Как размножается долбо*б

Мой папа, букинист и библиофил, не видел нужды скрывать от детей какую-то литературу и вообще не делил книги на детские и взрослые. Книги бывают только хорошие или плохие, говорил он. Поэтому, знакомя своего внука (а моего сына) с произведениями серьезных поэтов, слов из песен не вымарывал.

Photo copyright: pixabay.com

Есенинский «Пугачев» в его декламации звучал в подлиннике: «Разве это когда прощается, чтоб с престола какая-то бл*дь протягивала солдат, как пальцы, непокорную чернь умерщвлять». Маяковского папа тоже цензуре не подвергал. «Я лучше в баре бл*дям буду подавать ананасную воду». На сомнения мамы, вся ли поэзия, почитаемая папой, доступна ребенку дошкольного возраста, папа уверенно отвечал: что не поймет, то спросит! Естественно, его внук (а мой сын) довольно скоро заинтересовался незнакомым, но ярким словом бл*дь. Поскольку мальчик от рождения отличался исследовательским складом ума и любовью к естествознанию, первые вопросы были:

Кто это? Где обитает? Как размножается?

Папа ничуть не смутился и крупным мазком обозначил идею:

– Это скверная женщина, которая плохо относится к мужчинам.

Мама со значением глянула на папу и едко заметила:

– Почему же только к мужчинам? Можно подумать, что к женщинам она относится хорошо!

Не морочьте ребенку голову, – вступила в прения бабушка. – Бл*дью может быть кто угодно. – Вот хоть мясник Коля в магазине на ступеньках настоящая бл*дь. Не было случая, чтобы он кого-то не обвесил или не нахамил.

Я в дискурс не вступала. Я точно знала, кто есть бл*дь. Мой начальник. Дурак и бездарь. Но как объяснишь ребенку про то, что бл*дство отличительная черта вообще всех начальников. Ему, ребенку, еще жить да жить.

Словом, к общему мнению (консенсусу, как теперь говорят) на эту тему семья так и не пришла, отделавшись банальным и нечестным: вырастешь – узнаешь. Но попробуйте жить с неразъясненной загадкой. Душа требует ясности. Поэтому однажды на семейном обеде, куда был приглашен папин друг профессор Кац, выбор моего сына безошибочно пал на умного человека, большого ученого, у которого, не в пример родственникам, есть ответы на все вопросы. Профессор же в это время, махнув пару рюмок бабушкиного самогона на черноплодке, оживился и радовал публику байками про почетного академика N (если кто не знает, то почетный академик от просто академика отличается так же, как милостивый государь от государя). Пытливый мой ребенок, улучшив момент, обратился к профессору Кацу с давно мучившим его вопросом: а почетный академик N бл*дь?

– Я бы так не сказал, детка, – нежно отвечал профессор. – Скорее долбо*б.

Мой пятилетний сын обвел укоризненным взглядом притихших членов семьи и с обидой изрёк:

– Про это слово мне тоже не рассказали. Кто такой долбо*б? Где обитает? Как размножается?

Евгения Лещинская