А. Житленок | Говорящий Генис

«Эскалация лжи» как пособие в помощь молодому агитатору

Photo copyright: Elvert Barnes, CC BY-SA 2.0

Есть предметы, которые должны быть к чему-то прикреплены. Становясь неприкрепленными, они теряют опору и становятся иногда даже чем-то почти неприличным. Так же и с некоторыми людьми.

Не все рождаются ведущими, есть и ведомые, которым нужен поводырь. Иногда, чтобы не забрести не туда, иногда, чтобы просто оставаться в рамках приличий.

Беда, если такой ведомый волею судьбы возомнит себя ведущим. И ему плохо, и тем, кто ему поверит.

Этот человек был многолетним сотрудником Довлатова.

Многие годы он был известен как Генис Вайля.

Но так случилось, что ни Довлатова, ни Вайля нет в живых. За неимением гербовой, пришлось писать на простой. Генис стал говорить от своего лица.

Если не считать воспоминаний о Сергее Довлатове, поначалу это просто было не слишком интересно.

Но бренд был уже раскручен, монетизация особых проблем не создавала. В частности, «Новая газета» предоставляла ему свои страницы.

И вот именно там, 15-го января Ал. Генис напечатал заметку «Эскалация лжи», которую несколько моих знакомых перепостили, и которая, возможно, поэтому, в отличие от других его писаний, не оставила меня равнодушным. Действительно, эскалация лжи, только вот, чьей?

Я не буду давать здесь на нее ссылку, чтобы не делать невольную рекламу пасквилю, те, кто захочет убедиться, что я не кривлю душой, могут погуглить сами.

Заметка Гениса небольшая, в ней три пронумерованных раздела.

Раздел первый повествует о том, насколько автор терпим в вопросах политики. Это, почти эссе, в котором рассказывается, какая идиллическая страна Америка, как в ней мирно уживались люди различных политических взглядов и пристрастий, и, наконец, какой сам автор пушистый и толерантный в вопросах политики. Мол, политические расхождения никогда не мешали ему ездить на рыбалку и выпивать и закусывать с людьми из другого политического лагеря – республиканцев, в котором были ближайшие друзья, любимые начальники, Лев Лосев и даже отец автора.

Судя по тому, что сторонники-демократы Генисом не перечислены, остается предположить, что среди них не было людей, заслуживающих упоминания, а, возможно, их и просто не было.

Вообще, каждому, окажись он в такой ситуации, стоило бы задуматься, почему любимые и уважаемые тобой люди придерживаются отличных от твоих воззрений, но иным задумываться сложно, а детская бравада «я сам по с усам» греет незрелую душу.

Так бы первый раздел можно было бы и пропустить незамеченным, если бы не последний абзац, в котором автор делает поворот «все вдруг» от только что нарисованной им же идиллии и сообщает размякшему читателю, что «мы за четыре года обрушились в море ненависти». Он признается, что умные люди объясняют ему, что «свирепая рознь тлела давно», но автор-то понимает, что «это не так».

Можно было бы и не тратить слов: автор уже сообщал, что он не из тех, кто задумывается и слушает. Как в известном анекдоте, он не читатель, он писатель.

И в качестве примеров обрушившейся ненависти Генис приводит… «захват Капитолия» (все выделенное кавычками – цитаты). А, приведя «пример», проводит «естественную» (тут уже кавычки мои) параллель с убийством евреев в Германии во времена гитлеризма.

Похоже, автора не смутила несоизмеримость событий.

Автор также не заметил ни травли со стороны СМИ, которой подвергался избранный Президент в течение всего срока полномочий, ни возникновения либеральной цензуры, ни погромов магазинов во время «мирных протестов» ВLM.

А ведь, если уж проводить параллели, то марши ВLM имеют куда больше сходства с хрустальной ночью, а тотальная цензура (не Трампом введенная!) заставляет вспомнить худшие времена СССР и Германии.

Но читателю уже «неназойливо» внедрили в сознание, что ничего хуже кукольного захвата Капитолия мир не знал, и уже неприкрыто намекнули, кто виноват. Но еще не назвали.

Вторая часть как раз и начинается с прямого указания на виновника. Гадкий Трамп «день за днем уводил за собой моих соотечественников – взрослых, здравомыслящих, опытных, разумных». Казалось бы, в этом снова содержится прямое указание задуматься, если ты не сделал этого раньше, но мы уже знаем, что автор не пригоден для умственной деятельности (см. параграф первый).

«Узнать в тонких, одаренных, интеллигентных и разносторонне образованных людях трампистов было так же страшно, как увидеть любимого поэта или художника в списке стукачей…»

Ни слова до того не было сказано о стукачестве ни с той, ни с другой стороны.

Америка еще не дошла до прямого доносительства, но Генис уже внедрил читателю в подсознание уравнение трампист равен стукачу.

Представь себе, что он был бы на других позициях. Он бы написал так:

«Узнать в тонких, одаренных, интеллигентных и разносторонне образованных людях АНТИтрампистов было так же страшно, как увидеть любимого поэта или художника в списке стукачей…»

Ничего не изменилось ни в логике, ни в доказательствах. Появилась только приставка АНТИ. Теперь уже это агитация ЗА Трампа, впрочем, такая же грязная и подлая, как до того – против.

Агитация, вообще, штука подлая. Если пропаганда даже в худших своих проявлениях еще как-то опирается на знания, то агитация – это расчет на эмоционального и неграмотного слушателя.

«Я… пытался выяснить, почему мы оказались по разные стороны, но так и не смог». Одного этого признания было бы достаточно, чтобы Генису не писать свою заметку, но «дуракам везет», и он находит-таки объяснение, опровергая только что самим же сказанное: причина в том, что как только собеседник определял в Генисе антитрамписта, именно он, собеседник, назначал его, Гениса, изгоем… признаюсь, когда я не могу найти брошенного с вечера носка, у меня тоже всегда жена виновата.

Но не оставаться же в одиночестве! Если все уважаемые живые против, то нужно найти… уважаемого мертвого. Благо, мертвый не возразит.

Андрей Донатович Синявский умер больше 20-ти лет назад и, естественно, ничего не знал и не мог знать о Трампе, но пассаж об «одиночестве» Синявского с немедленным переходом на «изгойство» Гениса прекрасный агитационный ход.

Не могу не поаплодировать: Александр Александрович, и первый и второй раздел написан мастером. По ним можно преподавать. Вы не зря учились на советском филфаке: не знаю, как другие предметы, но беспринципные принципы агитации Вы усвоили прекрасно.

Но плох тот агитатор, которому не на кого сослаться: итак, третий, завершающий раздел.

В начале января Тимоти Снайдер напечатал в NYT статью о Трампе.

Ссылаясь на эту публикацию, Генис снова, (браво, Александр Александрович, ни одна возможность не упущена!) вскользь называет январские события на Капитолийском холме «путчем».

Почему именно на эту статью ссылается Генис, легко понять: обе заметки, и Гениса, и Снайдера выпечены по одной кулинарной книге.

Я позволю себе ни давать ссылку на статью Снайдера, ни делать ее подробный разбор. Скажу только, что она замечательна дискуссией автора с самим собой, в которой он неизбежно побеждает. В поток высказываемых очевидных истин ловко подмешаны (автор не зря, видимо, изучал историю фашизма) – скажу осторожно – очень спорные положения. Но невнимательный читатель проглатывает все подряд, не жуя и не разбирая вкуса.

Одна из задач, которую – признаем! – успешно решает Снайдер, это сто раз назвать Трампа лжецом и фашистом. Как известно, брось десять комьев грязи, девять отпадут, один прилипнет.

Понимая, что назвать Трампа фашистом серьезному ученому невозможно, автор в лучших традициях придумывает название его действиям – «пре-фашизм». Знакомо, так сказать, не кулак, но подкулачник.

И неважно, что дальше в одном месте ему приходится самому признаваться, что «его (Трампа) префашизм далек от фашизма» и что «ни один настоящий фашист не совершил бы ошибку, которую он (Трамп) совершил», главное сделано. Слово повторено и в голову читателя вбито накрепко.

Следующий успешно применяемый прием – это крик «держи вора». Снайдер сетует, что Трамп уничтожил «старый плюрализм газет» и что «эпоха Трампа… является периодом упадка местных новостей». Не знающий правды читатель может подумать, что это именно Президент диктовал газетам, как лучше обливать его грязью, и именно он ввел в обиход либеральную цензуру. Впрочем, и знающий, услышав такое из официальных уст, начнет сомневаться.

Я не буду утверждать, что Трамп всегда был кристально честен, но утверждать, что честны все его противники язык у меня уж точно не повернется.

В общем, статью Снайдера можно охарактеризовать как небольшую по объему, но огромную по агитационной работе.

Как было такую пропустить Генису?!

Ссылаясь на более опытного и искуссного агитатора, он завершает свою заметку рассуждением о лжи Президента Трампа, как практике, возведенной в принцип. Разумеется, эти рассуждения имеют под собой ту же зыбкую почву, что и прочие, но тут он может говорить смелее, потому что сидит на плечах гиганта-Сандерса. Впрочем, некоторые утверждают, что в известной фразе на плечах гигантов сидели… карлики.

Ну, и вспоминая, что он все-таки лирик, свое позорное (!) эссе Генис заканчивает бытовой сценкой с моралью, о том, как его «больной» друг перестал с ним здороваться, потому что… вы угадали, друг – трампист.

Отличное эссе! Прекрасный пример того, как, говоря об одном, сказать совсем про другое. Изумительная работа с 25-м кадром. Можно без изменений рекомендовать для изучения на кусах молодых агитаторов.

Зачем было писать такую статью? Желание успеть вовремя признаться в любви к новому порядку? Желание вовремя лизнуть? Сказать: «Я свой!»?

Боязнь, что сузится возможность печататься?

Мне возразят, что, вроде, Генис раньше не был в подобном замечен… не знаю, времена меняются, да и Довлатова с Вайлем давно уже рядом нет.

Или просто недомыслие? Как у Евг. Шварца: «…молчите. Вы так невинны, что можете сказать совершенно страшные вещи».

На этом можно было бы и закончить. Но любой басне требуется мораль.

В одном из абзацев Генис, сетуя на бывших друзей и не понимающую его Русскую Америку, говорит: «Так я узнал про себя много нового: совок, чекист, деляга, большевик и просто гадина».

Не знаю, обрадую ли его своим признанием, но я не согласен ни с одной из приведенных выше дефиниций.

Я полагаю, что Вы, Александр Александрович, талантливый и умелый агитатор, но при том просто не слишком умный человек, настолько неумный, что принародно в этом признались.

А остальным, я, вслед за Булгаковым, могу только посоветовать не читать до обеда агитационных статей. Впрочем, и после обеда не читайте. Вообще, по возможности, никогда не читайте агиток.