Лучший Президент, о котором вы никогда не слышали

Печальным признаком сегодняшнего дня является растущее вмешательство государства во все сферы жизни обывателя. Сегодня Вашингтонские клерки определяют едва ли не все аспекты нашего бытия. С невообразимой для пожилого человека прытью, новый президент десятками выдает акты, каждый из которых прямо влияет на нашу жизнь.

Отныне бюрократы определяют – вправе ли мы защищаться, нужна ли нам полиция, какие книги можно читать детям, не пора ли нам коллективно испытать чувство вины за что-нибудь и массу прочих абсурдных и комичных, если посмотреть со стороны, вещей. Трагедия, однако, в том, что «со стороны» у нас уже не получится. Но так было не всегда.

Келвин Кулидж родился в День Независимости – 4 июля 1872 года. В 1898-м, получив лицензию адвоката, молодой юрист прибил табличку над новым офисом с названием своей конторы… но в этом же году был впервые избран в городской совет. С тех пор вся финансовая жизнь его пошла наперекосяк – уже однокашники-адвокаты купили дома, а он, утонув в политике, продолжал ютиться в съемном, а затем в служебном жилье. Но избиратель ему доверял и наш неудавшийся адвокат, неспешно поднимаясь по политической лестнице, дошел до должности губернатора штата Массачусетс. И вот на этом посту Судьба припасла для него испытание.

Надо сказать, что в то время в экономике страны образовались метастазы профсоюзов – вот и у полицейских Бостона тоже возникло желание построить социализм в отдельно взятом департаменте. Желание создать полицейский профсоюз было таким сильным, что, получив отказ, три четверти личного состава правоохранителей объявили забастовку. Этим немедленно воспользовались подонки всех мастей – они толпами вывалились на улицы, начали поджигать и грабить бизнесы… ну мы и сами недавно видели, кто в телевизоре, кто, увы – вживую. Разница, однако, была в реакции губернатора Кулиджа. Вместо того, чтобы извиняться и опускаться на колено, как это будет принято сто лет спустя, он прямо назвал красных копов дезертирами и предателями, принял командование полицией на себя, немедленно уволил всех бастующих и объявил набор новых сотрудников, повысив им зарплаты и увеличив отпуск. 1100 комми полицейских потеряли работу! На их место были приняты 1574 новичков, главным образом вернувшихся с полей битв Первой мировой. «There is no right to strike against the public safety, anywhere, anytime» – объявил губернатор и люди его поддержали. Напомню – это было тревожное время революций в Старом Свете. Красная угроза, как и сейчас, была реальностью – не случайно уволенных копов жители Бостона называли agents of Lenin и bolsheviks. Охрана правопорядка в те смутные дни легла на плечи Национальной Гвардии. Жители Бостона собрали гигантскую по тем временам сумму в 472 тысячи долларов чтобы платить жалование гвардейцам до того момента, когда новая полиция вступит в действие. Так был преодолен этот кризис.

А наш герой Келвин Кулидж, получив, как теперь принято говорить, мощный пиар, был легко номинирован в вице-президенты от Республиканской партии на выборах 1920 года, а еще через два года, после внезапной смерти Хардинга, стал тридцатым Президентом САСШ.

Какими же действиями запомнился он современникам? А никакими. Новый президент избегал каких-то бы ни было акций, последовательно придерживаясь линии по невмешательству государства в бизнес. Он стремился минимизировать роль бюрократии в американской экономике, искренне считая, что самое лучшее, что правительство может сделать для бизнеса – это не мешать ему развиваться. Слово «либертарианец» в те годы еще не имело широкого хождения, но вот двух львят, подаренных ему, Кулидж назвал Tax Reduction и Budget Bureau – поступок вполне в духе Айн Рэнд.

Мало того – он не только делать, он и говорить-то ничего не хотел, односложно отвечая репортерам «да» или «нет». Однажды за обедом одна из приглашенных объявила Президенту, что намерена вытянуть из него хотя бы три слова, так как заключила с кем-то пари. Кулидж ответил двумя словами: «Ты проиграла».

Интересным было его отношение к международным делам – они его не занимали вовсе! Историки пишут о поразительном безразличии Президента к другим государствам. Интересы страны он видел прежде всего внутри границ США и даже вежливо отказался от членства в Лиге Наций, поскольку не понимал как Америка может выиграть от этого (вообразите на полсекунды – как бы он среагировал на проект бюджета с миллионами долларов на изучение гeндepныx проблем …в Пакистане, а ведь это сегодняшняя реальность!) Советский Союз он тоже на всякий случай решил не признавать. В декабре 1923-го Кулидж объявил о создании Border Patrol и Immigration and Naturalization Servicе, об ограничении квот на прием новых иммигрантов. Он радикально сократил налоги и сильно ограничил государственные расходы. Все ввозимые товары облагались пошлиной. Благодаря этим мерам, Америка вступила в эру Ревущих Двадцатых – период стремительного экономического подъема.

В 1927 году вся страна пребывала в уверенности, что на следующих выборах он вновь будет избран, но Келвин Кулидж категорически отказался выставлять свою кандидатуру. Через пару лет, уже при следующем президенте, в стране разразится Великая Депрессия и некоторые будут уверять, что одной из причин ее стало нежелание Кулиджа в свое время отрегулировать финансовую сферу. Однако серьезные аналитики-монетаристы, напротив – уверены, что без массивного вмешательства следующей администрации рынок стабилизировался бы самостоятельно и что именно государство своими действиями столкнуло экономику из нормальной периодической рецессии в длительную депрессию.

Покинув Вашингтон, бывший президент привычно арендовал домик в городе Нортхамптон, где принялся за написание биографии и газетных статей. В 1932 году видные республиканцы обратились к нему с просьбой вновь номинироваться, но Кулидж и в этот раз не выразил интереса к переезду в Белый дом.

5 января 1933 года оторвавшийся тромб остановил сердце человека, которого историки единодушно называют «Лучший Президент, о котором вы никогда не слышали». Было ему на тот момент 60 лет.

Александр Куприн