Мой шнобель или что нужно человеку для счастья?

Дорогие коллеги! Уже примерно лет так сто двадцать назад молодой, амбициозный, но ещё не великий и даже не пролетарский писатель А.М. Горький грозился «навеять человечеству сон золотой». Моя цель и мои амбиции, как теперь говорят, «в разы» скромнее. Просто мне показалось, что всем нам пришло время немного расслабиться перед решительным рывком к победе нашего обожаемого президента в ноябре. Предлагаемый вам ниже, совершенно не обременительный для вашего серого вещества, псевдонаучный рассказик из цикла «Физики шутят», всерьёз претендующий на вручение автору оного шнобелевской премии (IG-Nobel), как раз и служит этой благой цели. Сразу предупреждаю всех моих друзей, которых пугает «много буков»: не расстраивайтесь. Пройдя мимо этого достаточно легковесного текста, вы абсолютно ничего не потеряете. А, может быть, даже и приобретёте.

Photo copyright: pixabay.com

***

Пока наш «пикейно-жилетный» народ, томясь без дела, но в неуёмной жажде правды и справедливости торопится не упустить ни одной строчки в вопросе об импичменте- шимпичменте Трампа, о жалких потугах его врагов, заведомо обречённых на вечное прозябание на свалке истории, самое время, уютно устроившись в кресле напротив камина, выключить телевизор, турнуть вконец обнаглевшего кота, отправить жену к подруге обсуждать гениальные проделки внуков, этих малолетних бандитов, и, ласково почёсывая за ушами вашего датского дога (у кого он есть), а попутно периодически прикладываясь к дружественному горлышку «Гиннеса», с наслаждением задуматься о непреходящем, о вечном. Ну, например, о трудностях толкования отдельных положений теоремы Ферма в свете последних достижений топологии и теории чисел. Или так уж и быть – не надо Ферма, пусть Ферма сегодня отдохнёт – просто о том, что столетиями волнует не одно поколение учёных и людей, к наукам не вполне равнодушных. Короче – об устройстве нашего мира, в котором, по учению древних, всё видимое кратко и эфемерно, и лишь невидимое вечно. Мира, который, подобно Египетским пирамидам, был воздвигнут и вознесён к небесам из праха земного кровью и потом детей человеческих в их вечной борьбе с косными силами природы, из коих главную роль всегда играла сила тяготения. И то, что впоследствии стало называться чудесами света, было достигнуто именно путём упрямого противодействия этим силам, стремящихся пригнуть к земле, раздавить, растереть в порошок этих жалких теплокровных тварей, по большому счёту, просто желеобразные, хлипкие сгустки протоплазмы, которые подобно трудолюбивым муравьям, пренебрегая бесконечными опасностями и ежеминутно рискуя жизнью, в поту и муках телесных, но, духом окрепнув в борьбе, сотворили эти чудеса. Ни минуты не усомнившись в том, для чего, собственно, эти подвиги были им нужны. Читатель, наверно, уже догадался, о чём пойдёт речь в этом квазинаучном исследовании: о секретах наших далёких предков, умудрявшихся без современной техники перемещать на большие расстояния и подымать на десятки метров вверх многотонные каменные глыбы для возведения всевозможных строительных объектов разнообразного предназначения.

Но начнём мы, пожалуй, с одного интересного факта, который не даёт автору покоя, начиная с 2012 года, когда через Нью-Йорк прокатился чудовищный ураган Сэнди, обрушивший на его побережье волны высотой до пяти метров. Проезжая вдоль побережья в наиболее пострадавшем, фактически, снесённом до основания, районе, носящем по странному и зловещему совпадению название Сэнди Хук, я видел огромные каменные и бетонные глыбы, отброшенные волнами от берега на десятки метров. Уже тогда мне это показалось немного странным, поскольку с виду эти разбросанные как попало глыбы напоминали теннисные мячики, и трудно было вообразить ту чудовищную силу, которая оказалась способной сделать подобное. Но по трезвом размышлении всё стало на свои места и оказалось до смешного простым. Все эти «камешки», скорее всего, состояли из материала типа известняка, песчаника или бетона, плотность которых в среднем составляет 2.5т/м3. Как известно, плотность морской воды равна примерно 1т/м3. При вычитании этих плотностей, согласно закону Архимеда, получаем материал, плотность которого лишь немного превышает плотность воды. Не удивительно, что при боковом ударе волны тело, вес которого определяется такой плотностью, начинает катиться подобно теннисному мячу вместе с волной, его движение и породившей.

А теперь, после этого лирического отступления, есть смысл вернутся к деяниям наших дальних родственников, поскольку для своих сооружений они использовали именно материалы, перечисленные выше. Ясно, что задолго до Архимеда, они знали это волшебное свойство воды уменьшать вес помещённых в неё предметов. И естественно широко им пользовались для своих строительных нужд. Одновременно они не могли пройти мимо такого очевидного факта, как значительное уменьшение усилия, требуемого для горизонтального перемещения предмета при его качении по сравнению с усилием, требуемым для того же процесса, но лишь при прямом применении горизонтально направленного воздействия. Вот так, ловко комбинируя два этих простых и очевидных факта, где это было возможно, или используя их порознь, наши предки и возвели те циклопические сооружения, которые заставляют чесать в затылке современных инженеров и учёных. К этому можно добавить, что, в отличие от распространённого представления о миллионах рабов, выполнявших эту тяжёлую работу, скорее всего, гораздо выгоднее было использовать для этой цели тягловых животных, а, говоря конкретно – быков, водившихся в Древнем мире в изобилии, поскольку никому ещё в те дикие времена не приходило в голову обвинить этих тихих и безответных животин, и так жестоко обиженных судьбой ввиду раннего их расставания с атрибутами мужской гордости, в злодейском загрязнении атмосферы планеты. Люди же в этом случае могли использоваться в качестве их погонщиков. Согласитесь: с точки зрения раба, как говорят в Одессе, «две большие разницы». В свете вышесказанного уже не кажется удивительным, что самые знаменитые циклопические объекты Древнего мира были сооружены в непосредственной близости от рек, озёр или морских берегов.

В частности, уже доказано, что при сооружении египетских пирамид широко использовались каналы, проходящие прямо под их основанием. Древняя столица ацтеков, Теночтитлан, также была воздвигнута посреди озера. К Стоунхенджу, расположенному в Англии и построенному аж в XXX веке до нашей эры, вёл, сегодня уже почти заросший и засыпанный землёй, но всё ещё отчётливо различимый канал от протекающей в 3 километрах от него реки Эймс. Наверняка и многомесячные разливы Нила использовались для перемещения тяжёлых каменных блоков с помощью специально сооружаемых для этой цели плотов. И сами эти блоки, скорее всего, представляли собой полуфабрикаты, имеющие вид катушек с намотанными на них верёвками, которые сначала с помощью пологих насыпей закатывались на нужное место, а затем уже доводились до требуемой формы, после их установки. Тот, кто побывал в израильской крепости Масада, наверняка видел подобную насыпь высотой 150 метров (что, кстати, превышает высоту пирамиды Хеопса), сооружённую римлянами для подведения к стене крепости осадного орудия. Кстати, для её сооружения римлянам потребовалось всего 2 (!) месяца. Согласитесь, довольно резво по сравнению с египтянами, имевшими в своём распоряжении несколько тысячелетий. Так что этот вопрос мы с большой степенью вероятности можем считать закрытым.

Однако, наиболее интригующим моментом в рамках этой темы всё же остаётся тайна перемещения и установки в вертикальном положении на ритуальную платформу «аху» каменных статуй «моаи» острова Пасхи, средний вес которых составлял 5–10 тонн. Большинство исследователей интересовалось вопросом: зачем моаи изготавливались и устанавливались на своё место? Нас же будет больше интересовать вопрос «как они это делали?» Похоже, что местные жители морочили голову Туру Хейердалу, утверждая, что «статуи шли сами», хотя, вроде бы, последующие натурные испытания копий этих статуй, изготовленных из бетона, и подтвердили эту версию. Вполне естественно, что, имея конусообразную, сужающуюся кверху форму и плоское основание, статуи могли, не опрокидываясь, перемещаться людьми в вертикальном положении с помощью последовательных их наклонов – в соответствии с хорошо всем нам знакомым эффектом Ваньки-Встаньки. И вполне возможно, что в отдельных случаях этот метод перемещения статуй мог туземцами применяться. Однако намного более вероятным автору представляется совершенно иной способ перемещения этих загадочных истуканов. И здесь автор отваживается претендовать на громкое историческое открытие, достойное, как минимум, Шнобелевской премии, совершенно не затрудняясь постройкой разных экзотических и, кстати, весьма недешёвых, плотов из тростника или самого лёгкого в мире дерева «бальсы», болтанием месяцами в океанских просторах с риском быть съеденным акулами или, в крайнем случае, промочить ноги, простудиться и схватить воспаление лёгких, а также нудными разговорами с хитрованами-аборигенами, готовыми за прямоугольную бумажку с красивым профилем американского президента на зелёном фоне часами вешать лапшу на уши доверчивого бледнолицего, выдавая её за «преданья старины глубокой». И уж точно автор не планирует никаких разорительных перелётов через половину земного шара, чтобы прямо на месте разобраться с этими каменными уродцами, которых первые же высадившиеся на острове русские туристы немедленно окрестили «долдонами». Нет, нет и нет! Как уже говорилось выше, уютное кресло, камин, датский дог, бутылка «Гиннеса», тишина, полный комфорт и покой – это буквально всё что нужно человеку для счастья, а конкретно – чтобы совершить «брейкфру», т.е. прорыв в неизвестное, или, говоря простыми словами, открытие века.

Начнём с некоторых известных географических деталей. Остров Пасхи, или на местном наречии «Рапа-нуи» представляет собой клочок суши вулканического происхождения, расположенной в Тихом океане между Чили и Новой Зеландией.

По всему периметру острова непосредственно у кромки воды на плоских платформах установлены эти самые ритуальные статуи (числом около 1000), почти все изготовленные местными жителями в 10–13 веках нашей эры. 95% этих статуй вырублены из мягкого вулканического материала, называемого базальтовым туфом или «туффитом», со средней плотностью 1.4т/м3, в карьере, расположенном на склонах потухшего вулкана Рано-Рараку, высотой 150 метров. Средний размер статуй 5–10 метров, но есть и гиганты, до 20 метров, иногда наполовину вкопанные в землю. Вершина вулкана находится в юго-восточной части острова примерно в одном километре от береговой линии. На склонах вулкана, особенно, ближе к его южной части разбросано около 300 этих статуй в лежачем положении. Там же находятся каменоломни, где эти статуи и высекались. Самые большие статуи никуда не перемещались, а так и находятся на склоне вулкана Рано Рараку. Что характерно – южная кромка вулкана, обращённая к берегу, разрушена, а в его кратере расположено озеро с пресной водой. Причём, достоверно известно, что в 10–13 веках весь остров был покрыт густым пальмовым лесом с деревьями высотой до 30 метров. Можно также с большой степенью вероятности допустить, что на поверхности вулкана имеются выходы вулканической пемзы, лёгкого пористого материала, средняя плотность которого существенно меньше плотности воды. Вследствие чего этот материал при попадании в воду не тонет, а плавает на её поверхности.

А теперь внимание – следите за руками. Мы подходим к самому главному: к обнажению самой сути моего исторического открытия. Складывается такая картина. Древние аборигены острова, конечно же, не были такими идиотами, чтобы волочь этих неподъёмных истуканов методом, описанным Туром Хейердалом, через весь остров, да ещё и по гористой местности. Навряд ли стали они так уродоваться только ради того, чтобы, расставив их по всему периметру острова, у самой кромки воды, удивлять праздношатающихся туристов? Нет, они, конечно же, были такими же, как и мы: в меру хитрыми и ленивыми, а поэтому склонными шевелить мозгами, чтобы с их помощью лишней и ненужной работы всячески избегать. И не лишней, кстати, тоже. Поэтому гораздо разумнее предположить, что они эти статуи попросту, без затей, СПЛАВЛЯЛИ по поверхности океана, берег которого находится примерно в полукилометре от места их производства. Обращаю также ваше внимание на то, что все каменоломни находятся на наклонной поверхности вулкана, полого спускающейся к воде. И тут кроется самый корень интриги, самое её зёрнышко. Вспомним, что вулканический туф, из которого изготовлены статуи имеет плотность всего 1.4т/м3, что лишь ненамного превышает плотность океанской воды. Чтобы заставить такую статую плавать, достаточно привязать к ней несколько мешков с пемзой, всегда присутствующей на поверхности вулкана. Поскольку, как говорилось выше, пористая пемза значительно легче воды – эти мешки будут выполнять роль поплавков. Можно даже для верности добавить к ним пару брёвнышек, произведенных из ствола растущей поблизости пальмы, и, как говорят французы «вуаля»: наш истукан, с благословения старика Архимеда, как юный пионер готов для путешествия по воде. В принципе, уже ничего не стоило дотащить его в таком виде до берега. Но, скорее всего, туземцы даже и от этих трудовых подвигов старались увильнуть. Вместо этого они неспешно возводили из камней на южном, разрушенном, берегу озера, заполняющего кратер, временную перемычку, а потом терпеливо ждали посылаемого им богами сезона дождей (вспомним, что остров Пасхи находится в субтропиках). И под гром ритуальных барабанов и завывания шаманов наблюдали, как это озеро медленно переполняется. И в какой-то критический момент перемычка разрушалась, и поток воды с диким рёвом, сметая всё на своём пути (и, само собой, заботливо приготовленные к транспортировке статуи) устремлялся к океану. (Тот, кто жил или бывал в горах, знает, что такие явления происходят там сплошь и рядом, и никого не удивляют).

В пользу этой гипотезы говорят как раз залежи готовых статуй именно на южном склоне вулкана. Видимо, их готовили «впрок», но по какой-то, неизвестной нам причине, не сумели или не захотели ими воспользоваться. Ещё одно веское доказательство этой идеи – крошечный островок Мотунуи, расположенный к юго-западу, недалеко от острова Пасхи. Там тоже, на высоком, обрывистом берегу, были обнаружены платформы «аху», а на дне, буквально, рядом с берегом в беспорядке валяются статуи, видимо, сброшенные с платформ землетрясением. То, что платформы расположены на большой высоте, вполне можно объяснить результатом активной тектонической деятельности: остров Пасхи расположен на стыке тектонических плит.

Что было дальше? Дальнейшее было делом техники. Туземцы на своих пирогах подплывали к безмятежно бултыхающимся в воде статуям, брали их на буксир и развозили по всему побережью острова, где для них уже были приготовлены платформы. Затем, дождавшись прилива, туземцы бережно выгружали на них статуи из своих утлых, плоскодонных судёнышек. Пока в лежачем положении. А дальше – нужно было поставить статую «на попа». Здесь возможны были два подхода. Аборигены могли изготавливать из растущих повсюду пальм обычные строительные «леса», наподобие современных, или просто подымать статуи с помощью верёвок и камней (кстати, один из таких способов был зафиксирован Хейердалом на плёнку). Но туземцы уверяли Хейердала, что статуи «вставали сами» под воздействием некой таинственной силы «ман». Тут уж нам остаётся только гадать. Ясно, что эта таинственной сила вела своё происхождение всё от того же Архимеда. Естественно, что, если разместить уже знакомые нам мешки с пемзой в верхней части статуи, а из нижней их удалить, то статуя, попав в воду, будет стремиться встать вертикально. Но сегодня статуи стоят хоть и близко к кромке воды, но всё же выше уровня океана. Остаётся предположить, что, либо в то время уровень океана был выше (что вполне возможно, учитывая высокую сейсмическую активность этой местности), либо туземцы использовали комбинацию приливов и океанских волн, обеспечивая каким-то образом вертикальную устойчивость статуи при прохождении волны. Впрочем, не исключено, что хитрые туземцы обносили лежащие статуи герметичным деревянным забором, вовнутрь которого они заливали воду, либо вода попадала туда из океана сама во время шторма. А после того, как статуя «вставала», забор разбирали. Чего не сделаешь ради того, чтобы вызвать духов, владеющих священной силой «ман».

Кстати, знаменитые шляпы «пукао», которые у некоторых статуй надеты на голову, изготовлены из гораздо более тяжёлого и плотного материала, чем материал самих статуй. И недавно было показано, что туземцы для надевания этих шляп на головы статуй также пользовались насыпями, подобно тому, как это делали римляне у стен Масады. Очевидно, что проблема вертикальной устойчивости статуй, выполненных из довольно лёгкого материала, волновала туземцев. Во время шторма такие статуи могли легко опрокидываться. Именно для повышения устойчивости туземцы и снабжали статуи тяжёлыми шляпами. По-видимому, повышение высоты центра тяжести играло в данном случае второстепенную роль по сравнению с добавлением веса.

На этом, пожалуй, можно закончить наш с вами «брэйнсторм», проведенный в уютном кресле, у камина, с бутылкой «Гиннеса». Надеюсь, задача временной релаксации растревоженных политическими битвами чувств моих обожаемых читателей мной выполнена. Жена уже давно ломится в дверь, бутылка сиротливо валяется под креслом, датский дог, повизгивая, просится на травку, а автор, трясущимися руками спешно оформляя заявку в Комитет по шнобелевским премиям, с нетерпением ждёт ваших критических замечаний по поводу только что сотворённого им перед вашими изумлёнными глазами эпохального исторического открытия.

Виктор Бронштейн

ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ? ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ EMAIL-РАССЫЛКУ:

Мы будем присылать вам на email дайджест самых интересных материалов нашего сайта.