Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Аналитика | Израильские горки

Израильские горки

На прошлой неделе мы предупредили читателей: в нынешней предвыборной кампании будет немало сюрпризов, но, признаемся, никак не ожидали, что они посыплются на нас так быстро и в таком количестве.

Между тем, первое политическое землетрясение произошло еще на исходе минувшей субботы, когда лидеры “Еврейского дома” Нафтали Беннет и Айелет Шакед неожиданно созвали пресс-конференцию, чтобы сообщить, что они больше в этом “доме” не живут. Это прозвучало, как гром с ясного неба, даже для их коллег по фракции, не говоря уже об избирателях.

Сама пресс-конференция выглядела спонтанной, была плохо подготовлена технически, а Шакед с Беннетом явно находились не в лучшей форме. По язвительному замечанию одного из журналистов, они напоминали парочку ведущих школьного выпускного вечера, растерянных и смущенных своим пребыванием на сцене. У автора этих строк почему-то возникла другая ассоциация – c Геннадием Янаевым на знаменитой пресс-конференции ГКЧП в 1991 году.

Мотивы, которые побудили Беннета и Шакед объявить о создании новой фракции (именно фракции) “Ямин хадаша” (“Новая правая”), они тоже обрисовали весьма туманно. Дескать, им стало ясно, что, “Еврейский дом” (словно не они были руководителями партии свыше шести лет) находится “в кармане” у Биньямина Нетаниягу и готов плясать под его дудку любой танец. Вдобавок их не устраивает слишком узкий секторальный характер партии, представляющей только религиозных сионистов. Они, мол, хотят обратиться к широким кругам сторонников правого лагеря как к светским, так и к соблюдающим традиции. Речь идет о приверженцах правых взглядов, разочаровавшихся в Нетаниягу как в лидере, а потому намеренных голосовать за “Еш атид” или за “кота в мешке” – партию Бени Ганца.

Свою задачу “Новая правая” видит в том, чтобы усилить позиции правого лагеря за счет большего охвата избирателей и создания альтернативы лидерству Нетаниягу. В новой партии, пообещала Шакед, будет равное представительство светских и религиозных, мужчин и женщин.

Возможность создания фракции обеспечивало то, что к Шакед и Беннету присоединилась Шули Муаллем-Рафаэли.

Уже потом выяснилось, что демарш Нафтали Беннета и Айелет Шакед был отнюдь не спонтанным. Они начали готовиться к нему, как минимум, четыре месяца назад. Именно тогда их недовольство Биньямином Нетаниягу достигло критической точки, к тому же они поняли, что товарищи по фракции их не поддерживают и не дадут выйти из правительства. Тайные опросы общественного мнения показали, что новая партия во главе с Беннетом и Шакед вполне способна собрать вдвое больше голосов, чем “Еврейский дом”, и это укрепило их решимость. Тогда же они тайно приобрели у бывшего депутата Йосефа Парицки право на созданную им партию ЦАЛАШ (“Ционут. Либералиют. Шивьон” – “Сионизм. Либерализм. Равенство”), причем сделали это через подставное лицо. Так что Парицки, отпускавший в прошлом язвительные замечания в адрес Айелет Шакед, даже не знал, кто является истинным покупателем его детища. Словом, новая партия, в отличие от фракции, будет называться именно ЦАЛАШ.

Накануне драматической пресс-конференции Беннет и Шакед встретились с духовным лидером “Еврейского дома” равом Хаимом Друкманом и сообщили ему о своем решении. Тот был явно шокирован, но ему не оставалось ничего другого, как пожелать собеседникам удачи на новом поприще.

Смятение, которое вызвал этот шаг в рядах “Еврейского дома”, быстро сменилось гневом – в том числе, и на то, что Шакед и Беннет ушли из партии, оставив висящие на ней многомиллионные долги. Прозвучали призывы “забыть про предателей”, сомкнуть ряды и оставаться верными традиционной идеологии религиозного сионизма. Но в том-то и дело, что сомкнуть ряды пока не очень получается. Во-первых, внутри “Еврейского дома” сразу началась борьба за лидерство – как минимум, между тремя кандидатами. Во-вторых, сам “Еврейский дом” отнюдь не един, а включает в себя блок “Ихуд а-леуми” (“Национальное единство”), где также идет борьба за лидерство между Ури Ариэлем и Бецалелем Смотричем.

Немалое потрясение решение дуэта Беннет-Шакед вызвало и в рядах “Ликуда”. По словам министра культуры Мири Регев, эта парочка на протяжении всего периода пребывания в коалиции не раз “стреляла внутри танка” (простим бывшему пресс-секретарю ЦАХАЛа армейский лексикон) и нанесла очередной удар по правому лагерю. В целом, убеждены в “Ликуде”, электорат этого фланга политического фронта представляет собой некий пирог, размеры которого более или менее известны. Но чем на большее количество порций он будет разрезаться, тем больше будет “крошек”, то есть тем больше голосов правых избирателей уйдут в никуда. В итоге для победы правым может недостать одного-двух потерянных в результате раскола мандатов.

Пытаясь развернуть ситуацию в свою пользу, “Ликуд” заявил, что в сложившихся обстоятельствах сторонники правого лагеря должны сомкнуться именно вокруг “Ликуда”, чтобы обеспечить ему убедительную победу на выборах.

Впрочем, исход выборов для “Ликуда” пока совершенно не ясен. Особенно, с учетом явной решимости юридического советника правительства Авихая Мандельблита опубликовать решение по делам Биньямина Нетаниягу еще в марте, то есть примерно за месяц до выборов. Чтобы быть уверенным в правомочности такого шага, Мандельблит созвал на днях совещание с участием бывших юридических советников и председателей Верховного суда и заручился их полной поддержкой.

Уже ясно, что рекомендации эти отнюдь не будут благоприятны для премьер-министра, хотя согласно очередной утечке информации решено отказаться от обвинения премьера в получении взятки по “делу 1000” (о подарках от бизнесменов). Судя по всему, речь идет об одном из излюбленных ходов нашей правоохранительной системы – поднимать шум вокруг дел известных политиков, по сути, вмешиваясь таким образом в демократический процесс.

Биньямин Нетаниягу заявил, что не уйдет с поста даже в случае, если против него будет выдвинуто обвинительное заключение.

Как именно такое развитие событий скажется на настроениях избирателей: Некоторые считают, что после публикации решения юридического советника “Ликуд” будет повергнут в нокаут, и его голоса уйдут к “Новой правой”, “Еш атид” и Бени Ганцу. Но есть и другое мнение, согласно которому традиционные избиратели “Ликуда” в массовом порядке выйдут на выборы, чтобы продемонстрировать верность своему лидеру.

Наряду с “Ликудом” и “Еврейским домом” в эти дни лихорадит и партию “Кулану” – о выходе из ее рядов уже сообщили бывший посол в США Майкл Орен и министр строительства, экс-глава генштаба Йоав Галант. Последний не скрывает своих намерений баллотироваться в кнессет от “Ликуда”, и сразу после отставки еще находившийся с визитом в Бразилии Нетаниягу назначил его министром абсорбции – вместо врио министра Яира Левина.

Политические аналитики, комментируя происходящее в правом лагере, сошлись во мнении, что Беннет и Шакед решили сыграть в азартную игру, исход которой поистине непредсказуем – все зависит от того, как ляжет карта. Да, идея новой правой партии, объединяющей светских и религиозных, может на деле оказаться успешной и, оттянув мандаты у Бени Ганца и Яира Лапида, усилить правую коалицию. Но может оказаться и провальной.

Некоторые усматривают в этом шаге “ход конем” и видят ключ к его пониманию в недавнем заявлении Айелет Шакед о том, что грядущая каденция в любом случае будет последней для Биньямина Нетаниягу. Выход из “Еврейского дома”, поясняют они, позволит Шакед на следующих выборах объединиться с “Ликудом” и предъявить свои претензии на пост главы правительства, то есть она словно бы просчитывает ситуацию на два хода вперед. В подтверждение этого появилась информация о том, что в будущем правительстве она потребует для себя пост главы минфина.

Но для того чтобы этот расчет оказался верным, нужно, чтобы на правом фланге хотя бы немножко развеялся туман, а он пока только сгущается. Особенно с учетом того, что в ближайшее время в игру вступят еще две партии – “Оцма Исраэль” во главе с Ади Эльдадом и “Зеут иегуди” под руководством Моше Фейглина.

Похоже, “крошек” будет много…

* * *

На уходящей неделе бывший начальник генштаба ЦАХАЛа Бени Ганц зарегистрировал, наконец, давно обещанную партию и огласил ее название – “Хосен Исраэль” (“Мощь Израиля”). При этом цели новой партии и ее политическая ориентация по-прежнему остаются загадкой. Но, похоже, именно эта загадочность и хранимое Бени Ганцем молчание прибавляют ей популярности, и опросы сулят “Хосен Исраэль” двузначное число мандатов.

В среду, 2 января, другой экс-начальник генштаба, Моше Яалон, тоже зарегистрировал партию, которую назвал ТЕЛЕМ (“Государственно-национальная партия”). Как ожидается, в ближайшее время он объявит о союзе с “Хосен Исраэль”. Среди потенциальных кандидатов в депутаты от этой партии называли еще бригадного генерала запаса, несостоявшегося генинспектора полиции Галя Гирша, но, судя по всему, его политический дебют вряд ли состоится, так как прокуратура решила возбудить против него уголовного дело в связи с бизнесом в Грузии.

Как бы то ни было, уже понятно, что речь идет об очередной “партии генералов”, в которой все строится на любви израильтян к “фалафелям” и “хоравот” (так в Израиле называют генеральские знаки отличия). Ну, а там, где правят чувства, идеология имеет вторичное значение.

В свое время мы видели на политической арене и “Цомет”, созданный экс-главой генштаба Рафаэлем Эйтаном, и “Партию Центра” во главе с Амноном Липкином-Шахаком, и “Кадиму”, которую возглавил Шауль Мофаз. Судьба этих партий была скоротечной, и жизнь вновь и вновь доказывала, что способный военачальник почти никогда не становится талантливым политиком. Даже политическую карьеру Ицхака Рабина и Ариэля Шарона можно назвать успешной с большой натяжкой.

Обозреватели уже не преминули заметить, что Бени Ганц был далеко не самым успешным начальником генштаба – его в этом смысле можно в лучшем случае назвать середнячком. Многие до сих пор не могут простить Ганцу того, что он долго отказывался признать опасность диверсионных туннелей ХАМАСа в секторе Газы и занялся проблемой только после того, как на него было оказано массированное давление со стороны политического руководства (в частности, Нафтали Беннета и Авигдора Либермана).

Трудно назвать блестящим политиком и Моше Яалона: ничем особенным он на посту министра обороны не запомнился.

В то же время факт, что “Хосен Исраэль” в итоге окажется в кнессете, а Бени Ганц станет министром обороны почти при любом раскладе выборов, сомнений у обозревателей не вызывает. Пока он отбирает мандаты, в основном, у уже прекратившего существование “Сионистского лагеря” и “Еш атид”, но найдутся у него сторонники и среди колеблющихся избирателей “Ликуда”. События продолжают развиваться, и уже завтра ситуация может оказаться совсем иной.

* * *

Еще одну политическую бомбу – не сей раз внутри левого лагеря – взорвал лидер “Аводы” Ави Габай.

Удручающие результаты опросов, ощущение, что Габай не оправдал возложенные на него и его сефардское происхождение надежды, породили слухи о его близком смещении, а также о готовности трети депутатов от “Аводы” сбежать к Бени Ганцу. В этой ситуации Габаю было просто необходимо сделать некий драматический ход, подтверждающий право на лидерство.

И он такой ход нашел. На открытом заседании фракции “Сионистский лагерь” Ави Габай объявил, что считает существование блока исчерпавшим себя, а потому партии “Авода” и “а-Тнуа” пойдут дальше каждая своим путем, после чего пожелал сидевшей неподалеку от него Ципи Ливни “дальнейшего успеха в любой другой партии, как бы она ни называлась”.

Как и Беннет с Шакед, Габай предварительно не согласовал свое заявление ни с кем, включая Ципи Ливни, поэтому некоторое время все присутствующие пытались уяснить, правильно ли поняли услышанное. Ципи Ливни сидела с каменным лицом, пытаясь изобразить саркастическую улыбку, а потом заявила, что не желает реагировать на заявление Габая, и вышла из зала. Вслед за ней потянулись все остальные депутаты от партии “а-Тнуа”.

Спустя некоторое время заседание продолжилось, и большинство депутатов от партии “Авода” заявили, что Ави Габай сделал правильный шаг, поскольку союз с Ливни на самом деле исчерпал себя и стал лишь вредить партии, отбирая у нее голоса традиционных избирателей. Исключение составил депутат Эйтан Кабель, но он выразил несогласие не с собственно разрывом, а тем, как это было сделано: дескать, Габаю все же стоило предупредить Ливни о своих планах, а не объявлять об этом спонтанно, вводя недавних товарищей по блоку в ступор.

Габай парировал, что сыт по горло сюрпризами от Ливни, и напомнил, что она, не советуясь с ним, выступила с призывом к объединению левого лагеря, намекнув при этом, что лидером этого объединения никак не может быть он, Ави Габай.

Лишь спустя час с лишним Ципи Ливни отреагировала на случившееся в “Твиттере”, а затем созвала пресс-конференцию, на которой заявила, что Габай – самовлюбленный тип, который никогда не был готов к партнерству. Но все к лучшему, продолжила Ливни, так как теперь открываются возможности для объединения сил “а-Тнуа” с “Еш атид” и “Хосен Исраэль” и создания левоцентристского блока. Что касается партии “Авода”, то она, по мнению Ливни, завершила свою миссию и в ближайшее время сойдет с политической арены.

Это заявление, означает, что в ближайшее время Ливни, вероятнее всего, начнет переговоры об альянсе с Бени Ганцем или Яиром Лапидом. Впрочем, ни тот, ни другой большого энтузиазма по поводу союза с побывавшей за десять лет в четырех партиях Ципи не демонстрируют. Все понимают, что “а-Тнуа” – виртуальная партия, не имеющая ни своих отделений в городах, ни, по большому счету, списка членов движения. Если же Ливни не примкнет ни к одной из существующих партий, то, вероятнее всего, пойдет на выборы во главе “а-Тнуа”, но ее шансы преодолеть электоральный барьер по всем оценкам крайне невелики.

Обозреватели считают, что Габая вполне можно понять: “а-Тнуа” с самого начала была для “Аводы” балластом, и Ливни получила место сопредседателя только благодаря щедрости Ицхака Герцога. К тому же Габай не мог не помнить, как Ципи Ливни поступила с Эхудом Ольмертом и Шаулем Мофазом, и понимал, что от нее в политике можно ожидать, чего угодно.

Пока “Авода” после освобождения от Ливни рассчитывает улучшить свои позиции, в том числе, и за счет голосов израильских арабов, лидер МЕРЕЦ Тамар Зандберг попыталась использовать сложившуюся ситуацию и заявила, что единственной последовательно левой партией в израильской политике остается только эта партия. И именно вокруг МЕРЕЦ должны объединиться все сторонники левого лагеря. Зандберг уже пыталась переманить в свою партию Став Шафир и еще ряд депутатов от “Аводы”, а теперь, похоже, именно она может распахнуть объятия дрейфующей влево Ципи Ливни.

* * *

Говоря о других событиях на политической арене, нельзя не обратить внимания на происходящее в арабском секторе. Здесь впервые появились сразу две новые, пока еще не зарегистрированные партии, лидеры которых заявляют о намерении войти в состав правительства и заниматься не мирным процессом и осуждением сионизма, а решением конкретных проблем своего электората. Это – тот поворот, которого многие давно ждали, но пока непонятно, каковы шансы этих партий пройти электоральный барьер, особенно по отдельности друг от друга.

“Объединенный арабский список” стал тем временем окончательно арабским: о своем выходе из него сообщил единственный депутат-еврей Дов Ханин.

На фоне всех этих передряг лидерам других партий все труднее привлекать к себе внимание СМИ и общества, но они стараются. Лидер “Еш атид” попытался сделать это, привлекши в свои ряды первую женщину-генерала – бывшую начальницу отдела кадров ЦАХАЛа Орли Барвивай. Любопытно, что в составе “Еш атид” уже есть депутат, в прошлом занимавший этот пост – Элиэзер Штерн, так что с кадрами в будущем все в порядке.

Лидер НДИ Авигдор Либерман пообещал в случае победы на выборах добиться пересмотра дела Романа Задорова, и это действительно хороший ход, так как в невиновности Задорова уверены не только многие выходцы из СССР-СНГ, но и коренные израильтяне.

Исход выборов 2019 года становится поистине непредсказуемым.

Петр Люкимсон
“Новости недели”

Яндекс.Метрика