Макс Нордау: «Чтобы другие народы серьезно с ним считались, еврейский народ должен сам серьезно смотреть на себя»

Сначала цитата. «Многие евреи… отпали от еврейства. Этот процесс отпадения начался со времени разрушения Второго Храма и никогда не прекращался, но за последние годы в западных странах он особенно усилился. – Но еще большее количество евреев, сами того не сознавая, потеряли свою внутреннюю связь с народом и фактически отпали. Они сами и весь мир считают их евреями, но они остаются евреями только из-за привычки…» Знакомо?

Photo copyright: James Emery. CC BY 2.0

Тогда дальше: «Положительных действий еврейство от них не требует… 613 предписаний и запретов Шулхан-Аруха они высмеивают… В синагогу они ходят только в Судный день. Они сами себя убеждают что они хорошие евреи только потому, что любят Гейне…».

Это не пост в блоге кого-то из публицистов правого – национального – лагеря на злобу дня. Это было сказано 122 г. назад австрийским философом, психиатром и публицистом Симхой Меиром Зюдфельдом. Вошедшим в историю под своим псевдонимом – Макс Нордау. Под этим именем он вместе с Герцлем основал сионистское движение, был вице-председателем первых шести Сионистских конгрессов, и председателем следующих четырех.

Вот на 2-ом Конгрессе в 1898 г. Нордау и описал этими словами состояние еврейского народа. После того, как на еще на 1-ом Конгрессе он представил бедственное положение народа в каждой стране мира, и обозначил сионизм как решение этой ситуации. Но за первый же год сионизма выявилась вся проблематика отношения многих евреев к предложенной формуле национального возрождения.

Нордау, литературный критик и блестящий публицист, метко описал эффект появления сионизма: «Первое воздействие сионизма на еврейский народ напоминает мне известную картину природы, которую каждый из вас, конечно, видел. Прелестен зимний ландшафт. Ледяной панцирь покрывает реки, снеговой покров – поля; …Прелестный весенний ландшафт представляет более веселую картину. Журчат зеркальные ручейки, поля зеленеют и цветут, новая жизнь пробивается и ткет повсюду чудные узоры. Но переход от одной картины к другой! Первое действие весенних солнечных лучей таково, что они разрушают зимний ландшафт, но не создают тотчас же вместо него весеннего ландшафта… Нечто подобное переживает теперь и еврейство… явился сионизм и, как весеннее солнце, начал согревать эту величественную снежную пустыню. В разбросанных уголках… уже пробиваются стебельки былинок и ранних подснежников. Но на всем остальном пространстве сплошное, громадное болото. В этом море грязи мы бродим теперь. В этой рыхлой тине мы вязнем на каждом шагу по колени, по пояс. Как это противно! Как это тяжело! Все низменное, все скверное, что заключает в себе еврейство и что до сих было скрыто под ледяным покровом, всплывает теперь наружу».

Гидродинамические свойства нашего низменного и скверного были актуальны не только во времена Нордау. Он сам метко описывал физику наших национальных пороков еще со времен Эзры и Нехемии (античные «сионисты», вернувшие часть народа из вавилонского плена, и возродившие в первый раз Иудею, и Второй Храм). Именно в искоренении этого зла – неверия в свои силы и возможности, и неуважения к своему национальному наследию – Нордау и видел цель сионизма.

Но и сегодня, похоже, мы находимся в стадии, метко описанной Черчиллем: «Это не конец, и даже не начало конца. Но, возможно, это конец начала»… Создав независимое государство, мы уже долгие годы вязнем том же болоте, в море грязи наших недостатков и пороков, и созданных ими проблем. За один только последний год бесконечных выборов и порожденного ими саботажа сионистской идеи уровень этих сточных вод поднялся до рекордной отметки. И мы хорошо знаем, из каких коллекторов они текут нам за шиворот.

Поэтому перед третьими выборами – если мы не хотим, чтобы они стали, как русский бунт, совсем «бессмысленными и беспощадными» – нам стоит опорожниться от всей накопившейся мути, и вернуться к тяжелой – но необходимой и созидательной работе над собственным будущим.

И для этого стоит вспомнить решение, предложенное Нордау еще на третьем Конгрессе – использовать все еще сохраняющуюся волю народа к спасению своего будущего:

«…Одною силою мы несомненно обладаем теперь, а именно – волею народа…первым условием [чтобы считались с нашей волей] считается существование народной воли и недвусмысленное ее проявление. Желая, чтобы другие народы серьезно с ним считались, еврейский народ должен сам серьезно смотреть на себя. Чтобы рано или поздно достигнуть того, к чему стремится, он должен прежде всего заявить свои требования! (Базель, август 1899 г.)»

Макс Нордау умер сегодня 97 лет назад. Мы живем в нашей стране во многом благодаря его идеям, и упорству в их реализации.

И сегодня наши, сионистские, требования просты:

1. Подтверждение сионистской мечты национального возрождения в нашей единственной стране;

2. Утверждение нашего суверенитета в нашей стране для обеспечения физических условий нашей жизни сегодня, и достойного будущего следующих поколений;

3. Бескомпромиссная борьба со всем, что препятствует как нашему суверенитету, так и национальному возрождению и самоопределению;

Подтверждать и утверждать это мы должны себе – и нашим внутренним – как справедливо говорил Нордау, нашим самым опасным врагам. И с ними же бороться, заявляя и реализуя свои требования.

Если мы хотим себе национального будущего.

Михаил Лобовиков