Мама Меркель | Батька Лукашенко заплатит

Нарастающая готовность жителей Ближнего Востока оставить попытки прорваться в ЕС через беларусскую границу все чаще подводит их к очевидной альтернативе. Если вперед в Германию, как и назад в Ирак (Йемен, Сирию, Афганистан и пр.), путь заказан, не остаться ли в Беларуси?

Photo copyright: OSCE Parliamentary Assembly,CC BY-SA 2.0

В разнообразное будущее

Учтем, что это все тот же, мягко говоря, бесцеремонный контингент образца 2015-го. Тогда больше миллиона сирийцев в считанные дни, если не минуты, преодолевали австро-германские пограничные барьеры. Затем ломанулись в магазины, щедро отовариваясь и бодро выворачивая карманы, на выходе из торговых центров на ломаном немецком ответствуя «Мутти Меркель бецальт!» (мамочка Меркель заплатит) Мутти скромно промолчала и в очередной раз сделала руками знаменитое сердечко, символизируя о гостеприимстве, толерантности и сострадании, а затем распорядилась выделить на содержание пришельцев соответствующие суммы. Если точнее, 50 млрд евро.

Такова истинная цена ежедневного содержания сирийского потока, который за 5–6 лет из полноводной реки превратился в море: за эти годы послушные мусульманские жены стали еще по 2–3 раза мамами, как и – по разу минимум – их дочери, бывшие в 2015-м тинейджерами. Сирийские мужчины старались от них не отставать, в том числе те, кто подыскал себе благоверных из числа коренных немок и полячек. Предварительно конвертировав невест (иначе брак считается недействительным) в 3000 мечетях и молельных домах страны. (Для справки: в 2009-м храмов было 240).

Омусульманивание Германии, как и других стран Евросоюза, усиливается. Представители ислама составляют около 6,5% жителей Германии (в 2011-м – около 2%). Так что бюджетных денег для сирийского пополнения требуется с каждым годом все больше. Ряд политологов придерживаются мнения: Мутти спровоцировала сирийскую волну, заявив в январе 2015 года: «Der frühere Bundespräsident Christian Wulff hat gesagt: Der Islam gehört zu Deutschland. Und das ist so. Dieser Meinung bin ich auch.» (Экс-президент ФРГ Кристиан Вульф сказал: ислам принадлежит Германии. И это так. И я того же мнения).

К слову сказать, мечетей по-прежнему не хватает. Но и имеющиеся совершенствуют работу. Нынешней осенью муэдзины 45 крупных мечетей Кельна начали азан – призыв к всеобщей молитве с минарета. Это происходит в пятницу с 12:00 до 15:00.  Распоряжение отдала Генриетта Рекер, мэр города, считая данную меру «приверженностью свободе вероисповедания». «Когда мы слышим призыв муэдзина в дополнение к церковным колоколам, мы понимаем, в каком разнообразии мы живем».

Тому жителю Германии, кто не понимает этого, популярно объяснят это штрафами. Как это было через несколько месяцев после старта сирийского потока, а именно в начале 2016-го. Классный руководитель гимназии в городке Рендсбург (федеральная земля Шлезвиг-Гольштейн) объявил о предстоящей экскурсии в местную мечеть. Походу «в образовательных и познавательных целях» воспротивилась, посчитав это частью стратегии руководства мечети, семья одного из учеников. Она опасалась, что  так проще склонить их любознательное чадо  к конечной цели – принятию ислама. Директор гимназии посчитал это попыткой срыва мероприятия. Окружной суд Мельдорфа вынес свое решение: родителям пришлось заплатить 50 евро.

Как это за что? За то, что не дотумкали до сути происходящих в Германии перемен относительно того разнообразия, в каком отныне живут и должны жить немцы. Однако подобные штрафы в Рендсбурге и мэрское мнение в Кельне разделяют далеко не все горожане. В канун первой же пятницы, три часа которой отводились зычному призыву муэдзина, кто-то попытался поджечь центральную мечеть Кельна. В глухую ночную пору к мусульманскому храму подъехал велосипедист, который расплескал бензин (или дизельное топливо) рядом с мечетью. Заметив сотрудников службы безопасности, он сбежал, оставив на месте ополовиненную канистру. Эксперты оценили это происшествие как факт несогласия немусульман-жителей района Эренфельд мириться с исламской традицией в районе сплошь христианском. На что получают бодрый ответ от местного имама: «Хвала Аллаху, ныне каждый пятый житель Эренфельда – мусульманин, свято придерживающийся традиций. При том, что четверо из пяти христиан никогда не приходили на богослужение в местные храмы».

И это – правда.

Кто виноват?

Чтобы понять, как было спровоцировано усиление доли мусульман в конфессиональном многообразии Германии, эксперты напоминают об истоках явления – арабской весне 2010–2011 годов. Нерешительность и слабость, которую в ту пору продемонстрировала ФРГ, не покончив решительно с режимом Асада и обеспечив сирийской оппозиции возможности преображения страны, дала свои плоды: массовый исход из районов боевых действий, которыми стала, по сути, вся территория государства.

Так разворачивалась история развития миграционного кризиса, усугубленного щедрой гостеприимной политикой Мутти Меркель. Канцлер не согласовал ее с другими европейскими странами. Поэтому случился европейский раздрай. Тот, кто не поддержал Меркель, автоматически становился бездушным по отношению к бездомным и голодным сирийцам и жителям других стран Ближнего Востока. Тот, кому она смогла навязать роль доноров, охотно включились в дело спасения тех, кто не смог или не захотел сражаться за свободу или за чуждые и не свойственные им западные идеалы, предпочитая бросить родину на произвол судьбы.

Поэтому в странах ЕС все явственней суждения такого типа: Меркель, у которой не было стратегического плана спасать Европу от наплыва нахлебников, своими руками вырыла Евросоюзу могилу и развалила европейское единство, к которому призывала все 16 лет своей канцлерской каденции.

Так и не поняв степени своих, мягко говоря, заблуждений, сегодня она дважды общается по телефону с непризнанным Евросоюзом президентом – белорусским диктатором Лукашенко, фактически сигналя Батьке о его легитимности и делая вид не подозревающей о том, что он и есть организоватор нелегальной миграции и провокаций на белорусско-польской границе. То есть Мутти продолжает работу по развалу Евросоюза, единолично провозглашая законность батькиной власти, в отличие от других членов ЕС.

Припертый фактами Батька допустил, что белорусы в лице пограничников и силовиков помогли мигрантам попасть на территорию ЕС. И потребовал, чтобы мигрантов, находящихся в Беларуси, приняла Германия. На что Берлин ответил отказом.

«Теперь пусть платит»

А вот Меркель могла бы дать добро. Почему? Потому что в лексиконе Батьки, как и многих его соотечественников, десятилетиями присутствуют фразы об исторической вине Германии. В очередной раз Лукашенко озвучил традиционные упреки в недавнем разговоре с корреспондентом Би-би-си Стивеном Розенбергом: «Я вам объясню. Вы за Вторую мировую войну с белорусским народом еще не разобрались, не рассчитались за те потери, которые мы понесли». Дескать, наше отставание от локомотива Евросоюза (114-я экономика мира по сравнению с ФРГ с ее 4-й экономикой мира) во многом объясняется тем, что Германия до сих пор не выплатила за нанесенный ею в годы Второй мировой войны ущерб.

В этой связи я вспоминаю ситуцию 20-летней давности. В начале 90-х в уютном немецком городке Мюльхайме-на-Руре было организовано общество «Чернобыльская инициатива» – Initiative Tschernobyl-Kinder e.V. Его создательница госпожа Дагмар ван Эммерих смогла смогла включить в работу не только друзей, но и представителей духовенства, руководителей фирм с мировой известностью, просто знакомых – готовых помочь деньгами, советом, личным участием. Суть работы – поддержать беларусские семьи с детьми, пострадавшими от последствий чернобыльской катастрофы. Конкретные адреса вскоре отыскались: совхоз «Добрынь» в 60 км от Припяти и школа-интернат в Жодино в 70 км к востоку от Минска.

На вопрос, с чего началась инициатива, Дагмар мне сказала: «По миру катились вести одна страшней другой. То о яблоках размером с футбольный мяч, то о мутирующих животных. Жуть брала: а как там живут дети? Появилось желание пригласить кого-то из них в гости. Подлечить, оздоровить, подкормить здоровой, лишенной рациации пищей, в конце концов. Моим первенцем стал Сережа из Могилева». Дагмар подключила руководство немецких санаториев, зон отдыха, реабилитационных центров, и те ежегодно в дни школьных каникул принимали на постой и лечение группы чернобыльских детей, по несколько десятков человек.

Неугомонная фрау ван Эммерих этим не ограничилась. Дагмар организовала своего рода многопрофильную фирму, в которой безвозмездно трудились десятки людей. Они формировали комплекты грузов для подопечных Беларуси: продукты питания, одежда, канцелярские принадлежности, медикаменты, предметы гигиены. Причем, на коробках были указаны адреса и фамилии получателей: Дагмар провела большую предварительную работу, узнав о конкретных нуждах каждой семьи, нуждавшейся в поддержке. Все это регулярно (годами!) отправлялось (и отправляется сейчас, по прошествии 30 лет) по назначению в многотонных фурах.

Знаю это не по рассказам. По просьбе Дагмар я лично помогал грузить эти короба по 20–30 килограммов в фуры, беседовал на площадках транспортных фирм с русскоязычными немецкими водителями, которым было поручено вручить эти подарки нуждавшимся. Особенно радовались детишки-инвалиды, которых накрыло радиационное облако.

Эти водители – бывшие жители экс-СССР – были чрезвычайно горды своей миссией. Но, вручив посылки адресатам, возвращались с неизменно печальным настроением. «В Беларуси свирепствует синдром Сережи», буркнул как-то водитель Слава. И вот что рассказал. Каждый раз он сталкивается с одной и той же ситуацией. Белорусы очень благодарят госпожу Дагмар и «Чернобыльскую инициативу», но порой воспринимают эту заботу не как акт милосердия, а обязанность немцев. По какой такой причине, спрашиваю Славу. Тот ответил: «Уж очень большие потери понесла эта республика в годы войны. Одну треть ее населения выкосила война. Люди и говорят: ваши посылки и санаторное лечение детей – законная плата за наши страдания». Другие добавляют: «Германия – страна богатая, от нее не убудет, если выложит деньги за Чернобыль». На мою реплику «Но ведь не немцы виноваты в этой катастрофе» Слава кивнул: «Я то же самое говорил. Бесполезно».

Ну а причем тут Сережа из Могилева? «Да ведь кое-кто из его родни того же мнения: Германия виновата в нашем теперешнем нищенском существовании. Теперь пусть платит».

Замечу, что в посылках в Добрынь и Жодино не Gebrauchtartikel (секонд-хенд), а новехонькие, с иголочки одежда и обувь, купленные в магазинах на деньги от продажи подержанных вещей – такой магазин помощники Дагмар создали сами. Иными словами, юные чернобыльцы не должны почувствовать, что Германия отделывается от них старым тряпьем, место которому на помойке.

Примечательно, что за свое добровольное усердие по итогам первого десятилетия Initiative Tschernobyl-Kinder e.V. Дагмар была удостоена главной награды ФРГ ордена Verdienstkreuz am Bande, а Минск ограничился личным письмом посла Республики Беларусь в ФРГ Владимира Скворцова, который передал благодарность президента.

К слову сказать, подросший Сережа и другие подопечные Дагмар (а это не одно поколение чернобыльских детей) получили от нее подарки по случаю своих свадеб и рождений своих детей. Поразительно, что среди сотен детей, получивших радиационное поражение, которым выпала удача подлечиться в Германии или в созданных в Добрыни и Жодино реабилитационных центрах, по сей день находятся те, кто считает справедливым вердикт «Теперь пусть платит».

Повторяю, Батька озвучивает устоявшееся в его стране суждение, порой независимое от политических и иных предпочтений белорусов.

Меркель и нынче повелась бы на поводу у грамотного минского манипулятора. Но тут была бессильна: у нее на рабочем столе – готовящийся к вводу в действие пятый пакет санкций в отношении белорусского руководства и тех, кто несет ответственность за доставку беженцев из ближневосточных стран. По мнению официального Минска, во всем виновата канцлер Германии Ангела Меркель, которая в 2015 году открыла свою страну для мигрантов. Многие СМИ Европы придерживаются того же мнения: Германия, как и весь Запад, поддержала сирийскую оппозицию в войне против Асада, и ей приходится расхлебывать последствия в виде новых волн беженцев, которых нужно поддержать/содержать.

Синдром первенца Сережи – болезнь, которую ничем не излечить.

 Альтернативный вариант?

Нарастающая готовность жителей Ближнего Востока оставить попытки прорваться в ЕС через беларусскую границу все чаще подводит их к очевидной альтернативе: если вперед в Германию, как и назад в Ирак (Йемен, Сирию, Афганистан и пр.), путь заказан, не остаться ли в Беларуси?

Как отмечают наблюдатели, едва ли последняя опция всерьез рассматривается выходцами с Ближнего Востока, которые, стоя у колючей проволоки на границе, скандируют: «Германия! Германия!»

Представитель Международной организации по миграции Ханна Калихова отметила, что эта структура вместе с УВКБ ООН видит два основных выхода из нынешнего положения, которые и предлагает мигрантам: «Во-первых, это обращение за предоставлением убежища в Беларуси. Во-вторых, добровольное возвращение на родину в рамках специальной программы, которая предлагает безопасное и законное возвращение домой».

Между тем счет нелегальным мигрантам, наводнившим Минск, другие города Беларуси, а также пограничные зоны этой страны с Польшей и странами Балтии, идет на тысячи. От 7 – по словам пресс-секретаря Александра Лукашенко Натальи Эйсмонт до 24, по сообщениям различных независимых СМИ.  Живущая в эмиграции лидер белорусской оппозиции Светлана Тихановская сказала, что в ее страну прибыло от 10 до 15 тысяч мигрантов.

Руководство Евросоюза посчитало: проще откупиться от Батьки, как уже много лет проделывает Путин.  И вот находящимся в Беларуси мигрантам направляются 700 тыс евро, как сказано в документах ЕС, в качестве гуманитарной помощи с заявлением: дескать, Брюссель готов увеличить эту сумму, если будет обеспечен допуск гуманитарных организаций к беженцам.  Вот как комментирует ситуацию белорусская правозащитница Наста Лойка, которая много лет работает с беженцами: «Выделенные ЕС деньги, 700 тыс евро, просто будут использованы для того, чтобы насильно выслать этих людей на родину».

Проще говоря, Батьке откровенно сулят приличную взятку, в перспективе исчисляемую, не исключено, миллионами евро.

За что? За то, что отправит «за свой счет» (а в переводе – немецкие деньги) понаехавших с Ближнего Востока в Багдад, и не допустит вооруженного конфликта в беларусско-польском, а затем и белорусско-литовском и -латвийском приграничье – а эта угроза, судя по одновременным попыткам массового прорыва заграждений не утратила актуальность.

Первые сотни нелегалов, отправленных эвакуационными рейсами из Минска, уже на исторических родинах или в ожидании вылета.  Лукашенко получает в исламском мире статус мусульманского благодетеля, успешно разрушая «навязанный Западом» образ тирана. Эта исламская карта может оказаться козырной для него, утратившего из-за санкций многие выгодные связи с ЕС и США, в перенаправлении экспортных товаров (калийных удобрений, энергоресурсов и автотранспорта) в восточные адреса.

Но тут главное – не переборщить в отношениях с пришельцами на территории Беларуси. Не допустить, чтобы эта страна с ее дружелюбным народом очень уж полюбилась им. Ведь во временных убежищах в белорусских лесах все чаще раздается логичное: а если поляки и впрямь будут стоять насмерть, защищая границу своей страны, а заодно и Евросоюза, а иначе до немцев пока не добраться, не проще ли остаться здесь, под крылом сердобольного Батьки?!

По словам официального Минска, эти люди пока не обращались к властям Беларуси с ходатайствами о предоставлении статуса беженца или дополнительной защиты. Ключевое слово тут – пока. Но впереди зима. Не та, что на Ближнем Востоке, а настоящая, с трескучими морозами. Так что появление таких заявлений вполне вероятно. И, прежде всего, от женщин с детьми. Их в погранзоне, по данным Международной организации по миграции (МОМ), половина. На этот счет разные мнения. Не лишено смысла такое: правильное решение – забрать женщин и детей в приюты, чтобы «мигранты» не смогли ими пользоваться, как живым щитом.

Но, говоря не о погранзоне, а об осваиваемых населенных пунктах страны, речь, как и в сирийском варианте 2014-го, о 95% прибывших, – молодых мужчинах. Кто они? Если говорить о курдах или йеменцах, то это могут быть закаленные в сражениях с турками или саудовцами бойцы. Если об афганцах и иранцах, то это могут быть прошедшие подготовку в специальных лагерях террористы. А есть еще граждане Сирии, Ливана, Ганы, Кубы, Камеруна и Индии – с такими же неизвестными биографиями, в которые вполне способен вписаться опыт мародеров, тюремных истязателей, серийных насильников, убийц.

Словом, ситуация сирийской волны, которая окатила в свое время ту же Германию, на территории Европы повторяется. До сих пор спецслужбы ФРГ не могут внятно ответить на вопрос, кого именно Мутти Меркель распорядилась впустить в страну, не вникая детально в содержание документов – не исключено, не единственных или поддельных.

То есть Батька понимает, что имеет сегодня публику непредсказуемую. Нелегальщину. Но ведь и он сам малопрогнозируемый, заявляя о себе и о Путине: мы уличные, с низов. Вот и ведет себя, как уличная шпана, дорвавшаяся до высокого кресла и создавшая мафию, которая мыслит и действует террором. Политологи подчеркивают: любые уступки террористические режимы воспринимают как проявление слабости, и это вызывает у них еще большую агрессию. Звонок Меркель только подтвердил это: сразу после звонка атака на границу Польши усилилась.

Ряд беларусских политологов считают, что «многие белорусы видят в мигрантах ситуативных союзников Лукашенко. Он использует их как орудие в политическом противостоянии с Европой». Алексей Леончик, основатель фонда ByHelp, высказывается определенней: «Эти люди сознательно покупают билеты и туры фактически у мошенника Лукашенко.  Таким образом они, во-первых, финансируют этот режим, во-вторых, усиливают давление на те страны, которые помогают демократическим переменам в Беларуси, – на Польшу, на Литву. У меня по отношению к ним нет никаких симпатий».

Отношение к мигрантам со стороны белорусов различно. В стране, где среднемесячная зарплата около 500 евро, не все готовы к тому, чтобы кормить, одевать и давать кров тысячам мигрантов с Ближнего и Среднего Востока. Одни относятся к приезжим как к жертвам режима, другие обсуждают доходы иностранцев, их дорогую одежду, современные мобильные телефоны и желание попасть именно в «богатую Германию».

А пока – беларусские реалии. Проживание пусть в парках, но в чистых и уютных городах страны, имея на руках собственную наличность, и, по рассказам минчан, немалую. Но ведь немало случаев, когда после поездки в такси или на выходе из магазинов ближневосточные гости отказываются платить по счету. Вот-вот может грянуть уже подзабытый и спровоцированный Мутти Меркель вариант ответа: «А за нас заплатят. Как кто? Батька Лукашенко!»

Он обязательно заплатит, этот сердобольный Батька. Немецкими деньгами, естественно.

Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий считает, что потерпела крах миграционная идея Ангелы Меркель: «Та политика, которая проводилась пять или семь лет назад, не была адекватной. Она поставила под удар суверенитет многих европейских государств и создала искусственный мультикультурализм. Эта политика была опасна для Европы и всего мира».

Словом, на дворе – разнообразная жизнь Европы, в которую она погружается на многие десятилетия.

Александр МЕЛАМЕД.

Использованы материалы сайтов NYT, Deutsche Welle, BBC, Dagens Nyheter, Die Zeit, БелТА, Радио Свобода

Подпишитесь на ежедневный дайджест от «Континента»

Эта рассылка с самыми интересными материалами с нашего сайта. Она приходит к вам на e-mail каждый день по утрам.