Кино с другим лицом

Утопия – нечто неосуществимое. Несбыточное. Идеальный мир. О таком мире написал свою книгу Томас Мор. “Утопия” – это почти ругательство. Фантасты разных времен и стилей позволяют себе свободу мечтать и предполагать. С наукой или без нее, с оптимизмом или наоборот эти новые томасы моры пытаются заглянуть за горизонт. Увидеть, что там впереди. Кто-то их критикует. Кто-то над их текстами (фильмами) задумывается.

Кино с другим лицом Вперед в будущее!

Так или иначе, утопические прогнозы давно стали частью нашей жизни. “Утопии выглядят гораздо более осуществимыми, чем в это верили прежде”, – эти слова философа Николая Бердяева могли бы стать эпиграфом к замечательному событию – международному кинофестивалю “Утопия”, который только что прошел в тель-авивской “Синематеке”. Этот фестиваль – целый мир: лекции ученых, дизайнеров, писателей, конкурс профессиональных фильмов, конкурс молодого студенческого кино, дискуссии, выставки, беседы о компьютерных играх, классика кинофантастики, картины для всей семьи…

Среди фильмов фестиваля – научная фантастика и ужастики, триллеры. Директор фестиваля, ироничный и колоритный “утопиец” Ури Авив говорит, что в центре фестиваля стоит иное кино. Кино, которое не очень характерно для массового кинематографа. В нем зомби и вампиры, людоеды и другие симпатичные существа чувствуют себя в нашем мире дома.

“Зачем снимают кино про вампиров? Зачем вообще ужастики? Кому они нужны?” – спросила меня коллега. Японские психологи давно решили, что пережить стресс, видя ужас на экране, значит, легче перенести стресс в реальной жизни. Преодолеть напряжение. В любом случае это интересно. И полезно, я думаю.

Хагай против Голливуда

Аудитории и фойе обновленного тель-авивского Дома кино (“Синематеки”) были шумными и многолюдными. В самом начале фестиваля я познакомилась с израильским режиссером и писателем Хагаем Хасоном. Он неутомимо и с огромным воодушевлением занимается любимым делом – фантастической литературой и кино.

…На экране две героини. Одна все время говорит, другая все время молчит. Говорящая героиня (Тамар Перельман) рассказывает о том, как технологии изменили мир и, в конечном счете, довели его до гибели. Молчащая героиня (Натали Клайн) – жертва прогресса. Она никак не участвует в рассказе, только отрешенно смотрит вдаль. Она уже не вернется к жизни – бесчеловечные эксперименты превратили ее в неподвижную куклу. Финал грустен. Нас будто предостерегают: вот куда ведет научная мысль в сочетании с отсутствием духовности и морали. А говорящая девушка страстно и отчаянно говорит о своей стране, обо всем мире в этом новом и страшноватом будущем. Хагай Хасон назвал свой фильм “Неистребимая”. После показа он охотно отвечал на вопросы:

– Я задумал свой фильм, как колоссальную сагу. Дорогостоящую. С эффектами. Голливуд мог бы справиться с этой задачей, но почему-то слишком долго думал. А я не хотел ждать, у меня ведь еще много дел. И я поставил фильм с минимальными затратами. Почти совсем без денег. Вместо огромных массовых сцен и спецэффектов – монолог главной героини. Все предельно лаконично. Актрисы работали со всей отдачей. Я им благодарен, они замечательные, и мне приятно, что они согласились принимать участие в съемках.

– А как, простите, вы зарабатываете себе на жизнь?

– О, это совсем другая сфера! Не кино и не своими книгами! К

слову, я знаю, что в России очень любят научную фантастику. Уважают ее создателей.

– Да, в Израиле этот интерес пока еще только формируется. Два года назад на “Утопию” (фестиваль тогда назывался “Айкон” – “Икона”) приезжал выдающийся автор поляк Анджей Сапковский. А русскоязычным израильтянам это имя не сказало ничего…

– Верно! Знаете, меня перевели на русский. Мой рассказ был опубликован в России, в большом сборнике в переводе Песаха Амнуэля…

Хагай Хасон – путник. Мечтатель. Такие не сдаются. И отсутствие денег для него не препятствие.

В подборке израильских короткометражных конкурсных фильмов была картина “Селина” Макса Шломовича о девушке-монстре и парне-рохле, снятая ярко, интригующе, с иронией. И “Фич” – фильм- поединок между традицией и новаторством. Бой на японских мечах, бой между большим авторитетом в мире кино и девочкой, мечтающей снять свой фильм про Японию. В роли скептика-авторитета снялся мега-стар израильского кино и театра Мони Мошонов.

Фестиваль дал любителям ужастиков и триллеров море впечатлений. Мы увидели невероятный опыт – новую картину Ари Фольмана “Футурологический конгресс”, снятую по мотивам Станислава Лема. Израиль, Германия, Бельгия, Франция и Польша соединили силы и деньги, чтобы снять этот грандиозный, многократно удивляющий, гуманный фильм. Мы можем гордиться этим кино. Говоря “мы”, я имею в виду всех людей. Нашу старенькую Землю… Живые актеры и рисованные герои вместе трудятся и поражают воображение. Вновь нас удивляет художник-мультипликатор Давид Полонский. Вновь герои Лема живут трагично и убедительно. И будущее – вывихнутое, фантастичное, неотвратимое – несется на нас с экрана. “Утопия” – это парад новинок.

Новый фильм южнокорейского режиссера Пак Чхан Ука “Стокер” с блестящими Миа Васиковской, Мэттью Гудом и Николь Кидман, а также с гениальным саундтреком двух светил современного музыкального искусства Филипа Гласса и Клинта Мэнсилла, снят так захватывающе (Жон Хун Жонг), что его жесткий и безоговорочный хичкоковский диктат влечет к себе даже снобов, свысока поглядывающих на этот жанр. Готическая мрачная история наполнена яркими деталями. Атмосфера, сюжет интригуют с первого до последнего кадра.

Еще один шедевр – новая “Византия” Нила Джордана. Снятая будто вторая серия классического “Интервью с вампиром” этого же режиссера, картина украсила афишу фестиваля “Утопия”. Высокий класс съемок, превосходная, магическая игра актеров, вкус и стиль режиссера предоставили зрителям уникальное кинематографическое блюдо.

Лекции и дискуссии в программе “Утопии” были очень разнообразными. Американка Эстер Инглис-Акель, журналист, блоггер и любительница фантастики, с юмором прочла лекцию о том, что такое шок будущего. Израильский ученый Давид Арэль рассказал, что его лаборатория в институте Вейцмана уже много лет исследует одного маленького прозрачного червячка, в организме которого насчитывается 1090 клеток…

Религия и культура, “электронные деньги”, роботы…Что только мы не обсуждали по ходу фестиваля! На всякий вкус и уровень интеллекта были проведены мероприятия.

Сергей Власов идет вперед

На церемонии закрытия фестиваля, продолжавшегося 10 дней, были вручены награды. В конкурсной программе полнометражных фильмов лучшим был назван фильм американца Себастьяна Кордеро “Отчет “Европы”. Это умная и человечная лента, которая говорит не о космосе, а о людях на фоне жизни, науки, космоса, никого не оставляя равнодушным. Шестеро астронавтов летят на Юпитер. Двое русских, китаец, американцы. Они не только исследуют, пытаются справиться с неполадками на корабле, живут в непривычных для землян условиях, но проходят испытание на право называться людьми и с честью, хотя и трагично, гибельно, из этого испытания выходят. Не космос – тема этого фильма. Люди – вот проблема, волнующая создателей картины.

В конкурсе короткометражных израильских картин победителями стали “Наборщик” Сергея Власова, “Лестницы и змеи” Саши Бальсона и “Селена” Макса Шломовича. В “Наборщике” люди в сером долго и монотонно колотят по серым клавишам. Серые клавиши. Серые люди. Серая жизнь. Потом откуда-то возникает красная клавиша. А за ней улыбка. И мир становится иным. В фильме нет ни одного слова, но смотрится он очень интересно и динамично. Снимались в нем хорошие, яркие актеры Виталий Фридланд, Михаил Лернер.

Мне удалось вклиниться в насыщенный рабочий график Сергея Власова.

– Сергей, откуда вы появились на нашем кинематографическом горизонте? Как у вас все началось?

– Я родился в Москве. В нашей семье никто с кино не связан. А я в школе на каком-то этапе стал бесконечно смотреть кино. Были фильмы, которые я пересматривал по 100-200 раз. Смотрел 2-3 фильма в день. Это было русское кино. Картины про войну. Увлекся чтением о кино. Изучил биографии Милоша Формана, Андрея Тарковского. Приехал в Израиль, когда мне было 15 лет. После школы пошел в университет изучать кино.

– Кто были ваши педагоги?

– Да самые крупные здесь авторитеты – Авраам Меснер, Моше Мизрахи, Эмиль Кидель.

– А как вы относитесь к израильскому кино?

– Я долго израильскими фильмами вообще не интересовался. А потом вдруг их для себя открыл. И теперь вижу его достоинства. Скажем, я понял, что Ури Зоар – гениальный режиссер.

– Что впереди?

– Я снимаю, работаю. Рад, что в моем фильме снялись прекрасные актеры. Виталий Фридланд – самый “пластилиновый”, самый дисциплинированный актер из всех, кого я знаю. Рад нашей встрече. Спасибо, что моего “Наборщика” оценили на “Утопии”. Хотел бы снять мюзикл. Есть планы, идеи.

– Вы целеустремленный?

– Да не в нужной мере. Меня надо все время подталкивать. Но задачи стоят большие, и я иду вперед.

– Удачи вам!

Сергей Власов. Дорогие читатели, запомните это имя. Я думаю, мы с вами еще его услышим.

А что касается ” Утопии”, фестиваль получился умным. Насыщенным. Не похожим ни на какие другие. Спасибо всем, кто помог ему состояться. Ждем продолжения!

 

Инна Шейхатович
«Новости недели» – «Континент»

.
.
.

ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ? ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ EMAIL-РАССЫЛКУ:

Мы будем присылать вам на email дайджест самых интересных материалов нашего сайта.