Генрих Дауб | Им бы демократию взять и отменить!

Как известно, 1 августа в Берлине прошла массовая демонстрация под лозунгом «Конец пандемии – День свободы» («Das Ende der Pandemie – Tag der Freiheit»).

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Sindy Reichel (@sindydeluxe)

«Из месяца в месяц мы все больше учимся у ГДР. Наглое приуменьшение числа участников демонстрации 1 августа со стороны берлинской полиции очень смахивает на болтовню о «сборище небольшого количества хулиганов», при помощи которой СМИ ГДР осенью 1989 года в качестве первой реакции пытались приуменьшить количество участников антиправительственных демонстраций (…) Сегодняшняя попытка доказать, что на улицах почти никого не было – это предупреждение: будь осторожен, с кем ты выходишь на демонстрацию. И это угроза быть оклеветанным как «нацист» и быть уничтоженным социально. (…) [Арнольд Ваац, вице-председатель фракции ХДС/ХСС в бундестаге, в интервью в блоге „Tichys Einblick“ 5 августa]

«Много уже посмеялись над демонстрантами, которые прошли маршем 1 августа по Берлину. Даже известные журналисты не пожалели времени на то, чтобы «героически» пройтись в толпе «чepни» – якобы для того, чтобы найти возможность пообщаться с ними, но, скорей всего, на самом деле для того, чтобы осрамить позже тех, кого они там засняли. (…) Вместо того, чтобы осознать, что теории заговора pacпространены также и среди «порядочной» части нашего общества, многие левые сейчас упражняются в остроумии по поводу особенно причудливых вариантов этого безумия. И, как будто уже одно это не является достаточно нехорошим делом, они к тому же ещё старательно легитимируют господствующие отношения, придавая им вид «диктатуры компетентности», против которой какие-то мелкие «букашки» не имеют права поднимать восстания. [Оле Нимоен, свободный журналист, в газете «Freitag» 11 августа.]

Демонстрация шокировала власть имущих своим неожиданно большим количеством участников. Поэтому в последующие дни средства массовой информации, представители политики и полиции приложили огромные усилия для того, чтобы приуменьшить её масштабы.

Если сами участники и организаторы демонстрации говорят о цифре от 500 тысяч до 1,3 миллиона человек, то официоз утверждает, что участвовало в ней не более 17–20 тысяч человек. Но известно, что в своих первых сообщениях берлинская полиция говорила о 800 тысячах участников, а вниз эти оценки она скорректировала уже в последующие дни. Кроме того, как фотографии, так и свидетельства очевидцев показывают, что заявленное в СМИ число протестующих в 20000 человек не соответствует действительности. Правду, очевидно, как всегда следует искать где-то в середине.

Кроме стремления манипулировать цифры количества участников, эта демонстрация вызвала у представителей элиты проявления негативных эмоций, которые она выплеснула в своих комментариях: от просто сердитых до злобных. Пресса, например, называла демонстрантов «отрицателями коронавируса» («Koronaleugner»), по аналогу с уже существующими терминами «отрицатели климата» («Klimaleugner») и «отрицатели хoлoкоста» («Holocaustleugner»), что на современном немецком языке уже звучит равносильно слову «преступники», а также «конспирологами», «хиппи» и «правыми экстремистами».

Надо сказать, что последний ярлык в народе уже вообще не воспринимается, настолько он заезженный, к тому же люди понимают, что не могут сотни тысяч обычных граждан, в большинстве своем вообще вчера еще аполитичные, все быть правыми экстремистами! Журналисты кажется уже поняли, что и с «отрицателями короны» они переборщили, поэтому, чем больше дней проходит после демонстрации, тем больше стал приживаться новый ярлык – «конспирологи» («Verschwörungstheoretiker»).

Если демонстрация 1 августа вызвала исключительно негативные реакции в среде политико-медиальной элиты страны, то к демонстрации, прошедшей 6 июня – за несколько недель до этого в том же Берлине под лозунгами «против pacизма и насилия полиции» и «Чepные жизни важны», на которую «Неправительственные Организации», зачастую финансируемые, как это ни парадоксально, именно правительством, собрали до 20 тысяч ну „очень храбрых граждан“ со всей Германии, представители политической элиты отнеслись очень благожелательно. Ликованию по поводу берлинской демонстрации 6 июня не было предела, к примеру, у председателя СДПГ Саскии Эскен. Эта демонстрация была для нее примером «солидарности» в борьбе с «pacизмом».

А вот после демонстрации 1 августа эта же Саския Эскен стала возмущаться её участниками и даже придумала для них специальное обзывательство – «ковидиоты». Ах, как остроумно – назвать миллион сограждан идиотами! Между прочим, было бы интересно узнать, сколько из этих же «идиотов» раньше голосовали за СДПГ и за такую супер-пупер-прогрессивную Саскию Эскен, когда СДПГ еще праздновала победы на выборах?

В чем разница между демонстрациями 6 июня и 1 августа?

Во-первых, как мы выяснили, в количестве участников. Протест 1 августа побудил гораздо больше людей выступить за свою свободу и гражданские права, чем заданная истеблишментом 6 июля тема «борьбы с pacизмом» и «произволом полиции».

Кроме того, в отношении к таким демонстрациям, которые проводятся, хотя и опосредовано, властными структурам, вообще сомнительно употреблять слово «побудили», потому что на них людей организуют, выделяют автобусы, часто задействуют старшеклассников школ и студентов вузов, они в этом смысле подобны тем демонстрациям, которые мы знаем из СССР. Поэтому в отношении к ним существует режим наибольшего благоприятствования и никакого мужества их участникам проявлять не надо. То, что многие молодые люди на таких демонстрациях идут в чepных очках или завязывают свои лица платками – это не более, чем игра в «героических борцов с фaшизмом». Преследовать их никто не собирается, их наоборот поощряют быть участниками таких опереточных действий.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Tatjana bos (@tatjana_bos_)

Иллюстрация этому дифференцированному отношению властей к разным демонстрациям служит тот факт, что если 6 июня полиция воздерживалась от замечаний участникам демонстрации в связи с нарушениями требования ношения масок и выдерживания pacстояния между людьми в связи с эпидемией коронавируса, то 1 августа она, наоборот, старательно предпринимала против этого меры. Участники демонстрации сообщали, что им было стыдно за полицию, но в то же время они видели, что и многим полицейским самим было стыдно за предпринимаемые действия против граждан.

Когда должен был выступать основной оратор, электричество неожиданно было отключено и через определенное время демонстрация была прекращена по техническим причинам, чего не было на демонстрациях против pacизма или изменения климата. На про-системных демонстрациях всегда все функционирует прекpacно. 

В чем эти демонстрации похожи?

Демонстрации 6 июня и 1 августа очень похожи друг на друга в одном: и там, и там практически никто не надевал на лица маски и не придерживался требуемого pacстояния друг от друга. Возможно, пример демонстрации 6 июня, после которой не наблюдалось никакого всплеска дополнительных инфицирований коронавирусом, убедил граждан в том, что те, кто борется за «доброе» и «прогрессивное» дело (о чем у каждого существует своё представление), становятся невосприимчивыми к вирусу?

Саския Эскен – сопредседатель Социал-демократической партии Германии.

Очевидно в этом же была убеждена и председатель СДПГ Саския Эскен, которая тогда не обмолвилась ни одним критическим словом по поводу этих нарушений, считая, что один только факт выступления людей за «добрые» левые идеи защищает их от заражения инфекцией? (Спрашивается, чем же этот современный политик в таком случае прогрессивнее средневековых шарлатанов, которые рекомендовали людям принимать против заражения чумной палочкой «святую воду» или даже съедать страницы из Библии?)

Если отсутствие pacпространения коронавируса pacсматривать в качестве критерия прогрессивности демонстрации, то можно сказать, что обе были одинаково демократичны и прогрессивны: ведь как после 20-тысячной демонстрации 6 июня, так и после миллионной демонстрации 1 августа о каком-либо всплеске эпидемии в Берлине до сих пор никто не сообщал. 

Если демократия дает нежелательные результаты, то ее следует отменить?

Нет необходимости анализировать другие твиты Саскии Эскен и ее коллег-политиков, ведь мы знаем, что лицемерие, ханжество и двойные стандарты стали превалирующим тоном в политике и средствах массовой информации ФРГ. Эскен только один пример из многих.

Но зато к идеям, исходящим после демонстрации 1 августа от ХДС следует присмотреться поближе: она стала всерьез pacсматривать вопрос о том, нельзя ли ограничить право на демонстрацию – говоря, что «надо гарантировать, чтобы подобная демонстрация больше не повторилась. В связи с этим встает вопрос ко всем представителям правящего класса: получается, если демократия, которая, как известно, является властью народа, выходит из под вашего влияния или поворачивается против вас, вы, политики так называемых демократических партий, не будете в таком случае изменять свою политику, а ликвидируете демократию? Если это не так, почему же вы молчите по поводу таких антидемократических pacсуждений ваших коллег?

В своём подходе к демократии, как видим, и христианские и социал-демократы очень похожи и думают в русле логики известной песенки про то, как «люди-дикари», которые «вроде не бездельники и могли бы жить», но им в этом мешают понедельники, которые бы им лучше всего «взять и отменить». Становится очевидным, что демократия для наших «прогрессивных» демократов – только инструмент для укрепления их политического господства и проведения своей программы в обществе, а когда она выдает неожиданные для них результаты, они запросто готовы ее ликвидировать. Прямо в духе часто упоминаемой цитаты неизвестного автора «Если бы выборы могли что-то изменить, то их давно бы запретили», которую ошибочно приписывают разным знаменитостям, в том числе Курту Тухольски и Марку Твену. 

Что же страшного произошло 1 августа?

Что же такого страшного было в демонстрации 1 августа, что нельзя допустить ее повторения? Разные очевидцы сообщают, в том числе и мне лично, что это была очень мирная демонстрация, к которой присоединились люди из всех слоев общества, обычные граждане, что демонстранты не нападали на полицию, о чём лживо утверждали официальные или, как они сами себя называют, «качественные СМИ».

Правда в трех местах Берлина около трехсот хулиганов из aнтифы (на самом деле каждый наблюдательный человек уже давно понял, что это никакие не «aнтифaшисты», а проплаченные «опричники» господствующего лево-глобалистского политического класса) безуспешно пытались остановить этот мирный марш, но их провокации не привели к вспышке насилия. Несколько сотрудников полиции были ранены на демонстрации aнтифы в берлинском районе Нойкёльн.

Страшное в этой демонстрации было в том, что она показала, что утверждение проправительственных СМИ, что сторонников господствующей политики больше, чем противников, не соответствует истине. Именно огромное количество участников демонстрации 1 августа, не инициированной с одобрения власть имущих, стало причиной того, что были приложены все эти усилия по приуменьшению количества её участников – причем, внаглую, используя реальные фотографии, которые четко демонстрируют именно это огромное количество!

Эта демонстрация показала, что все больше людей в ФРГ выступают за свою свободу, готовы защищать свои гражданские права, не позволяют собой манипулировать средствам массовой информации, которые в панике все больше скатываются от профессионального информирования к примитивной и позорной просистемной пропаганде.

Так, телеканал ARD, pacсказывая о демонстрации 1 августа, не постеснялся даже показать в своей передаче в качестве иллюстрации изображения с других мероприятий. Журналисты официальных СМИ срываются на истеричные интонации, начинают даже прибегать к угрозам. Так, журналист Хаснаин Казим (Hasnain Kazim) порекомендовал тем, кто думает иначе, чем это предписывает официальная линия и критикует политику правительства, эмигрировать в Северную Корею. Но и этого ему показалось мало, и он заявил: «Эти люди, которые демонстрируют, не являются озабоченными гражданами. Они враги демократии, враги свободной прессы, враги правового государства. С ними следует бороться политическими методами, подвергать социальному остракизму, привлекать к юридической ответственности».

Журналист Хаснаин Казим. Считает, что демонстрантов, протестующих против политики правительства, следует привлекать к юридической ответственности.

Вот так – ни больше и не меньше! Как он это все себе представляет? Тех, кто не эмигрирует из Германии добровольно, бросать в тюрьмы? Но зачем им в таком случае проделывать далекий путь в Северную Корею? Ведь как только идеи Казима претворятся в жизнь, у нас установится своя диктатура, подобная северокорейской!

Хаснаиму Казиму вторит председатель рабочей группы по миграции в СДПГ Азиз Бозкурт (Аziz Bozkurt): «Я требую более жестких законов, чтобы можно было депортировать этих лиц, угрожающих жизни. Все равно как. Неважно куда. Просто – убирайтесь из моей страны».

Оказывается Германия – это страна, в которой пакистанец Хаснаин Казим и турок Азиз Бозкурт решают, кто в ней имеет право жить, а кто – нет!? И немцы – коренной народ Германии – могут в ней жить только с их благосклонного разрешения!? Ну раз они позволяют себе бросить в лицо сотням тысяч коренных немцев-участников демонстрации и таким уважаемым ее организаторам, как писатель Торстен Шульте, врач Бодо Шиффман и многим другим слова «убирайтесь из моей страны»!?

Скажите пожалуйста, что это, если не проявление ментальности оккупантов? И подскажите, как же простым немцам, способным ещё возмутиться за оскорбление в адрес своего народа, при таком pacкладе не становиться националистами? Прогрессивные люди – подскажите, где нам, немцам, брать для этого убедительные аргументы? Почему немец не имеет права в таком случае сказать «нет, уважаемые, это наша страна, потому что в ней жили наши предки и предки наших предков, а вы не забывайте, что вы в ней гости, которых мы, к тому же, никогда не приглашали»?

Тило Саррацин, бывший крупный чиновник, серьезный политолог-аналитик, автор бестселлеров.
Photo copyright: Franz Johann Morgenbesser. CC BY-SA 2.0

Помнят ли еще нынешние социал-демократы о том, что депортация из страны граждан, которые не согласны с политикой господствующего класса, до сих пор проводилась в Германии только во времена диктатур – национал-социалистической и коммунистической? Вряд ли, потому что никто из них не поднял голоса протеста против хамских и оскорбительных высказываний своего товарища по партии. Как, впрочем, и против того, что в это же время из партии был окончательно исключен Тило Саррацин – автор честных и серьезных аналитических книг, бьющих тревогу по поводу мульти-культуристской и миграционной политики правительства.

Каждый, кто хочет использовать пандемию коронавируса для того, чтобы подорвать демократические свободы и неотъемлемые гражданские права, разрушить демократию, кто плюет на Основной Закон, на самом деле не понимает, что он сеет ветер, после чего ему придётся пожинать бурю. Потому что он покидает испытанный и оправдавший себя дискурс демократического гражданского общества, позволяющий свободное и бескровное соревнование идей и переводит взаимоотношения в обществе к состоянию, близкому к гражданской войне – когда прав тот, кто сильнее.

В ФРГ в этом, 2020 году, был уже один тревожный звонок, можно даже сказать, чepный день демократии, который заставил возмутиться всех демократически настроенных граждан – это события 6 февраля. Тогда по указанию канцлера Ангелы Меркель лидер партии СвДП (FDP), называющей себя либеральной, Христиан Линднер поехал в Эрфурт, чтобы заставить своего коллегу по партии Томаса Кеммериха, только что избранного в свободных и демократических выборах премьер-министром федеральной земли Тюрингии, отказаться от этого поста, потому что он был избран в том числе и голосами допущенной законом демократической оппозиционной партии Альтернатива для Германии. Pacпоряжение канцлера об отмене результата демократических выборов было выполнено в течение 24 часов. Это был шок, от которого германская демократическая общественность не оправилась до сих пор!

Сегодня политики канцлеровской партии уже задумываются об ограничении права граждан ФРГ на демонстрации. В этот момент каждый демократ, независимо от того, симпатизирует ли он демонстрантам 1 августа в Берлине или нет, считает их глупыми или умными, должен громко протестовать, потому что речь идет прежде всего о сохранении демократии.

Торстен Шульте, автор нескольких книг-бестселлеров, один из организаторов демонстрации 1 августа в Берлине.

P.S. Считаю, что имеет смысл обратить внимание на одного из организаторов демонстрации 1 августа в Берлине Торстена Шульте. Автор нескольких книг, стоящих на первых местах в списке издающихся огромными тиражами бестселлеров, человек, который может повести за собой сотни тысяч других людей и выступать перед ними на демонстрации, проявив себя как хороший оратор, достоин нашего внимания. Думаю, что имеет смысл прочитать книги и следить за дальнейшей деятельностью этого человека. Российский аналитик Игорь Панарин после демонстрации 1 августа в восторге назвал Торстена Шульте «следующим канцлером Германии». Это, конечно, перегиб, осторожно скажу – время покажет, кто этот человек – с позитивным потенциалом или очередной «поп Гапон», ведущий людей не в том направлении?

Генрих Дауб по материалам германской прессы.