Из пушки по воробьям

Свершилось!.. Министерство финансов Соединенных Штатов (а почему, собственно, Министерство финансов?) опубликовало,  ожидаемый внесистемной оппозицией с большой надеждой, а официальной Россией с большой тревогой, список Магнитского. Но, увы! Надежды оппозиции, что в списке будут известные депутаты и высокопоставленные чиновники, не оправдались. И, о радость! Тревожиться депутатам и чиновникам, оказывается, не о чем. Список-то куцый. Каких-то 18 малоизвестных людей, которые в Америку, скорее всего, и не очень часто ездят, а уж счетов и недвижимости у них в Америке может и нет.

Из пушки по воробьям

Каков же итог и какие выводы можно сделать из этого нашумевшего, формально незаконченного (список-то может пополняться), но возможно потихоньку спускаемого на тормозах дела?

Налицо явно различный подход к проблеме нарушений прав человека в России со стороны американских законодателей и президента Обамы. Законодатели, надо предполагать, рассматривали смерть Магнитского как доказательство беззакония, творимого в российских СИЗО. Ведь по данным официальной статистики, в 2009 году в следственных изоляторах уголовно-исполнительной системы умерли 401 человек, в 2010 году количество таких случаев составило 351, и за девять месяцев 2011 года в СИЗО ушли из жизни 258 человек. Поэтому-то в не опубликованном, но предполагаемом списке Магнитского должны были фигурировать не только непосредственные виновники его смерти, но и многие высокопоставленные представители российской властной элиты.

Президент Обама, следуя логике своего виденья, как должны строиться взаимоотношения с Россией, выхолостил список, оставив в нем фамилии малозначительных и невлиятельных людей и поручив опубликовать его даже не Госдепу, а Министерству финансов.

Конечно, можно поставить под сомнение эффективность вмешательства будь то американских законодателей или американского президента во внутренние российские дела. Опыт последних лет показывает, что значительно эффективнее вмешательство в эти дела таких структур, как Страсбургский суд или Европейский парламент.

Так, Страсбургский суд, вынося решение в 2011 году по двум жалобам заключенных в СИЗО, обязал Россию не только выплатить компенсацию пострадавшим, но и решить системную проблему, которая приводит к нарушению прав человека. Ясно, что решения Европейского суда не являются политическими, но они вскрывают проблемы, существующие в конкретном государстве.

Резолюцию по “делу Магнитского” одобрил  Европейский парламент. В ней Совету ЕС предлагается запретить въезд в Евросоюз российским чиновникам, предположительно причастным к гибели в московском СИЗО  Сергея Магнитского. В документе также содержится призыв заморозить в Европе банковские активы ряда российских чиновников. Принятие этих санкций Совет ЕС может рассмотреть в 2013 году. Однако, после  того, как  Обама фактически свел на нет попытку американского вмешательства в “дело Магнитского”, трудно предположить, что Совет ЕС примет какое-то радикальное решение.

Несмотря на явное неудовольствие российских политиков решениями Европейского суда, к ним им приходится прислушиваться и даже исполнять, чего не скажешь о резолюции американского Конгресса, которое, тем более выхолощенное президентом, Россия просто игнорирует.  Министры юстиции и внутренних дел на встречах с работниками своих ведомств, упомянутых в “Списках Магнитского”, уверили их, что они находятся под защитой государства, и им не о чем беспокоиться.

Итак, как говорится в известной пословице: “Шуму — много, толку — чуть”.

То, что толку было чуть, отнюдь не увеличило авторитета и престижа американскому государству, американским законодателям и американскому президенту. Очень жесткой позиции российских политиков противопоставлена примирительная  позиция Барака Обамы, которая очень смахивает на извинения перед Россией за “неразумные” действия конгрессменов. Ведь это Обама позвонил Путину с предложением о беседах на предстоящем Саммите G20, ведь это он направил своего представителя в Москву с посланием, “выдержанным в конструктивном ключе и содержащим некоторые новые предложения по сотрудничеству“, как отметили в Кремле. Там же, правда, отметили, что Обама “не хочет осадить некоторых русофобов, которые ставят палки в колеса нашему сотрудничеству”. Ну почему же не хочет? Хочет, очень хочет осадить, не в пример российскому президенту, который даже не делает вид, что не замечает антиамериканской риторики в российском парламенте.

Нужно признать, что весь шум по поводу “дела Магнитского” оказался неудачной попыткой Соединенных Штатов повлиять на процессы, происходящие в России. Эта неудача была в значительной мере спровоцирована президентом Обамой,  фактически дезавуировавшего предложения конгрессменов, которые могли бы быть чувствительны для Кремля и привести к действительному  расследованию обстоятельств гибели Магнитского.

Вопросы к Бараку Обаме возникают не только в связи с характером его отношения к путинской России. Вспомним выступление Обамы в Каирском университете, в котором он протянул руку дружбы всему мусульманскому миру. С тех пор слово “исламский террор” и вообще слово “террор” было исключено из лексикона президента, а террористические акты, которые либо замышлялись, но были вовремя остановлены, либо происходили, трактовались, как действия отдельных неуравновешенных людей.

Потребовались взрывы в Бостоне, чтобы Обама все-таки признал их актами террора. Правда, Генеральный прокурор призвал американцев воздержаться от исламофобии и актов возмездия. Действительно, любая “фобия” в демократическом государстве неприемлема, но четко представлять и не скрывать какие силы стоят за терактами необходимо для обеспечения безопасности государства.

Братская дружба с арабскими мусульманскими странами, провозглашенная президентом, выглядит несколько странно на фоне того, как он поступил со своими недавними, нет не союзниками, но лояльными к Соединенным Штатам странами. Для многих американцев была непонятна  помощь, которая была оказана т.н. революционным силам в кровавых событиях, названных “арабской весной”. Тогда, на смену диктаторам, но не религиозным фанатикам, которые были более или менее лояльны Западу и Америке, пришли и приходят (в Сирии, например) религиозные фанатики, особой любовью к нашей стране не отмеченные.

Вообще, политики должны были бы разобраться, так уж необходимо Соединенным Штатам быть вовлеченными во все международные и внутренние конфликты, где бы они ни происходили — в Южной Америке, в Азии, в Африке, в Европе.  Действительно ли это соответствует национальным интересам страны? Жаль, что очень быстро сошел с предвыборной дистанции кандидат в президенты от республиканской партии Рон Пол (Ron Paul). Возможно, что продвижение его взглядов на внешнюю политику государства, в том числе предложения о значительном сокращении участия Соединенных Штатов в международных военных акциях могли  бы быть полезны бюджету страны и позволили бы избежать ошибок в международных делах.

Но если, все-таки, страна начинает какую-либо международную акцию, это должно быть хорошо выверенное и рассчитанное на успех дело, и делаться оно должно, как сказал один юморист, “по-большому”, а не походить на стрельбу из пушки по воробьям.

 

Зиновий КРАСТОШЕВСКИЙ

ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ? ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ EMAIL-РАССЫЛКУ:

Мы будем присылать вам на email дайджест самых интересных материалов нашего сайта.