Моей истерзанной Родине

Неравнодушные заметки на полях издалека.

Photo copyright: pixabay.com

Я долго сдерживалась и старалась не комментировать то, что происходит сейчас в Украине. Собственно, кто мы такие, чтобы давать советы издалека? Но я не сдержалась и буду говорить, как и говорила всегда, то, о чем думаю, что меня волнует. И моя любимая Родина всегда была и будет темой своей и родной, потому что, покинув город детства и юности, уйдя из отчего дома, я оставила там частицу своего сердца и памяти, я не выбросила ключи…

Большое видится на расстоянии. Я не страдаю ностальгией, да и как можно страдать этим чувством в эпоху великих передвижений народов и совершенства коммуникаций? Я общаюсь с родными и близкими мне людьми и не ощущаю расстояний в наших виртуально-визуальных посиделках, я живу в двух измерениях и прекрасно вижу все плюсы и минусы того, что есть здесь и там, за десятки тысяч километров-миль.

И мне кажется, что я вполне владею информацией о том, что происходит сегодня в Украине. Я не хочу никого обидеть и, тем более, не претендую на истину в последней инстанции. Вчера один хороший человек просил одним словом охарактеризовать то чувство, которое вы испытываете, говоря о ситуации в Украине? Я не раздумывая произнесла: разочарование! Это чувства вот уже столько лет не покидает меня, и оно послужило поводом к отъезду. Вчера я лишний раз убедилась в правильности решения, принятого двадцать лет назад. Как быстро летит время…

Для того, чтобы в чем-то разочароваться, надо сначала очароваться. Я была очарована независимостью, подаренной стране обстоятельствами и развалом большого монстра. Я была очарована всем, что было духом свободы. Я сотрудничала с Народным Рухом и с теплом вспоминаю всех, кто помогли мне понять и принять сердцем мечту о стране, которая будет. И я строила вместе с этими прекрасными людьми «желанную страну мечты». Это были интеллигенты и романтики в своём большинстве, теоретики и идеалисты… Я стояла плечом к плечу с моими единомышленниками на демонстрациях, принимала участие в Межнациональном Конгрессе, определившем в далеком 1991-м направление курса, по которому будет плыть под желто-голубым стягом большой корабль «Украина». И я плакала, когда пела гимн, возвращённый народу через семьдесят пять лет после одной из неудачных попыток вырваться из-под власти хищного двуглавого монстра. Все было, а главное, была надежда…

У меня хорошая память и мне посчастливилось быть свидетелем начала трансформации общества, а затем протрезвления от неожиданно нагрянувшего счастья… Я помню романтика-бессребреника Александра Лавриновича, сидящего у меня дома на Саксаганского. Того самого трижды министра юстиции, ставшего зажиточные буржуа-регионалом. Я помню, как поддерживала Григория Омельченко в его борьбе с коррупцией. Борьба продолжалась до момента, пока борец не попал в Верховную Раду и не возглавил антикоррупционный комитет. Я хорошо помню, как новый статус бывших борцов менял их привычки, как эти люди завязывали материальный жирок и строили счастливое будущее детей, собственных детей. Я не забуду большого циничного дерибана государственной собственности и сытую рожу бывшего комсомольского секретаря Украины Петра Симоненко, рассказывающую мне о том, как коммунисты должны активно влиться в ряды, чтобы «упрочить и углубить». Углубили и упрочили на партийных деньгах «честно заработанные» миллионы. Я помню глаза Тимошенко в ее первом интервью на телевидении. Слова могут быть сладкими, а вот крупный план не лжёт. И я прекрасно помню, как по-рейдерски забрали любимую сладкую фабрику им. Карла Маркса («Рошен» до сих пор по-марксистски горчит). Так уж случилось, что директором этой фабрики был папа одной из маминых учениц. Простите за ностальгические подробности. А ещё я помню один разговор с людьми, которые отвечали за раздел государственного, перепутав карманы. И эти люди цинично мне улыбались в камеру, понимая собственную безнаказанность. А за кадром мне четко было сказано, что, мол прости, дорогая, но тебя в списках на счастливое будущее нет. Как и не оказалось большинство украинцев в этих списках при перераспределении государственного имущества, превратившегося в начальный капитал для нескольких десятков избранных. А потом десятки превратились в единицы. Эти единицы и владеют всей страной, со всеми ее реками, полями и народом. Последний за годы независимости сократился на десять миллионов. Такова грустная правда.

Я помню, как по частям разворовывали мое телевидение, как уничтожали любые ростки свободной мысли те, кто потом требовали от меня оплаты их разрешения делать мне же мою работу. Я ничего не забыла. Сейчас в Украине со СМИ совсем горько. Так и хочется спросить коллег бывших, чьи они? И от этой зависимости тем, или иным хозяевам понимаешь, что цензуры официально вроде бы нет, а темники никуда не ушли – они просто цвета знамён поменяли…

Я навсегда запомню вечер 15 ноября 1996 года у меня же дома на любимой кухне – мы с Александром Зинченко, порядочным и принципиальным Сашей Зинченко, политиком нового мышления, заговорившим громко о себе период исторического разлома, обсуждали стратегию развития нового негосударственного канала «Интер», в котором Зинченко суждено было стать «отцом-основателем»… Канал создали. Во что превратился «Интер» с годами и говорить не хочется. А потом был 2003-й и моего мужа пригласили в Киев заняться пиар-компанией президентской уже кандидата на этот высший пост Александра Зинченко. Хорошо, что не сложилось. В июле 2004 года Александр Алексеевич возглавил избирательный штаб Виктора Ющенко на президентских выборах. И уже через год возглавил штаб коалиции «Сила народа». Я хорошо помню, что говорил Зинченко о своём бывшем соратнике Петре Порошенко, создателе Партии регионов. Как и помню скандальный коррупционный кризис 2005 года, в котором было обвинено ближайшее окружение президента. И все это было после оранжевой надежды 2004 года, после временного сплочения нации, после очередной иллюзии. И вновь политические качели, и вновь головокружение от раскачки, и вновь шанс 2004 года. Президент Ющенко – очередной мечтатель, добрый и последовательный любитель исторических артефактов, постаравшийся первым заняться строительством нации. Его есть за что благодарить, как и ему есть, что в вину ставить. Ему бы не страной руководить, а чем-то поскромнее, но тут страна приключилась. И что с ней делать? А ещё кумовьёв столько – всех надо уважить. Жаль и Виктора Андреевича, которому булава оказалась тяжела. Жаль страну, в которой есть хорошие люди, но нет последовательных сильных политиков.

Я не могу забыть, как дружно мы стояли 31 октября 2004 года в Нью-Йорке в едином порыве с соотечественниками у здания Генерального консульства Украины, желая отдать свои голоса за будущее далёкой Родины. Я никогда не забуду эти шесть часов ожидания в очереди проголосовать и вопрос дочери о том, что мы здесь делаем? Я объяснила, что выбираем президента. «Так наш президент Буш», – по-детски удивился семилетний ребёнок… А потом долгожданный бюллетень и чувство выполненного перед Родиной долга. И женщина из старой диаспоры, гневно бросившая мне: «А чого се ваша дівчина не розмовляє українською?» (Почему ваша девочка не говорит по-украински?). Пани больше ничего не интересовало, а я, каюсь, не сдержалась и перешла на мой второй родной украинский и резко оборвала все попытки читать мне мораль.

Я прекрасно понимаю, насколько важно владеть языком государства, в котором ты живёшь, насколько это важно для Украины. И тут я солидарна с украинцами. Для меня этот вопрос никогда не стоял – я прекрасно владею мовой и очень ее люблю, но я также понимаю, что слово – это лексическая форма мысли. Тут все же первична не форма, а содержание. Под одно только пение гимна независимое государство не построишь, а «дух, що тіло рве до бою», должен быть материализован поступками. Независимость – награда свободным, суть самой свободы. Насколько свободна нация, в которой люди готовы продавать свою свободу за гречку, за блага, за доступ к этим благам? Если бы можно было предугадать будущее… Впрочем, можно было все предвидеть, анализируя то прошлое, которое было тогда ещё настоящим. И именно то прошлое спокойно откинуло страну в лихие девяностые с их бандитами и психологий ОПГ. Собственно, при Януковиче страна и превратилась в это самое ОПГ без правил и со своими законами. И Янукович – это наказание за бессилие Ющенко, за политику непонимания интересов разных групп населения, разделённых исторически, так и не ставших нацией. И Кравчук с Кучмой – это тоже персонажи из прошлого, из эпохи развитого и недоразвитого исторического трупа, это тот неистребимым совок, испортивший генетический код нации.

Меня все эти годы не отпускает вопрос, насколько свободна нация, в которой половина ее граждан остаются рабами? И какие ещё нужны потрясения стране, прошедшей через Майдан, страшные испытания, живущую в реалиях войны? Но война не для всех, а посему и нация не едина. Я не могу понять, как через пять лет смертей и сакральных жертв, после потери части территорий и существующей незаживающей раны на Востоке, в стране спокойно вновь возвысились и набрали силы призраки прошлого, не вышвырнутые на свалку истории? Я не понимаю, почему страна, провозгласившая декоммунизацию, борется только с памятниками и внешними признаками, а не затронула глубинные пласты? И уж запредельно совсем выглядят все персонажи-призраки во власти вновь. Собственно, они никогда не уходили никуда из этой раз полученной власти: ни судьи, ни чиновники всех рангов, да и взращённая первыми и вторыми молодая поросль украинских политиков, прекрасно осознавшая, что в бедной воюющей стране деньги заработать можно только у кормушки. О депутатах, избранных в 2014-м, вообще промолчу. Где они? Как посмотришь на кадры заседаний, так и поймёшь, что государственные дела не дают возможности присутствовать на работе.

Я же вновь о двух Украинах, живущих в одном теле страны: о той, которая гибнет за свободу, которая сражается. И той, которой, в лучшем случае, наплевать на будущее – настоящее вполне подходит. Меня не отпускает прошлое, материализовавшееся в настоящем. Я говорю о всех ахметовых-пинчуках-медведчуках с собратьями по олигархату, которые успешно завершили то, чему я была свидетелем в лихих девяностых. Я недоумеваю актеру, играющему роль и перепутавшему себя в ней, с собой вне жанра. Слуга народа, или слуга господина? Трудно быть слугой двух господ. Но человек талантлив и ему хочется верить, но не верится. И женщина с косой, хоть и без косы, вызывает вопросы своим неистовством в борьбе за власть. И все ждёшь, когда же состоится каминг-аут в новехоньком Луи Витоне… Бывший министр обороны Украины прекрасный аналитик и тоже вполне, но как-то без харизмы и звучит правильно, но без уверенности. Вероятно, он человек интеллигентный и порядочный, вероятно, он понятия не имел о том, что творится в армии, но факт остаётся фактом: к 2014 году от армии осталось только название.

Я не сторонник нынешнего президента, а простой наблюдатель неравнодушный. Я вижу все плюсы и минусы ПАП и отдаю ему должное в создании сильной и боеспособной армии, в защите страны от внешнего врага. Я поддерживаю его за принципиальную позицию по вопросам национальной безопасности и одновременно не принимаю многие его решения в силу позиции, вступающей в конфликт с этой безопасностью. Мне импонирует его позиция по вопросам евроинтеграции и на трибуне ООН он звучит убедительно. Я вместе с украинцами радуюсь возвращению Украинской Церкви в историческое лоно канонической Матери-Церкви. С другой стороны, именно ПАП оставил безнаказанными всех тех, кто привёл страну к кровавому Майдану, кто продолжают через пять лет после начала войны оставаться агентами вражеского влияния в Украине. Народ справедливо желает выполнения предвыборных обещаний, а вместо них получает очередное разочарование, очередной виток коррупции и обнищания. Я также понимаю, что в мире бизнеса, где деньги и связи решают все, борьба за место под солнцем использует старое и доброе «цель оправдывает средства».

Украине нужна сильная экономика, чтобы выжить и жить. Напомню, что современную Америку построили вандербильты с морганами и дюпонами. Поэтому борьба с олигархами – это борьба с ветряными мельницами, которые могут ещё и быть полезными в хозяйстве. Главное, с направлением ветра не ошибиться. Всякая борьба должна вестись с головой. Где головы взять? Может, варягов пригласить пора? А как быть с циничными миллионерами-депутатами, рвущимися во власть, дорвавшимся до кормушки? Я думаю о депутатах, чьи семьи живут заграницей, а сами слуги народа имеют паспорта других государств. Вы думаете, мои дорогие мечтатели о свободе, что с таким балластом корабль в будущее поплывет?

Но сегодня не до жиру – быть бы живу. Во время войны главнокомандующего не меняют. На меня сейчас набросятся все ярые противники ПАП. Да, я обо всех недостатках этого человека в курсе, но я хочу вам напомнить, что именно этого человека ненавидит главный враг Украины. И этот фактор в моем выборе остаётся основополагающим. А что для вас, граждан Украины, является приоритетным в выборе президента и главнокомандующего страны? Воюющей страны, если вы ещё не забыли. Ответьте сами себе на этот вопрос, когда наступит «время Х» 31 марта. И постарайтесь принять собственный выбор.

Вместо послесловия… В 2004-м Майдан стоял против фальсификации выборов. В 2013-м Майдан выступил за европейский путь развития. Я слышу уже разговоры о третьем Майдане. Против чего? Против коррупции? Да нет, с коррупцией надо не на майданах сражаться – ее надо не взращивать, а с корнями вырывать. После 2004 года я не участвую в украинских выборах, потому что давала клятву верности Америке. Украина от меня клятв не просила – она моя по рождению, по подаренной независимости и паспорту. Многие мои соотечественники воспринимают паспорт только, как средство передвижения. Я никому не судья. Часто общаюсь с местными украинцами, которые помогают Родине, помогают своим семьям в Украине, помогают морально и материально. На простой вопрос, «А хотели бы, чтобы дети жили в Украине?», звучит ироничный ответ «А что там делать?». И эта та страшная суть, к которой пришла моя истерзанная Родина на 28 году независимости… Мне всегда больно слышать о недогосударстве в контексте упоминания Украины. Мне больно от ее патернализма и нерешительности, от полумер и многоразового стояния на распутье. Мне горько ассоциировать ситуацию в стране со старой поговоркой “Чому бідні – бо дурні. Чому дурні бо бідні”…

Моя американская дочь решила сама выучить украинский и хочет поехать поработать волонтером в Украину. Пути Господни неисповедимы. И я верю все ещё, что в Украине найдутся десять праведников… Верю!

Елена Пригова

ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ? ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ EMAIL-РАССЫЛКУ:

Мы будем присылать вам на email дайджест самых интересных материалов нашего сайта.