Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Аналитика | Молчаливое большинство и “Исламское государство”

Молчаливое большинство и “Исламское государство”

Молчаливое большинство и "Исламское государство"На прошлой неделе в израильском арабском городе Кафр-Касем прошла необычная демонстрация. Ее участники протестовали не против Израиля, Америки или очередного оскорбления, нанесенного Корану каким-то неосторожным скандинавом.

Это была демонстрация против насилия в арабском обществе: насилия против женщин, детей, меньшинств и несогласных. Участников собралось достаточно, хотя и не так много, как на демонстрациях в защиту мечети Аль-Акса в Умм аль-Фахме или протестах, посвященных трагическим событиям 1949 года в Дир Ясине или 1975 в том же Кафр-Касеме.

Повод для проведения демонстрации — самый что ни на есть подходящий, поскольку насилие в семье, а также насилие в отношении национальных меньшинств, не говоря уж о сексуальных меньшинствах — это бич арабского общества как в Израиле, так и в Палестинской автономии, Иордании и многих других странах Ближнего Востока.

Подобные акции протеста против насилия проходили несколько раз в Египте и Палестинской автономии (а также в Пакистане и некоторых других мусульманских странах), однако, как правило, участие в них принимали только женщины, или только мусульмане-шииты, или только студенты, а реакция общества на подобные манифестации была более чем враждебной.

В ходе одной из “женских” демонстраций в Каире окружающие наглядно продемонстрировала девушкам и женщинам, против чего именно они протестуют. Некоторые были избиты, другие изнасилованы.

Говорить о насилии против женщин или о насилии в семье в арабском мире — все еще табу, несмотря на попытки тех или иных политиков и религиозных деятелей изменить эту ситуацию.

Молчаливое большинство узнает из прессы об очередном “убийстве во имя семейной чести”, групповом изнасиловании или сексуальных домогательствах к маленьким детям, но боится осуждать или вмешиваться.

Разумеется, еще большее табу — это ислам, и не только потому, что речь идет о Коране, священной для мусульман книге, и о фигуре пророка, которая по прошествии веков становится все более и более идеализированной и оторванной от реальности 7 века и первых мусульман.

Арабские светские режимы годами пытались манипулировать исламом в целях роста собственной популярности. Саддам Хуссейн уже в конце своей карьеры добавил на иракский флаг надпись “Нет бога кроме Аллаха”, Хосни Мубарак, глубоко светский человек, и Башар Асад, алавит, которого мусульмане-сунниты считают еретиком, регулярно молились в мечетях, дабы завоевать сердца своих подданных.

Эти режимы пытались провести различие между “правильным исламом”, который призывал к смирению и покорности, и “неправильным” исламом, чьи постулаты были извращены экстремистами и радикалами.

Однако и “правильные” и “неправильные” мусульмане всегда сходились между собой по нескольким пунктам: спасение нации (уммы) зависит от уровня скромности арабских женщин, Коран нужно не интерпретировать, а заучивать наизусть, христианам и евреям доверять нельзя, а идеальным периодом в истории ислама является период правления пророка Магомета и четырех праведных халифов.

Более того, “правильный” ислам никак не мог обвинить своего “неправильного” собрата в нарушении традиций и “бидаа” — нежелательном новшестве, — поскольку за многими радикальными исламскими группировками и движениями стояли влиятельные саудовские спонсоры.

Ваххабитские мечети начали появляться во второй половине двадцатого века по всему Ближнему Востоку, а затем и в Европе со США. То, что когда то было редкостью, диковинкой, даже ересью — внезапно стало нормой.

Идеализация раннего ислама, мечта о возрождении халифата, чадра для женщин, борода для мужчин, отдаление от Запада — источника греха, и, конечно же, джихад — обо всем этом с упоением говорили саудовские проповедники и муфтии, распространяя сие “знание” по миру.

В Египте нуждались в саудовской финансовой помощи и одновременно пытались бороться с исламистскими группировками, черпающими поддержку на просторах Наджа и Хиджаза, в Саудовской Аравии продвигали идеи джихада против неверных, одновременно пытаясь раздавить и уничтожить тех, кто оспаривал власть у семьи Ибн-Саудов — “Братьев-мусульман”.

И в Египте, и в Саудовской Аравии, и во многих других странах пышным цветом цвел фундаментализм, варварство и дикость. Женское обрезание. Пожар в женской школе и гибель учениц, которые были “нескромно одеты”, и поэтому ворота здания так и не открыли для прохода пожарников. Убийства во имя семейной чести, и так далее и тому подобное.

Отсутствие какой-либо самокритики привело к появлению мифов и легенд о происхождении “Аль-Каиды”, исламских террористов обвиняли в том, что они намеренно порочат лик ислама и мусульманами по сути дела не являются.

Мифы о том, что за терактами 11 сентября стояли сами американцы плюс израильский Мосад, в совокупности с откровенными проявлениями радости по поводу этих терактов, заложили основу для сегодняшнего молчания мусульман в отношении “Исламского государства”.

На просторах интернета гуляет немало теорий, в соответствии с которыми ИГ — порождение израильского Мосада, Абу Бакр аль-Багдади получает зарплату из Пентагона, а казни журналистов — это фейк, направленный на то, чтобы опорочить “лик ислама”.

И до тех пор, пока говорить о религиозном экстремизме (который является образом жизни в некоторых странах арабского Востока), а также о насилии против меньшинств, женщин, детей и несогласных от имени ислама — это табу, лидерам ИГ не о чем беспокоиться.

У них, а также у других исламистов всегда хватит и рекрутов, и ресурсов, и молчаливой поддержки молчаливого большинства, боящегося открыто осудить преступления, которые совершаются во имя и от имени ислама.

Ксения Светлова
9tv.co.il

Яндекс.Метрика