Как Интернет-гиганты манипулируют нами

О вмешательстве IT-монополистов (поисковика Google, социальных сетей Facebook, Twitter и других) в отбор и представление информации пользователям.

Photo copyright: torbakhopper. CC BY-ND 2.0

…государственная политика может оказаться
заложницей интересов научно-технической элиты.
Прощальное обращение к нации президента Эйзенхауэра
(17 января 1961 г.)

До чего ж от него мы зависим:
нас давно покорил Интернет.
К “паутине” приклеились мысли.
Шлём e-mail’ы друзьям вместо писем,
сайты служат подменой газет.

Нам YouTube заменил телевизор.
В социальных увязнув сетях,
мы не видим опасных сюрпризов
на своих виртуальных путях.

Без общенья течёт вхолостую
наше время. Уходят года.
Интернет незаметно диктует,
что и где, и зачем, и когда.

Нас опутали сайты и сети
и влияют на наши умы.
Интернет управляет контентом
незаметно, за кадром, бесследно;
и с цензурой смиряемся мы.

Стихотворение, вынесенное в эпиграф к этой публикации, явилось “побочным продуктом” моих размышлений о скрытых опасностях вмешательства Интернет-гигантов в повседневную и политическую жизнь для нас, простых ничего не подозревающих граждан.

На заре Интернетовских времён превалировал наш общий восторг перед открывшимися горизонтами видения мира, внезапно приблизившегося к нам на расстояние ближе вытянутой руки. Преобладало наше восхищение перед возникшими возможностями быстрого поиска любой информации, которая ранее была недоступна, а иногда даже находилась под запретом.

Как же мы были наивны, не понимая или забыв, что информация – наивысшая ценность, её нельзя получать бесплатно. Это – тот самый сыр в мышеловке, как выяснилось позднее. Оказалась, что цена, которую мы уже платим и ещё заплатим, высока.

И проблема не только в том, что наши умные устройства (персональные компьютеры, ноутбуки, планшеты, смартфоны, умные дома, голосовые помощники и прочие гаджеты) следят за нами. Но, что ещё хуже, они передают нашу персональную информацию без спросу в чужие руки, способные использовать её в СВОИХ интересах. И не факт, что последние не противоречат нашим интересам.

Интернет-гиганты (поисковик Google, социальные сети Facebook, Twitter и другие), доставляющие нам информацию с помощью Интернета, получили беспрецедентные возможности скрывать от нас неудобные или “нежелательные” с их точки зрения публикации и сведения и акцентировать наше внимание на удобную и “желательную” опять же не с нашей, а с чьей-то точки зрения информацию. Это искажает представления и предпочтения потребителей информации, влияя на их электоральный выбор.

В этой публикации мне хочется остановиться на одном лишь примере из политической жизни, конкретнее, на очень важном, хотя и частном её случае – на избирательном процессе, краеугольном камне демократии. Если в него вмешиваются в пользу одной из политических сил, о демократии можно даже не упоминать (даже если к ней добавить любое прилагательное, вроде “развивающейся”, “гибридной” или “суверенной”).

* * *

После избрания Дональда Трампа президентом США левые средства массовой информации, обескураженные неожиданной несостоятельностью своих ожиданий и предсказаний, стали искать причину поражения своего кандидата Хиллари Клинтон. Вначале пытались доказать сговор Трампа с Россией. Эти попытки начались администрацией Барака Обамы ещё в ходе предвыборной кампании Трампа.

В переходной период с ноября 2016 года до инаугурации нового Президента в январе 2017 года уходящая администрация начала осуществлять проект отстранения Трампа от власти ещё до официального прихода его к власти, то есть фактически объявила холодную Гражданскую войну, отказавшись признать легитимно избранного Президента страны. Такого прецедента ещё не было за всю историю Соединённых Штатов.

Однако многомесячное расследование спецпрокурора Роберта Мюллера хотя и подтвердило вмешательство России в выборы 2016 года, но не сумело отыскать следов сговора Трампа с Москвой в ходе предвыборной кампании.

Всё же оказалось, что вмешательство в выборы было не только со стороны Москвы; злоумышленники были гораздо ближе к столице Соединённых Штатов. Был и заговор… со стороны левацких американских высокотехнологических компаний, которые пытались скрытно манипулировать результатами выборов, используя своё монопольное положение в IT-областях.

Наиболее выпукло это вскрылось на слушаниях Юридического подкомитета по Конституции Сената США в июне 2019 года. Перед ним выступил со своим свидетельством доктор философии Роберт Эпштейн.

Роберт Эпштейн – американский профессор-психолог, журналист и писатель. Он получил докторскую степень по психологии в Гарвардском университете (1981), был главным редактором журнала “Психология сегодня” (Psychology Today), вёл научную работу в Университете Калифорнии (University of California) в Сан-Диего, а также был основателем и директором Кембриджского центра поведенческих исследований (Cambridge Center for Behavioral Studies) в Конкорде, штат Массачусетс.

Он был комментатором Национального общественного радио (National Public Radio’s Marketplace) и “Голоса Америки”. Роберт Эпштейн публиковал свои популярные статьи в Reader’s Digest, The Washington Post, The Sunday Times (Лондон), Good Housekeeping, Parenting и в других журналах и газетах.

Роберт Эпштейн сообщил законодателям Конгресса США, что поисковик Google фактически обрёл всемирную монополию на поисковые услуги, и это представляет угрозу демократии. Он объяснил, что разработанные им и другими учёными системы мониторинга Интернета могут защитить общество и сейчас, и в будущем от таких монополистов. Он также проинформировал, как Конгресс может законно и немедленно покончить с этой монополией.

Доктор Эпштейн изучал компанию Google с 2012 года и установил, что она способна подавлять неугодный контент в пользу одной политической партии, фактически осуществляя тем самым цензуру в массивах проводимых компанией наблюдений. Так что она имеет возможность беспрецедентно манипулировать мыслями и поведением миллиардов людей по всему миру без их ведома.

Он установил, что алгоритм поисковика Google генерировал в 2016 году тенденциозные результаты поиска, значительно смещённые в пользу госсекретаря Клинтон как в республиканских, так и в демократических штатах США. Эпштейн назвал этот сдвиг Эффектом манипуляции поисковой системы “SEME” (Search Engine Manipulation Effect) – одной из самых мощных форм влияния, когда-либо обнаруженных в поведенческой науке. Это особенно опасно, потому что оно действует “подсознательно”, заставляя людей иллюзорно думать, что они выработали своё собственное мнение и не оставляя никаких документальных следов для обнаружения властями.

По его мнению, это так воздействовало на неопределившихся избирателей, что обеспечило Хиллари Клинтон минимум 2,6 миллиона дополнительных голосов в 2016 году.

В 2018 году на промежуточных выборах в Конгресс Google своей манипуляцией обеспечил одной политической партии (догадайтесь с трёх раз, какой) от 0,8 до 4,6 миллиона голосов больше, чем другой, прикрываясь общественным служением. Тогда же на местных и региональных выборах Google мог сместить более 78,2 миллиона голосов к кандидатам от той же политической партии.

Ещё одна уловка: Google предлагает при поиске “автозаполнение” в поисковой строке. Оказалось, что только это может превратить разброс 50/50 среди неопределившихся избирателей в эфемерный разброс 90/10 без ведома людей, ищущих нужную им информацию с помощью этого поисковика.

Во многих странах предвыборные гонки часть очень близки к распределению 50/50, где технологии Google’а особенно мощные и убедительные. По мнению Эпштейна, в этих случаях поисковая система могла определять результаты более 25 процентов национальных выборов во всем мире, по крайней мере, с 2015 года.

Имея право определять, какой контент увидят или не увидят миллиарды людей по всему миру, поисковая система таким способом фактически вводит цензуру. Ни одна частная компания, не подотчетная общественности, не должна иметь такую власть.

Роберт Эпштейн предложил системы мониторинга, позволяющие поймать зарвавшиеся высокотехнологические компании Google, Facebook, Twitter в их предвзятом действии и остановить. Иначе, если эти компании, разумеется, поддержат одного и того же кандидата, то смогут предоставить ему 15 миллионов дополнительных голосов без всяких документальных следов. Это равносильно отказу от свободных и честных выборов – краеугольного камня демократии.

Он также показал, как Конгресс может быстро покончить со всемирной монополией на поиск в Интернете, заставив Google сделать свой огромный поисковый индекс общедоступным. В результате появится огромное количество поисковых платформ для разных ниш различных аудиторий, поиск станет конкурентным, и демократия будет защищена от скрытных махинаций.

В последнее время Twitter дошёл до попыток введения фактического вмешательства в контент размещённого Президентом Трампом твита, навесив ярлык недостоверных сообщений. Даже основатель Facebook’а Марк Цукерберг выступил с критикой такого вмешательства Twitter’а в контент пользователей, утверждая, что социальная сеть не может здесь играть роль арбитра.

В результате Дональд Трамп подписал указ, предусматривающий снятие с соцсетей защиты от претензий по редактированию контента.

Ниже представлен текст упомянутого свидетельства Роберта Эпштейна перед Юридическим подкомитетом по Конституции Сената США в моём переводе, а видео (на русском языке в моём переводе) можно посмотреть

* * *

AIBRT

Американский институт поведенческих исследований и технологий

Почему Google представляет серьезную угрозу для демократии и как покончить с этой угрозой

Свидетельство Роберта Эпштейна, доктора философии (re@aibrt.org), Старшего научного психолога Американского института поведенческих исследований и технологии перед подкомитетом Сената США по Конституции
Вторник, 16 июня 2019 года, 14:30.

Я, доктор Роберт Эпштейн, отец пятерых детей, житель Калифорнии и Старший научный психолог в Американском институте поведенческих исследований и технологии. Я люблю Америку и демократию, и я не консерватор. Я был центристом и левоцентристом всю мою взрослую жизнь. Вы увидите, почему этот факт имеет отношение к моим показаниям.

Я здесь сегодня по трем причинам: чтобы объяснить, почему Google представляет серьезную угрозу демократии и независимости людей, чтобы объяснить, как пассивные системы мониторинга могут защитить нас и сейчас, и в будущем от таких компаний, как Google, и рассказать вам, как Конгресс может немедленно прекратить всемирную монополию Google’а на поисковые услуги. Мой план, как покончить с этой монополией был опубликован издательством Bloomberg Businessweek (Epstein, 2019d) только вчера (в понедельник, 15 июля 2019 г.). Я прилагаю копию моей статьи к моим показаниям и с прошу внести это в протокол Конгресса.

Я был психологом-исследователем в течение почти 40 лет, а также работал на различных редакторских должностях в журнале Psychology Today и журнале Scientific American MIND. Я получил докторскую степень в Гарвардском университете в 1981 году и с тех пор опубликовал 15 книг и более 300 научных статей по искусственному интеллекту и другим темам.

С 2012 года некоторые из моих исследований и работ были сосредоточены на компании Google LLC, в частности на способность компании подавлять контент – если хотите, проблему цензуры как в отношении массивов наблюдений, проводимых компанией, так и в отношении беспрецедентной способности манипулировать мыслями и поведением более 2,5 миллиардов людей по всему миру.

Данные, которые я собрал с 2016 года, показывают, что Google отображает американской публике контент, который склоняет её в пользу одной политической партии (Epstein & Williams, 2019) – партии, которая мне когда-то нравилась, но это сейчас не имеет значения. Ни одна частная компания не должна иметь ни права, ни власти манипулировать большими популяциями людей без их ведома.

Я опубликовал статьи о своих исследованиях по Google’у в научных журналах и в основных новостных источниках широкого спектра: например, в журналах TIME, U.S. News & World Report, USA Today, Dissent, The Hill и Huffington Post, но также и в The Daily Caller и даже в российском Sputnik News.

Я обращаюсь к разной аудитории, потому что угрозы, исходящие от Google’а и в меньшей степени от Facebook’а, настолько серьезны, что я думаю, все в мире должны о них знать. Я откладываю свои политические убеждения, когда сообщаю о своих данных и беспокойствах, потому что проблемы этих компаний заслоняют мою личную политику. С другой стороны, я люблю человечество, свою страну и демократию больше, чем любую конкретную партию или кандидата. И демократия в том виде, в каком она была задумана, не может выжить в настоящее время в условиях могучих высоких технологий.

Если бы вы изучили данные, которые я собирал за последние шесть с половиной лет, каждый из вас отказался бы от партийности и сотрудничал бы, чтобы бороться с чрезвычайной властью, которую Google и Facebook теперь используют с невозмутимым высокомерием.

Вот пять тревожных выводов из моего исследования, которое, как мне кажется, соответствует самым высоким возможным научным стандартам во всех отношениях:

1. В 2016 году тенденциозные результаты поиска, сгенерированные алгоритмом поисковика Google, вероятно, таким образом воздействовали на не определившихся избирателей, что обеспечило Хиллари Клинтон (которую я поддерживал), как минимум, 2,6 миллиона дополнительных голосов. Я знаю это потому, что я сохранил более 13000 результатов поисков, связанных с выборами и проведённых разнообразной группой американцев в поисковиках Google, Bing и Yahoo за несколько недель до выборов. И результаты поиска в Google’е, доминирующего в США и во всем мире, были значительно смещены в пользу госсекретаря Клинтон во всех 10 позициях на первой странице результатов поиска как в республиканских, так и в демократических штатах.

Я знаю количество голосов, которые сместились (в её пользу – А.Б.), потому что я провел десятки контрольных экспериментов в США и других странах, которые точно измеряют, как смещаются мнения и голоса, когда результаты поиска оказывают предпочтение одному кандидату, товару или компании. Я называю этот сдвиг “SEME” (Search Engine Manipulation Effect – эффект манипуляции поисковой системы). Моя первая научная статья о SEME была опубликована в 2015 году (https://is.gd/p0li8V) в Трудах Национальной Академии наук (Proceedings of the National Academy of Sciences – PNAS) (Эпштейн и Робертсон, 2015a) и с тех пор к ней обращались или скачивали с вебсайта более 200 000 раз. SEME также был воспроизведен исследовательской группой

Института Макса Планка в Германии. SEMEодна из самых мощных форм влияния, когда-либо обнаруженных в поведенческой науке; и это особенно опасно, потому что оно действует “подсознательно”, скрытно от людей. Это заставляет людей думать, что они выработали своё собственное мнение, что в значительной степени является иллюзией. Это также не оставляет никаких документальных следов для обнаружения властями. Что еще хуже, очень немногие люди могут обнаружить смещение результатов поиска в направлении какого-то уклона; но и это не защитит их. Итог: смещенные результаты поиска могут легко привести к сдвигам во мнениях и избирательных предпочтениях не определившихся избирателей на 20 и более (до 80) процентов в некоторых демографических группах.

Имейте в виду, что все результаты поиска Google’а в некотором смысле являются предвзятыми. Нет правил равных возможностей, встроенных в алгоритм Google’а. Он всегда ставит один результат поиска впереди другого – и один кандидат опережает другого. SEME – это пример “эфемерного опыта”, и эту фразу вы найдете во внутренних электронных письмах, которые недавно просочились из Google’а. Растущее число фактов свидетельствуют о том, что сотрудники Google’а намеренно спроектировали эфемерный опыт, чтобы изменить мышление людей. С 2013 года я обнаружил около десятка подсознательных эффектов, таких как SEME, и я в настоящее время изучаю и оцениваю семь из них (https://is.gd/DbIhZw) (Эпштейн, 2018i).

2. В день выборов в 2018 году напоминание “Иди, голосуй!”, которое Google размещал на своей домашней странице, обеспечила одной политической партии от 800 000 до 4,6 миллиона голосов больше, чем другой стороне. Эти цифры могут показаться невозможными, но я опубликовал свой анализ в январе 2019 года (https://is.gd/WCdslm) (Эпштейн, 2019a), и это довольно скромный подсчет. Аналитики данных Google’а предположительно выполнили те же расчеты, которые сделал я, прежде чем компания решила опубликовать своё напоминание. Другими словами, “Иди, голосуй!” от Google’а не было общественным служением; это была манипуляция голосованием.

3. В течение недель, предшествовавших выборам 2018 года, сдвиг результатов поиска Google’а, мог сместить более 78,2 миллиона голосов к кандидатам от одной политической партии (распределённым среди сотен местных и региональных избирательных гонок). Это число основано на данных, охваченных моей системой мониторинга 2018 года, которая сохранила более 47 000 связанных с выборами поисков в поисковиках Google, Bing и Yahoo, а также почти 400 000 веб-страниц, на которые ссылаются результаты поиска. Сильный политический уклон в сторону одной стороны снова был заметен в поисках Google (Epstein & Williams, 2019).

4. Мои недавние исследования показывают, что Google предлагает “автозаполнение” поиска, что может превратить разброс 50/50 среди неопределившихся избирателей в разброс 90/10 без осведомления людей (http://bit.ly/2EcYnYI) (Эпштейн, Мур и Мартинес, 2018). Растущая масса фактов свидетельствует о том, что Google манипулирует мышлением людей и их поведением с самого первого символа, который люди вводят в поле поиска.

5. Google, вероятно, определял результаты более 25 процентов национальных выборов во всем мире, по крайней мере, с 2015 года. Это потому, что многие предвыборные гонки очень близки, и потому, что убедительные технологии Google’а очень мощные (Эпштейн и Робертсон, 2015a). Эти эффекты не похожи на рекламу России или фальшивые новости. Российское вмешательство, хотя и тревожное, и неприемлемое, на мой взгляд, не изменило много голосов (Эпштейн, 2017d, 2018a). Реклама и новости конкурентоспособны и видны, как рекламные щиты. Однако виды эфемерных эффектов, которые изучаю я, невидимы и не конкурентоспособны. Они полностью контролируются высокотехнологическими компаниями, и нет никакого способа им противодействовать.

Я также изучал и писал о массовых операциях надзора Google’а – о большинстве из которых люди совершенно не подозревают, – а этот надзор является широко распространённым и непредсказуемым образцом цензуры, но недостаток времени не позволяет мне сегодня обсуждать свою работу в этих областях. По вопросу о цензуре я отсылаю членов Комитета к докладу 2016 года, который я опубликовал в U.S. News & World Report под названием “ Новая цензура” (http://bit.ly/28PgBmW) (Epstein, 2016d), в котором описаны девять различных чёрных списков, где Google поддерживает подавление информации по всему миру.

Мы все знаем, что Google удаляет или блокирует доступ к видео на YouTube’е, которым он владеет, но мало кто знает, что Google блокирует доступ к миллионам сайтов. 31 января 2009 года Google блокировал доступ практически по всему Интернету на 40 минут. Кстати, цензуре подвергается не только консервативный контент (Epstein, 2018h). Иногда Google также подвергает цензуре прогрессивный и социалистический контент. Проблема с Google’ом не только в цензуре консервативного контента; проблема в том, что он имеет право определять, какой контент увидят или не увидят миллиарды людей по всему миру. Ни один субъект, особенно частная компания, не подотчетная общественности, не должна иметь такую власть (Epstein, 2016d).

Я знаю, как остановить зарвавшиеся высокотехнологические компании, и это, в конце концов, приводит меня к системам мониторинга и к предложению, которое я вчера опубликовал. Еще в 2015 году телефонный звонок Джима Худа (Jim Hood), генерального прокурора Миссисипи, побудил меня начать многолетний проект, в котором я научился следить за тем, что высокотехнологические компании показывают реальным пользователям. В начале 2016 года я запустил свою первую крупномасштабную систему мониторинга Нильсена (Neilsen), которая позволила моей команде заглядывать через плечо людей и, с разрешения пользователей, захватывать результаты поиска, которые они видели на экранах своих компьютеров до того, как эти результаты исчезали (Эпштейн, 2018d). Я успешно развернул такие системы в 2016 и 2018 годах, и я собираю сейчас средства, чтобы построить гораздо большую. и более комплексную систему в начале 2020 года. Она позволит нам поймать высокотехнологические компании в действии, чтобы мгновенно определить, когда Google показывает людям результаты политически предвзятого поиска; когда Twitter подавляет твиты, отправленные президентом, Ann Coulter или Elizabeth Warren; когда Facebook рассылает напоминания “Зарегистрируйся для голосования” только членам одной партии.

Эта система должна быть построена в 2020 году для слежки за высокотехнологическими компаниями, потому что, если все эти компании поддержат одного и того же кандидата – и это само собой разумеется, – они смогут предоставить 15 миллионов дополнительных голосов этому кандидату так, что никто об этом не узнает, без всяких документальных следов.

Позволение высокотехнологическим компаниям выйти сухими из воды с помощью невидимых манипуляций в таком масштабе, было бы равносильно отказу от свободных и честных выборов – краеугольного камня демократии. Это сделало бы демократию

бессмысленной, даже если избранный вами кандидат победит. Должна быть построена всемирная сеть пассивных систем мониторинга для защиты человечества и демократии от манипуляций сегодняшнего Google’а и Google’ов завтрашнего дня. Только технология может бороться с технологиями; законы и правила никогда не поспевают (Эпштейн, 2018d).

Наконец, вчера я опубликовал статью, объясняющую, как Конгресс может быстро покончить со всемирной монополией на поиск в Интернете (Эпштейн, 2019d). Решение проблемы Google’а в том, чтобы заставить огромный поисковый индекс Google’а (с базой данных, которую компания использует для создания результатов поиска) стать общедоступным, доступным для всех, так же как Указ согласия 1956 года заставил компанию AT&T поделиться всеми своими патентами. Прецедент есть и в законе, и в собственной деловой практике Google’а для оправдания принятия такого шага.

Объявление индекса Google’а общедоступным быстро приведет появлению тысяч поисковых платформ, таких как Google.com, каждая из которых будет конкурировать с Google’ом, каждая будет обеспечивать отличные результаты поиска, каждая из которых будет обслуживать нишу каких-то аудиторий, больших и маленьких, точно так же, как газеты, телевизионные сети и сайты делают это сейчас. Поиск станет конкурентным, как это было в его первые годы, и демократия будет защищена от скрытных махинаций Google’а.

В своем знаменитом прощальном выступлении в январе 1961 года президент Эйзенхауэр предупредил о возможном росте “технологической элиты”, которая могла бы контролировать государственную политику без осведомленности общества (Эпштейн, 2016a, 2018c). Эта элита сейчас существует, и у нее больше власти, чем вы думаете. Это зависит от Конгресса, чтобы определить, куда мы двинемся дальше.

Председатель Круз (Cruz), член комитета Хироно (Hirono), другие члены комитета, спасибо за возможность свидетельствовать сегодня. Я с нетерпением жду ваших вопросов.

* * *

Ответы Роберта Эпштейна на вопросы членов Юридического подкомитета по Конституции Сената США, 16 июня 2019 г. на английском языке можно найти по ссылке:

Выступление Роберта Эпштейна перед Юридическим подкомитетом по Конституции Сената США.

Хотя данное явление рассматривается на примере двух последних избирательных циклов США, оно вполне применимо и к другим государствам. Показано, что такое вторжение искажает предпочтения потребителей информации, влияя на их электоральный выбор. Это фактически явилось несанкционированным вмешательством в избирательный процесс в США в 2016 и в 2018 годах, что обеспечило одной политической партии миллионы дополнительных голосов в ущерб другой. Также рассматривается способ предотвращения такого манипулирования информацией и вмешательства в избирательный процесс в последующем.

Оригинал полного текста свидетельства Роберта Эпштейна перед Юридическим подкомитетом по Конституции Сената США 16 июня 2019 г. на английском языке можно найти по ссылке.

Адольф Берлин, Миннеаполис