Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Аналитика | Кофейная рапсодия

Кофейная рапсодия

Самый длинный за всю американскую историю шатдаун закончился, обойдясь американским налогоплательщикам примерно в две Великие Мексиканские Стены. СМИ объявили, что окончание шатдауна – блестящая победа содружества хранительницы молотка Нэнси Пелоcи и главного сенатского крокодила Шумера, а заодно и Александрии Оказии-Кортез, просто потому что СМИ ее очень любят как живое доказательство постулата вождя мирового пролетариата, что любая кухарка может управлять государством. Правда, она до начала политической карьеры была не совсем кухаркой, а машинистом пиво-разливочных аппаратов, то есть, работала в баре. Слово “машинист” у меня, как у программиста со стажем, всегда ассоциируется с не совсем политкорректной шуткой, к тому же, давно и неоднократно опровергнутой жизнью – “Чем отличается программист от программистки? Примерно тем же, чем машинист от машинистки”.

Photo copyright: Lorie Shaull. CC BY-SA 2.0

СМИ в течение всех выходных объясняло, что Трамп потерпел сокрушительное поражение, равных которому история еще не знала, но окружающая эти СМИ действительность в виде опросов общественного мнения обнаружила, что на популярности Трампа шатдаун практически никак не отразился, зато Пелоси удалось добиться рекордного падения собственной популярности, которой у нее и до этого было по крайней мере в два раза меньше, чем у Трампа, а заодно в избирательных округах, в которых в шестнадцатом году победил Трамп и республиканцы, а в восемнадцатом – демократы, популярность Трампа, его иммиграционной политики и Великой Мексиканской Стены резко возросла.

Пелоси опять пригласила Трампа выступить со State of The Union речью перед Конгрессом, на этот раз пятого февраля, и Трамп мгновенно принял это приглашение, написав, что у него найдется, что рассказать. Нехорошие люди, распускающие конспирологические слухи, пришли к выводу, что история с отменой и переносом State of The Union была связана не столько с врожденной вредностью хранительницы молотка, сколько с состоянием здоровья Верховной Судьи Руфи Гинзбург. Тяжело больную Руфь, более известную, как RBG, ставшую даже главной героиней одноименного документального фильма, выдвинутого, разумеется, на Оскар, который, как никто уже не сомневается, он и получит, два месяца никто в глаза не видел, но она, как и Джон Маккейн (зачеркнуто), не хочет уходить на пенсию по состоянию здоровья, потому что тогда Трамп в первый срок своего президентства сможет назначить еще одного Верховного Судью, что приведет либералов, не успевших еще до конца оправиться от очередного конца света, связанного с назначением Брета Кавано, к полному крушению всех надежд (шесть букв, второе “и”).

История с вооруженным нападением посреди ночи передовых отрядов ФБР на многолетнего советника Трампа Роджера Стоуна, который никуда скрываться не собирался, к тому же у него, как выяснилось, был просрочен паспорт, не смогла остаться незамеченной в первую очередь из-за удачно спрятавшихся в кустах репортеров из CNN, запечатлевших для истории этот штурм, в котором участвовало двадцать семь человек, приехавших на двенадцати SUV. CNN попыталось отвертеться от обвинений в тесных связях с длинноязыкими мюллеровцами, слившими, по мнению всех остальных СМИ, ему информацию о дате и времени начала штурма, и рассказало, что оно само догадалось, потому что заседание Grand Jury неожиданно состоялось не в пятницу, как обычно, а в четверг, из чего CNN, по его собственным словам, смогло сделать далеко идущие выводы, заключившиеся в ночном дежурстве телевизионщиков около дома Роджера Стоуна. Но никто CNN так и не поверил.

Трамп, по слухам, вызвал к себе на ковер исполняющего обязанности Генерального прокурора Мэта Уитэкера, якобы наблюдающего за деятельностью банды Лаврентия Мюллера, и устроил ему за демонстрацию прекрасной военно-физической подготовки бойцов невидимого фронта строгий выговор с занесением в личное дело, из-за чего Мэт слегка перекосился в лице, и, не успев толком прийти в себя и смыть следы слез, прибежал на пресс-конференцию и торжественно пообещал, что дело жизни Мюллера не сегодня-завтра закончится. Твиттер слегка засомневался и даже устроил опрос общественного мнения, выясняя, что дольше не произойдет – окончание работы бандитов от дипстейта или вывод войск из Сирии.

Другая мюллеровская жертва, Пол Манафорт, терпеливо ожидавший восьмое февраля, когда судья должен огласить приговор, обнаружил, что приговор в очередной раз перенесен, потому что судья еще не решил, что же делать с дополнительными обвинениями со стороны банды Мюллера, заявившей пару месяцев назад, что Манафорт, несмотря на добровольное согласие к полной и окончательной кооперации, им соврал во время допросов.

Навсегда разорванные дипломатические отношения между Венесуэлой и США довольно быстро восстановились, потому что администрация Трампа отрезала Мадуро от нефтяных денег, надеясь, видимо, что подкармливаемая им армия из-за потери кормильца от него отвернется, и Мадуро довольно решительно отреагировал, немедленно потребовав встречу с Трампом, но его судьба уже, похоже, решена, потому что все СМИ сегодня проводят интервью со вторым венесуэльским президентом.

Пресс-секретарь Трампа Сара Хакаби Сандерс провела в понедельник первый в этом году брифинг, и истосковавшиеся по живому слову белодомные журналисты набросились на нее с дурацкими, как обычно, вопросами. Но Сара оказалась в особенно хорошем настроении, поэтому тут же перешла в нападение, ловко сочетая логику с остроумием. На вопросы про зловещую, хотя и не доказанную, связь Роджера Стоуна с WikiLeaks, она объяснила, что практически все СМИ внимательно изучали опубликованные Ассанжем письма, а некоторые из них даже кое-что доносили до своих читателей и зрителей, поэтому они от Роджера ничем не отличаются. Журналистка NBC News Кристен Уэлкер очень возбудилась и перешла на крики с места, на что Сара ей сказала, что она, как это ни странно звучит, настоятельно просит журналистку заткнуться, чтобы дать возможность задать вопрос Джиму Акосте.

Starbucks опять может стать жертвой бойкота, но если раньше его бойкотировали консерваторы за разнообразные либеральные перегибы, то теперь ему грозят кулаками, плавно переходящими в слабоцензурную лексику, либералы, испугавшиеся довольно активных слухов, что CEO этой компании Ховард Шульц собирается подключиться к президентской гонке, но не горит желанием вмешиваться в братоубийственную войну среди демократ-социалистов, поэтому хочет баллотироваться под флагом независимых центристов. “Ах ты, с*ка!”, ласково запричитали либералы из Нью-Йорка, “ведь некоторые несознательные демократы за тебя проголосуют и таким образом обеспечат победу Трампу”. Шульц от страшных угроз бойкота, сопровождаемого ненормативной лексикой, пока не дрогнул, видимо, довольно справедливо считая, что люди, получающие пособия или живущие в подвалах у родителей, вряд ли нанесут ущерб прибыли от продаж его очень дорогого, зато не менее отвратительного кофе.

Михаил Герштейн
Источник

Яндекс.Метрика