Labor Day – День Труда в полуработающей стране

В этом году День Труда надо бы переименовать, потому что работники требуются по всей стране, но работать как-то народ не спешит…

Photo copyright: Oregon Department of Transportation, CC BY 2.0

Удивительный праздник ни о чем, как и все, что связано с подобным первомайским, которое тоже у нас есть, но от дополнительного выходного пока никто не отказывается и традиционно этот день является завершающим в летнем сезоне барбекю.

В этом году День Труда надо бы переименовать, потому что работники требуются по всей стране, но работать как-то народ не спешит – им предложили вариант «кто не работает, тот ест» за счёт тех, кто работает и оплачивает все прихоти наших политиков, запросто выбрасывающих триллионы на то, чтобы поддерживать страну в полурабочем состоянии.

Нет, когда-то, ещё в конце 19 века, в этом дне был хоть какой-то смысл, но в веке 21-м «школы коммунизма» показали своё истинное коммунистическое начало, а посему надо без всякого названия просто всем в этот день выходить на работу и трудиться, чтобы название соответствовало сути.

Вы против поработать? Вот и очень многие тоже предпочитают пособия по безработице, когда бизнесы не могут обеспечить себя работниками. Как говорится, мы пока подождём – нам и так за все платят…

И поди не заплати? Тут же адвокаты дружно засудят посмевшего. И поди не пой в хоре профсоюзном – заклюют те, кто тебя защищают.

Но День Труда уже давно превратился в день очередных распродаж и это приятно, как и приятно просто иметь выходной – кто же откажется…

А я смотрю на кулак, поднятый над головой, да ещё и с зажатым в нем гаечным ключом. Ассоциации какие-то не совсем позитивные возникают. Уже совсем невесело становится, когда понимаешь нашу коллективную бесправность против полного беззакония власти, диктующей работающим людям новые правила условий труда, в котором все работающие – просто винтики. Нас всех закрутили и сломали все теми же гаечными ключами, поднятыми властолюбивыми загребущим руками над нашими головами.

И то, за что боролись какие-то сто лет назад, выглядит несколько архаично на фоне увольнений нынешних, когда за тебя решают не только производственные вопросы, но и отбирают твое законное право на собственное здоровье и жизнь…

Когда-то булыжник был оружием пролетариата, а теперь профсоюз, работающий на ослов, самое грозное оружие. Тут, как говорится, хочешь работать, пой в хоре. Не умеешь петь? Научат! Не хочешь? Принудят!

Этим всегда заканчивается «Мир! Труд! Май!» (хоть и сентябрь), а там уже в кумачовом на горизонте восходит «Ленин! Партия! Народ!», но под барбекю все можно скормить…

Елена Пригова