Грозит ли нам одиночество 2021

Затянувшийся карантин (самоизоляция) превратил многих практически в “заключенных”, в собственных домах. И хорошо, если жилище просторное или с собственным садом, двором или как минимум балконом – тогда есть, где разгуляться. Однако даже не желание свободы передвижения, а именно физические контакты, встречи, объятия – самое желанное, чего сейчас не хватает.

Photo copyright: Nenad Stojkovic. CC BY 2.0

На днях нам с коллегой нужно было разобрать результаты последних исследований в рамках нового проекта. Первый вопрос был: как встречаться, очно или в зуме. И, естественно, мы тут же решили встретиться физически, дома, благо есть огромный балкон – легко соблюдать социальную дистанцию.

Встреча длилась час, но я неожиданно почувствовала себя Ихтиандром (человеком-амфибией из романа А. Беляева). Ихтиандр, несмотря на насыщенные фрагменты встреч и впечатлений на суше, всегда стремился в воду, в родную среду, которая питала, позволяла жить и дышать. Так и каждая моя клеточка в мозге и теле была подобна маленькому Ихтиандру, который чувствовал себя счастливым, добравшись до воды, а мы – внутренне, сердечно – друг до друга. Мы с мужем вышли от коллег с впечатлением, как будто посетили самое яркое, душевное, теплое мероприятие года.

Мы ехали домой, и я думала, отчего мы чувствуем себя такими изголодавшимися по встречам, если общались с этими людьми каждый день по телефону и в зуме.

Исследования говорят, что самоизоляция не только сократила количество спонтанных и случайных встреч и контактов, но и усилила для жителей больших городов ощущение кожного голода не только психологического, но и физического.

«Когда мы касаемся кожи, активизируются подкожные сенсоры, которые посылают сигнал к блуждающему нерву», – объясняет Тиффани Филд из Исследовательского института осязания при Университете Майами. – «Когда тонус блуждающего нерва повышается, частота сердечных сокращений, кровяное давление и уровень гормонов стресса снижаются, и наступает расслабление». Кроме того, прикосновение стимулирует выработку окситоцина, который также выделяется во время секса и родов, что делает нас спокойнее и радостнее.

Нейробиолог Альберто Галлаче из Миланского университета Бикокка объясняет: «Наш мозг запрограммирован на получение удовольствия от прикосновений, потому что люди – социальные существа и пребывание вместе повышает наши шансы на выживание».

Интересно при этом, что до пандемии результаты исследования, которое проводили в одном из международных аэропортов, показали, что 98% времени люди были заняты своими телефонами, не прикасались друг к другу и не нуждались ни в прикосновениях, ни в физических контактах.

Однако после введения правил карантина и самоизоляции люди, которые живут одни, оказались вне физических контактов на целые месяцы. Ученые считают, что кожный голод ослабляет иммунитет и повышает риск заражения коронавирусом. Именно сейчас мы больше всего нуждаемся в прикосновениях других людей, т.к. они положительно влияют на иммунитет. Их отсутствие усиливает стрессовость ситуации, подрывает психическое равновесие.

Как дотронуться до души, не только до тела

Как нам после дистанцирования друг от друга вернуть не просто объятия и прикосновения, а создать такие связи, которые позволили бы не только укрепить физическое и психическое здоровье, но и создать здоровую социальную среду в обществе?

Почему до пандемии, несмотря на изобилие контактов, мы старались убежать от них и находили усладу в телефонах, компьютерах, ощущали в виртуале зону комфорта, а во время пандемии, когда именно виртуальная связь повсеместно, человек вдруг ощутил насущную потребность в натуральной связи с другими?

Проблема лежит глубже уровня технологических возможностей и физического присутствия множества людей и инфо-шума, который все создают.

В 21 веке, в самую коммуникабельную эру в истории человечества, люди чувствуют себя одинокими как никогда прежде. Человек имеет работу, окружение коллег, семью, родственников, приятелей, но при этом если между нами нет сопереживания, взаимопонимания, желания и ощущения взаимной зависимости, неподдельного интереса к жизни друг друга, то ощущение внутреннего одиночества, тоски и депрессии будет только увеличиваться.

Пока сегодня в обществе другие ценности. Я никому ничего не должен, и никто не должен мне. Мне никто не нужен, и я никому не нужен – по-настоящему человек ни с кем не связан, и это отрезает его от жизни. Мы все время куда-то бежим, все время растет жажда новых впечатлений, интерес к которым пропадает уже на полпути. И современная искусственная жизнь не требует моего участия и помощи. Она пытается создать в нас иллюзию необходимости во многих вещах, кроме потребности друг в друге. И именно в этом причина, отчего так много людей страдают от одиночества и даже сводят счеты с жизнью.

На первый взгляд, хорошо бы ни от кого не зависеть. Однако благодаря многомесячной пандемии, которая счищает, как нож для чистки овощей, с нас все лишнее, стало понятно: мы очень хотим быть связанными друг с другом, даже взаимными обязательствами, чтобы кто-то был для меня важен, а я был важен для кого-то. Я хочу быть личностью, чтобы мною кто-то интересовался.

Я хочу, чтобы этому учили в школе, университете: как создавать не формальную, а сердечную связь друг с другом. Чтобы на работе интересовались личностью, самим человеком, а не только его статистическими результатами работы, чтобы общество заботилось, создавало условия для развития между людьми дружеских отношений, заботы друг о друге.

Чтобы мы дома тоже постоянно заботились о том, как растить добрую связь между взрослыми и детьми, которая будет формировать и укреплять твердый внутренний ценностный стержень правильных смыслов и ориентиров. Чтобы мы не бежали из дому без оглядки рано утром на работу, по пути запихивая детей в детсад или к няне, и нехотя возвращались поздно вечером, а вместе находили достаточно времени для развития детей и взаимных отношений; чтобы каждый, начиная делать первые шаги в жизни, чувствовал себя нужным и важным.

Человек хочет связи

Ведь человек страдает от одиночества, потому что он хочет связи. Человеку необходимо опираться на общество, быть связанным с ним, учиться от общества. А если с ним не разговаривают, не интересуются им, то становится не человеком, а маугли.

Каждый из нас должен знать смысл своей деятельности и существования, ради чего стоило бы жить. Человек перестанет думать об одиночестве, его не будет одолевать депрессия, если узнает, что:

– если все плохо, то это еще не конец;

– процесс роста в жизни всегда связан вначале с непониманием задачи и досадой, затем – с обучением и преодолением трудностей;

– в конце каждого этапа развития человек достигает неожиданного для себя, но наилучшего результата.

Другими словами, свыше мы невидимо ведомы вперед к еще большей солидарности, каждый раз получая новый “upgrade”.

Так на море, когда поднимаются волны, мы можем идти навстречу им, сопротивляясь и чувствуя болезненные удары воды, а можем принять их направление – и тогда почувствуем, как сила моря увлекает и поднимает нас на своем гребне.

Нам важно принять путь развития, который предлагает нам эволюция: подняться от отчуждения друг от друга к соучастию в жизни каждого, чтобы почувствовать насыщающий жизненной силой поток, который протекает через человека, увлекая вперед. Нужно только разгадать его, принять и не сопротивляться. Ведь развитие неизбежно.

Ларина Ликворник