Коммунистический Китай буксует

Коммунистический Китай перегружен проблемами? Экономика «командования и контроля» Китая, как и в бывшем Советском Союзе, страдает структурными недостатками. Они проистекают из централизованного принятия решений, в отличие от капитализма, который оставляет большинство решений гражданам. Вопреки радужным картинам и попыткам леваков централизовать США, коммунистический Китай спотыкается. Просто, но факт.

Лауреат Нобелевской премии экономист Милтон Фридман писал: «Основным источником возражений против свободной экономики является именно то, что она дает людям то, что они хотят, а не то, что, по мнению конкретной группы, они должны хотеть», и «в основе большинства аргументов против свободного рынка лежит отсутствие веры … в саму свободу». Этот отрывок соответствует нынешним проблемам Китая.

Адам Смит, экономист 18-го века, написавший «Богатство народов», дал нам лучшую метафору капитализма. «Невидимая рука» – или невидимые силы – направляет свободных людей в свободной экономике к их лучшей социальной выгоде. Иначе обстоит дело с железным кулаком коммунизма.

История доказывает, что миллионы свободно принимаемых решений миллионами свободных людей обеспечивают ошеломляющий результат – баланс спроса и предложения, цены и торгового оборота, и все это требует минимального вмешательства.

Регулирование торговли, недопущение монополий, скромные расходы на общее благо, законы об упорядоченной свободе, безопасности и исправление нарушений модуля торговли… Именно людям – не правительствам – лучше всего потреблять, производить, инвестировать, экономить и исправлять.

В этом разница между свободной экономикой и командно-административным режимом коммунизма; первый оставляет большинство решений отдельным лицам, второй централизует власть и диктует решения.

Все это может показаться теорией, но теория имеет практические последствия. В то время как Китай может централизованно диктовать экономические изменения, они также могут закрывать целые города, требовать чего угодно от кого угодно, следить, сажать в тюрьму, преследовать в судебном порядке, перевоспитывать, ограничивать роды, принуждать к абортам, добывать органы, подавлять свободу слова, религию и все права человека – и всё это осуществляется в Китае.

Напротив, свободная нация понимает, что свобода принадлежит народу не как коллективу, а как личности, каждая из которых имеет священные права и обязанности, защищенные ограниченным правительством. Другими словами, минимизация вмешательства правительства максимизирует социальное благо, при этом обеспечивая национальную безопасность.

Это подводит нас к современному Китаю. Мало кто так говорит, но в логове этого дракона присутствует проблема. Их экономика росла в течение десятилетий главным образом потому, что западные страны воображали, что большая экономическая свобода – торговые преференции, шансы наверстать упущенное – приведет к политической свободе.

Печальная правда в том, что этого не произошло. Вместо этого Китай забирал деньги Запада через торговые преференции, индульгенции, взаимозависимость, а набравшись сил, безнаказанно свернул на свой путь.

Подавляя индивидуальные свободы, они модернизировали свои вооруженные силы, создавали условия вассальной зависимости небольших стран, разрабатывали космическое оружие, искусственные острова, более крупный флот, производили больше баллистических ракет, воровали интеллектуальную собственность, продвигали кибершпионаж, а теперь – домогаются «глобального доминирования».

Все это вызывает тревогу, поэтому президент Трамп сказал: «хватит» и начал добиваться ответственности – еще до того, как уханьский вирус распространился по всему миру. Он сосредоточился на перебалансировке торговли на условиях справедливости.

Интересно, что так же, как Рональд Рейган начал «говорить правду» о Советском Союзе – и эта истина перекликается с истиной Трампа относительно Китая.

Но сегодня – если присмотреться – командно-административная экономика коммунистического Китая буксует.

Во-первых, с 2008 года их суммарный долг возрос – со 150 процентов ВВП до 290 процентов. В то время как США имеют кредитное плечо, Китаю не хватает гибкости открытых рынков, которые, естественно, оценивают, покупают, продают, раздуваются, сдуваются, регулируют, перенаправляют капитал и решают проблемы. См., например, Эти графики показывают резкое увеличение долга Китая.

Во-вторых, все, что производит Китай, все, что они экспортируют и направляют на удовлетворение потребностей их большого, подавленного населения – зависит от энергии. Китай терпит неудачу в энергетике. В то время как долгосрочные тенденции неуловимы, командно-административная экономика терпит неудачу, потому что она не может управлять всеми решениями из центра. В случае Китая они не могут заменить индивидуальные решения 1,4 миллиарда человек для баланса спроса и предложений или даже примерно сопоставлять предпочтения с производством.

Таким образом, мы видим, как китайская экономика скользит, не учитывает и не устраняет несоответствие спроса и предложения, не в последнюю очередь в энергетике. СМИ – слева и справа – начинают видеть следы заноса. Даже CNN сообщает, что «обрабатывающая промышленность Китая находится в беде», как сообщает The Guardian: «Производственная активность в Китае неожиданно сократилась на фоне ограничений на потребление электроэнергии и роста цен на товары и запчасти, что вызывает больше опасений по поводу состояния второй по величине экономики в мире». См., это официально. Обрабатывающая промышленность Китая находится в беде; Производственная активность в Китае в шоке замедляется, поскольку энергетический кризис ударяет по домам.

Часто предсказывающий The Economist
сообщает, что «последним шоком для экономики Китая» является «нехватка электроэнергии», поскольку «по крайней мере, 19 провинций пострадали от отключения электроэнергии в последние недели». См. последний шок для экономики Китая: дефицит электроэнергии.

The Business Insider сообщает, что китайские ограничения на недвижимость и энергетику, долги и дефолты, неуправляемая добыча угля и природного газа, ставят под угрозу экономический рост. См. Evergrande* и нехватка энергии сотрясают экономику Китая. Вот наиболее уязвимые страны. Даже последние новости Foreign Affairs предсказывают «конец подъема Китая». Смотрите Конец подъема Китая.

Каковы последствия? Будет ли высокий долг и энергетическая слабость Китая иметь политические последствия? Может ли недовольство перерасти в организованные возмущения, как это произошло в бывшем Советском Союзе? Означает ли провал командно-административной экономики потребность в политической реформе?

Учитывая железную руку коммунизма, вряд ли в ближайшей перспективе. Но за этим следуют три следствия. Во-первых, те, кто зависит от Китая, уязвимы, поэтому цепочки поставок в Азии, России и Европе будут содрогаться. Во-вторых, Китаю, возможно, придется переосмыслить свою линию на «глобальное доминирование».

Наконец, Америка должна усвоить урок: социализм, массовый долг, безудержные расходы и централизованная власть ошибочны, опасны для индивидуальных свобод и ухудшают социальное благополучие. Просто, но факт.

AMAC, Роберт Б. Чарльз
Перевёл Борис Архивов
Источник

* Компания «Эвергранд Групп», занимающаяся недвижимостью.

PS Автор не учёл одну особенность тоталитарных режимов – перевод внимания населения с внутренних проблем на внешние угрозы, путём развязывания локальных войн или провокаций. Б.А.

Подпишитесь на ежедневный дайджест от «Континента»

Эта рассылка с самыми интересными материалами с нашего сайта. Она приходит к вам на e-mail каждый день по утрам.