“Изображая болезнь Альцгеймера, важно было не перегнуть”: Лиам Нисон про новую роль, рабство и Монику Беллуччи

Знаменитый актёр рассказал про новую роль в боевике “Флешбэк” и планах сыграть в перезапуске комедии “Голый пистолет”.

За плечами Лиама Нисона много ярких ролей. Это и образы в драмах “Список Шиндлера”, “Банды Нью-Йорка”, “Доктор Кинси” и “Майкл Коллинз”, за которого он получил награду за лучшую мужскую роль на Венецианском кинофестивале в 1996 году.

Прекрасно он смотрится и в романтических комедиях, вспомнить хотя бы “Реальную любовь”, в фантастических блокбастерах, как “Бэтмен: Начало”, или “Звёздные войны: Войны клонов”. Ну и куда же без боевиков и крутого образа в знаменитой “Заложнице” с её продолжениями.

Собственно, в новом фильме “Флешбэк” (выйдет в прокат 12 мая) 69-летний Нисон возвращается к жанру драматического боевика с элементами триллера. Его герой Алекс Льюис – наёмный убийца, страдающий ранней стадией болезни Альцгеймера. Как оказалось, для самого Лиама Нисона эта болезнь тоже знакома, он наблюдает, как от этого недуга страдает его близкий друг. В интервью Metro актёр рассказал, как вживался в непростую роль, каково ему было работать с Моникой Беллуччи, а также о том, почему так важно говорить о проблеме современного рабства и сексуальной эксплуатации людей.

– Вы получаете так много сценариев… Что заставило вас обратить внимание на “Флешбэк”?

– В этой истории была уникальность. Мы все сотни раз видели боевики с крутыми наёмными убийцами, и здесь был похожий герой – легендарный киллер, с особой репутацией, но было одно но: в какой-то момент мы понимаем, что он страдает от раннего слабоумия и болезнь Альцгеймера начинает прогрессировать. Мне показалось это очень и очень интригующим, к тому же у меня появилась возможность исследовать мир болезни Альцгеймера и деменции. У меня есть друг, который страдает от раннего слабоумия. Грустно находиться в его компании, мы знакомы очень давно, и так сложно наблюдать за тем, как он входит в свою гостиную и не понимает, где находится. Он не узнаёт комнату. Я хотел воздать ему должное, показать, каково это, я старался использовать какие-то манеры его поведения и реакций, чтобы быть точным в изображении героя. Хотя здесь важно было не перегнуть палку, чтобы не оскорбить тех, кто страдает этой болезнью. Я и Мартин Кэмпбелл (режиссёр) старались сделать всё очень тонко.

– Что интересного вы обнаружили во время исследования болезни Альцгеймера?

– Насколько это ужасно. Разрушающая сила болезни чудовищна, человек теряет себя, пока тело в прямом смысле слова не отключается – мозг не может уже посылать сигналы в горло, чтобы есть, жевать и в конечном счёте дышать. Просто ужасно. При этом в некоторых документальных фильмах я видел примеры необычайной любви и заботы со стороны профессиональных сиделок, мужей и жён, которые заботятся о своих близких. Человек, страдающий от этого, постепенно перестаёт узнавать своего мужа или жену, принимает за чужаков самых родных…

– Ужасная болезнь, и всё-таки интересно, какие именно наблюдения вы применили в работе над своим персонажем киллером? Над какими его привычками работали особенно тщательно?

– У одного пациента в документальном фильме я увидел особенности, связанные с заиканием. Взял это на заметку. В каких-то сценах очень заметно дрожание рук при поднятии чашки или перезарядке ружья. Мы старались сделать это просто мелочами, чтобы избежать карикатурности. Иногда Мартин говорил: “Нет, теперь слишком много. Давай чуть иначе”. Или наоборот: “Надо вот этого чуть добавить”.

– В фильме задействован потрясающий актёрский состав, в том числе Моника Беллуччи и Гай Пирс. Каково было провести время с Моникой и Гаем?

– С Моникой было приятно работать. У неё очень чёткая связь с реальностью. Она не голливудская старлетка. Если вы понимаете, о чём я. Моника твёрдо стоит на земле. С ней приятно работать и с Гаем тоже. Я познакомился с Гаем, и он стал моим новым другом. Было очень приятно каждый день ходить на работу.

– Работа с Мартином Кэмпбеллом, наверное, тоже давала плюсы этой работе?

– Конечно! Я полностью доверяю Мартину. Ради всего святого, ведь этот человек перезапустил франшизу о Джеймсе Бонде! Мне понравились два его фильма о Зорро, и если у вас когда-нибудь будет возможность посмотреть британский сериал 1980-х годов “На краю тьмы” (Edge of Darkness) с потрясающим Бобом Пеком, которого больше нет с нами, сделайте это. Боб Пек был великим шекспировским актёром, и я много раз видел его на театральной сцене. Позже Мартин на основе этого же сюжета снял фильм “Возмездие” с Мелом Гибсоном, но его я не видел, а вот за сериал ручаюсь – он просто великолепен. Когда я узнал о Мартине Кэмпбелле, то сразу сказал: “Я хотел бы поработать с этим парнем хотя бы один раз”. Мне это удалось, и он очень особенный. Мартин из старой школы. А ещё он часто обращается к людям: “Милый”. (Смеётся.) Или говорит: “Нет, нет, нет, заткнись, Лиам. Вот как мы это сделаем”. (Смеётся.)

– Действие фильма происходит в Эль-Пасо, штат Техас, на границе с Мексикой. Это очаровательный город, расположенный всего в нескольких метрах от мексиканского города Сьюдад-Хуарес, считающегося самым опасным местом в мире. В фильме затрагивается тема торговли детьми с целью их сексуальной эксплуатации и проблемы иммиграционных центров в США. Насколько важными для истории были место и реальные проблемы с рабством и бесправием мигрантов?

– Это было очень важно, и мы не злорадствовали по этому поводу, рассказывая свою историю. Говоря от своего имени в качестве посла доброй воли ЮНИСЕФ в течение ряда лет, я получаю доступ к литературе, которую ЮНИСЕФ присылает мне, и о торговле людьми в целях сексуальной эксплуатации, и о торговле детьми. Волосы на затылке встают дыбом. Рабство по-прежнему невероятно распространено на Земле. Цифры невероятные. И жертвами становятся не только девушки. Ещё и мальчики. Я помню, как в 2004 году на Азию обрушилось цунами. ЮНИСЕФ обычно всегда в подобных случаях приезжают в пострадавшие районы, и тогда один из директоров ЮНИСЕФ сказал мне, что они торопятся приехать в Азию как можно быстрее, чтобы защитить детей, ведь секс-торговцы там орудуют вовсю, они крадут детей, которые исчезают навсегда. Я не мог в это поверить. Но такое, к сожалению, случается. Мы затронули эту тему в фильме. Мой персонаж собственно и хочет исправить ужасную ошибку. Но я не хочу рассказывать слишком много о сюжете, чтобы зрители смогли получить удовольствие от просмотра этого динамичного боевика-триллера с прекрасными объёмными персонажами.

– Вы уже так многого достигли в профессии. Есть ли ещё что-то, что вы хотели бы сделать в кино?

– Полтора года назад Сет МакФарлейн спросил меня, заинтересован ли я в возрождении франшизы “Голый пистолет”? Так что я хотел бы сделать это. Сет и его команда работают над сценарием. Думаю, это будет конец моей карьеры. (Смеётся.) Но может выйти что-то хорошее. Лесли Нильсен был незаменим в своём жанре, и хочется бросить вызов. Только недавно ночью смотрел с ним комедию “Аэроплан”. Я так смеялся! Вот это его: “Не называй меня Ширли”. Просто замечательная, замечательная комедия. (Смеётся.) Так что определённо, да, я хотел бы сделать это.

Источник

Подпишитесь на ежедневный дайджест от «Континента»

Эта рассылка с самыми интересными материалами с нашего сайта. Она приходит к вам на e-mail каждый день по утрам.