ни было ненормальным или врагом американского общества.

Вот и делают всё, что им угодно, атеисты, гомосексуалисты, чёрные, феминистки, наркоманы, зелёные и просто психи, терроризирующие всю страну, объявляя себя “угнетённым меньшинством”. Мы все живём в атмосфере постоянного страха! Мы живем в эпоху дискриминации всего порядочного и честного, всего того, на чём была основана эта прекрасная и богатая в недалёком прошлом страна, которую мы все так любим!

Дошло до того, что в стране с каждым годом растет количество проданного огнестрельного оружия! Растёт так, что часто в соответствующих магазинах нет боеприпасов, а события в Фергюсоне привели к тому, что с полок исчезли автоматы Калашникова, самого надежного оружия самозащиты в условиях уличных беспорядков. Впечатление, что полиция и Закон нас больше не защищают, заставляет нас абсолютно мирных и даже смирных вооружаться, практиковаться в стрельбе и приобретать разрешения на ношение оружия.

Всё это, разумеется, не бесплатно. Средняя цена хорошего пистолета или револьвера дошла до 400-500 долларов, а знаменитый “Калаш” АК-47 теперь не купишь и за $1200, тогда как год назад он стоил менее $800. Коробка из 50 патронов к пистолету калибра 0.38″ стоит более $20. А разрешение обходится в среднем не менее $200.

Что же произошло? Что происходит? Практически на моих глазах (я живу в Америке 35 лет) в стране произошла идеологическая революция! Точно так же, как она произошла в СССР в период с 1920 по 1950 годы. В СССР новый строй потребовал заменить церковную идеологию и мораль новой, коммунистической. И там перестройка общественного сознания началась беспрецедентным гонением на церковь и на библейскую мораль. В Советском Союзе власти открыто заявили о новой, коммунистической морали и организовали миллионы людей на борьбу с церковью и традиционной моралью.

То же самое, но скрытно, проделано было в Америке. Под эгидой свободы слова! Я помню как в середине 80-х годов в университете, где я работал, происходил митинг гомосексуалистов. Речи, плакаты, воззвания, точно как в СССР, во времена Сталина, при отправке комсомольцев в Казахстан для организации там колхозов на целинных землях. В речах и плакатах они называли себя угнетёнными меньшинствами, жертвами консерваторов и вовсю превозносили свой отвратительный образ жизни. Собралось всего-то несколько десятков человек и Ректору ничего не стоило вызвать полицию и разогнать этот сброд, призывавший к разрушению семьи, разврату и пропаганде их образа жизни. Но он этого не сделал, избегая волнений и неприятностей!

Меня, нового тогда американца, это событие поразило настолько, что я обратился к своим коллегам по кафедре физики за разъяснениями. Уже тогда, в 1985 году, мне сказали, что в соответствии с американской Конституцией люди могут собираться для выражения своего мнения по любому вопросу. Я знал, однако, что для проведения демонстраций требуется разрешение властей, т.е. ректора университета, и спросил об этом тоже. Ответа я не получил, но понял, что мои коллеги ничего необычного в этой демонстрации не видят, хотя это были нормальные и даже семейные люди.

Дальше – больше! В том же году, проходя по роскошному парку, где располагался университет, я увидел на аллее с десяток столов с разложенной на них марксистской литературой. Неряшливо изданные на Кубе книжки с Марксом, Кастро и Че Геварой на обложках, чередовались с

хорошо изданными неизвестно где сочинениями “классиков марксизма”. На меня, пять лет назад покинувшего СССР, это зрелище подействовало как пощёчина! За столами сидели и стояли какие-то бледные бородатые юноши и безобразные девицы, которые давали пояснения к их товару, раздававшемуся бесплатно. Интересовавшихся было немного, но через несколько минут моего разговора с одним из пропагандистов я увидел вокруг себя почти толпу. Не буду приводить подробно моей бесполезной беседы, и только скажу, что на все мои попытки убедить этих молодых людей в пагубности коммунизма и вредности их деятельности они отвечали: “Вы, русские, никогда ничего толком сделать не умели, а вот мы построим правильный коммунизм”! И это говорили мне, 50-летнему человеку, 18-20-летние малограмотные юнцы, которые не были даже студентами нашего университета! Мало того, в разговоре они становились агрессивными, и я поспешил уйти. Я снова подумал о трусе ректоре, не вызвавшем полицию, но уже никого ни о чём не спрашивал. Я понял навсегда, что в Америке перестали отличать добро от зла под эгидой свободы слова. Как можно было разрешать публичную пропаганду идеологии, провозгласившей своей целью уничтожение западного образа жизни, среди молодых и неопытных студентов, ведя при этом жестокую холодную, а нередко и горячую войну с Коммунизмом за рубежами страны? Это было только начало той лжи, которая теперь на наших глазах разрушает страну.

Мне стало понятно, что уже в те, далёкие теперь времена кто-то, пользуясь буквой Конституции и близорукостью властей, сознательно подкапывался под устои, на которых стояла в течение 200 лет эта замечательная и Великая страна. Университет, как ему и положено, научил меня многому! Я видел, как чёрной 28-летней женщине торжественно вручали под восторженное возгласы толпы в актовом зале, диплом об окончании университета, в котором она проучилась чуть ли не 7 лет, прерывая занятия на отсидку в тюрьме, пьянство, наркоманию и рождение неизвестно от кого нескольких детей. Её приветствовали как героиню, забывши о том, что её более способные и старательные коллеги получали тот же диплом бакалавра за 4 года. Эту выпускницу несколько раз исключали из университета, водворяли обратно под давлением правозащитных организаций и всем миром делали ей диплом. Я узнал, как всем обществом затравили до инфаркта моего коллегу и приятеля, профессора английской литературы, за сексизм (?), усмотренный несколькими дурами-студентками в его лекциях о Шекспире вместо того, чтобы выгнать идиоток из университета.

Мне рассказали о движении хиппи, которые в 60-е годы сотнями тысяч буквально разрушали страну, о профессорах-наркоманах открыто провозглашавших пользу наркотиков. Всё это со ссылками на ту же Конституцию, которая создавалась 200 лет назад не для них и не ими. Сегодня же все эти явления расцвели в полную силу! Мы находимся под непрерывным давлением меньшинства хорошо организованного наглого, враждебного Америке и всему нормальному и порядочному, что в ней осталось. А через несколько лет после указанных событий в стране начали бесплатно раздавать наркоманам шприцы для инъекций героина, одновременно лицемерно борясь с наркоманией. Это ли не абсурд и не диверсия?

Закон защищает только их. Мы брошены не на произвол судьбы, как принято говорить. Мы брошены на произвол этих негодяев: феминисток, голыми бегающих по улицам, мужчин и женщин, полуголыми демонстрирующих на улицах преимущества гомосексуализма, и мусульман, пляшущих на улицах от радости по поводу очередного убийства “неверных”. Всё это бездельники, ибо нормальные люди работают и им некогда устраивать свои демонстрации, целыми днями и неделями перемещалось из города в город. И не стихийны эти демонстрации. Этих демонстрантов надо организовать, кормить и поить (и не только безалкогольными напитками). Их надо привезти к месту сбора, снабдить их плакатами и знамёнами, громкоговорителями, подготовленными ораторами и деньгами.

Пресечь всё это очень легко. Надо “перекрыть им кислород”, т.е. закрыть и наказать источники их финансирования, а зачинщиков посадить в тюрьму за нарушение общественного спокойствия и подстрекательство к бунту и прочим беспорядкам. Но не делает этого правительство! Очевидно, ему выгодно такое направление жизни в Америке, а может быть, кто-то очень могущественный и очень богатый стоит за всем этим безобразием. Столь сильный и столь богатый, что даже нормальные члены правительства и здравомыслящие люди не в силах противостоять ему. Не напоминает ли нам это Германию конца 20-х и начала 30-х годов, когда дестабилизация страны и разрушение нравов стали платформой, с которой пошли в наступление нацисты? Или Италию тех же времён, которую захватили фашисты во главе с Муссолини? И там началось с падения нравов, чудовищного обеднения населения и буйных демонстраций таких же “меньшинств” вроде чернорубашечников или штурмовиков в Германии. Чем это кончилось, знают теперь все!

Кто защитит нас от этой напасти? Никто, кроме нас самих. Надо действовать и заткнуть рты всей упомянутой нечисти! Довольно спать и мечтать о светлом будущем для наших потомков. Будущее отнюдь не светлое, если в настоящем мы должны вооружаться и учиться стрелять! Если мы боимся протестовать и даже выходить вечером на улицы многих наших больших городов, если мы должны под давлением нелепых законов смиренно делать вид, что нам всё это нравится.

Марк Зальцберг, сентябрь 2014 г.